Защитник «Локомотива» Сергей Ефимов: Високосный 2008 год вычеркнул из памяти - Советский спорт

Матч-центр

  • ВХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 19:30
    Динамо СПб
    Лада
    0
    0
  • Футбол14 января 2010 23:16Автор: Бодров Андрей

    Защитник «Локомотива» Сергей Ефимов: Високосный 2008 год вычеркнул из памяти

    Последний официальный матч 22-летний защитник отыграл еще в 2007-м. А после – нули в графе «проведенные матчи». Две страшные травмы фактически вычеркнули из карьеры защитника «Локомотива» Сергея Ефимова два года. «То, что я пережил, врагу не пожелаешь. Будьте здоровы!» – желает всем Сергей.

    СОБЫТИЕ ДНЯ
    ФУТБОЛ

    Последний официальный матч 22-летний защитник отыграл еще в 2007-м. А после – нули в графе «проведенные матчи». Две страшные травмы фактически вычеркнули из карьеры защитника «Локомотива» Сергея Ефимова два года. «То, что я пережил, врагу не пожелаешь. Будьте здоровы!» – желает всем Сергей.

    Сначала было счастье. Анатолий Бышовец привлек к основному составу молодого защитника, и уже в марте 2007 года, в дебютный месяц в премьер-лиге, Ефимов получил вызов из сборной России! Летом того же года в составе железнодорожников он стал обладателем Кубка России.

    А через год начались несчастья. Февраль 2008-го, матч между молодежными сборными России и Белоруссии. Разрыв крестообразных связок. Операция, восстановление – итого полгода без футбола. Август того же года – рецидив, и все по новой, только сроки лечения значительно увеличились. Лишь сейчас Ефимов начинает выходить на прежний уровень.

    В интервью «Советскому спорту» Сергей рассказал о себе и о сокровенном желании: на этот год загадал матч-возвращение…

    «В БАКОВКУ ПРИЕЗЖАЮ И СПЛЮ»

    – Вы начали заниматься футболом только в 11 лет. По нынешним меркам – очень поздно.

    – Согласен. Других ребят с раннего детства в секцию отдали. Но отстающим себя не почувствовал, наверное, помогли физические данные. Живу я в подмосковном Пушкино, а футболом начал заниматься в соседней Ивантеевке. Тренер на меня взглянул: «Ты большой, иди в защиту». Потом меня заметили в каком-то мини-футбольном матче и позвали в «Локомотив».

    – Что такое быть воспитанником «Локомотива»?

    – Мы такие, как все. Но, пожалуй, отношение руководства, сотрудников клуба теплее, – все же долгие годы знакомы. На сборах нас несколько таких – Камболов, Чочиев и еще молодые ребята. Я прошел все ступени: школу в Перово, интернат, дубль, попал в основу. Еще в интернате перед нами ставили самые высокие задачи. Нас настраивали только на победы. Выигрывали чемпионат России, кубки…

    – Сколько у вас уходит времени на дорогу из Пушкино до базы в Баковке?

    – Часа два. 74 километра в одну сторону. Но я с детства привык к дальним расстояниям. Отец меня довозил до школы за два-три часа и приговаривал: «Давай тренируйся хорошо, не просто же так я время трачу!». Если добираться до Баковки в час пик, можно и застрять. Поэтому я поступаю так: встаю в пять утра, доезжаю до базы по пустым дорогам (успеваю до рассвета!) и опять ложусь спать. К тренировке – как огурчик.

    – Слышал, вы привыкли к сельскому образу жизни.

    – Когда оказываюсь в многоэтажке у кого-нибудь в гостях, немножко непривычно. Я привык к тому, что есть отдельный дом, приусадебное хозяйство. Раньше я родителям помогал: копал грядки, кормил птицу. А теперь времени не хватает, а иногда и сил. Разве что с собаками поиграюсь. В свободное время занимаюсь строительством своего дома, где планирую жить с супругой Валерией.

    «ГОЛОС БОРОДЮКА УЗНАЛ СРАЗУ»

    – Вам – 22, но в основе – старожил. Семин вас привлек еще до своего ухода в сборную в 2005-м.

    – Кажется, провел тогда одну-единственную тренировку под руководством Юрия Павловича. В основу позвали нескольких молодых ребят «для комплекта». А вскоре Семин покинул клуб. Познакомились и пообщались с ним позднее, когда он стал президентом клуба.

    – «Вы еще вспомните тренера, открывшего Ефимова…»

    – Чья цитата? Бышовца? Если честно, на первых сборах при Бышовце в 2007-м я не был доволен собой. Тем не менее оказался в основе – кто-то из заслуженных приболел. Анатолий Федорович наигрывал меня, и чем ближе был чемпионат, тем больше я удивлялся. Вышел против «Кубани» в первом туре. Сказка…

    – А потом звонок из сборной.

    – Я занимался домашними делами. Кто-то позвонил, но точно не из сборной, и сообщил эту новость. Не поверил, конечно. А вскоре на связь вышел Бородюк. Тогда я начал потихоньку обалдевать – голос точно его, Александра Генриховича. Зашел в Интернет, изучил список кандидатов. Для убедительности еще и газет на следующий день купил. Все точно – моя фамилия.

    – Что было дальше?

    – Матч с Эстонией. У сборной были серьезные проблемы с защитниками. Меня включили в заявку. Сижу на скамейке и вижу, как падает Анюков, к нему врачи подбегают. Оглядываюсь: из защитников я один на замене. С одной стороны, не прочь выйти на поле. С другой – волнение одолевает страшное. Но с Анюковым все обошлось.

    Вообще та история обнажила проблему нашего футбола – защитников мало. Я помню, как в детстве болел за сборную России. Как играли братья Березуцкие, Игнашевич, Анюков, Колодин, так и продолжают. Смена пока не вырисовывается. Может, защитники у нас в России долго созревают?

    – Родители вам сделали замечание в тот период: «Поменьше интервью, Сережа». Их смущала ваша популярность?

    – Наверное, я сам виноват. В первых интервью наговорил лишнего с непривычки… Во всем надо знать меру. Много интервью – это не во благо. Ведь было немало ребят, которых ярко преподносила пресса, а потом беда какая-нибудь, травма, и карьера шла на спад.

    – Но вы-то «звезду» не поймали!

    – Скажу больше: тот вызов в сборную стал для меня неким толчком. Я стал более старательным в тренировках.

    – Молодым свойственна нестабильность. Когда почувствовали спад?

    – Выиграли с «Локомотивом» кубок, и я «сдулся». Бышовец поддерживал меня: говорил о футбольных тонкостях, разъяснял ошибки.

    – Что-то почерпнули из культурного наследия?

    – Анатолий Федорович – поэт. Цитировал философов, других известных личностей. Я не любитель этих дел, и все изречения уже позабыл. Бышовец будто ненароком вставлял цитаты во время теоретических занятий, на разборах игр. Иногда яркая цитата служила тонким намеком на что-то. Мы, молодые, в этом плане были малопонятливые. Кстати, в раздевалке и на установках не было никаких лирических отступлений.

    – Самый счастливый миг – выигрыш Кубка в 2007-м?

    – Жара была страшная, мы забили «Москве» лишь в дополнительное время. В раздевалке все веселились. Помню, просто сидел на лавочке и даже шампанского выпить не мог – устал. Видел, как кубок сломали. На эту тему много чего было сказано и несправедливого в адрес игроков. Кубок был тяжелый, но в то же время хлипкий. Его Лоськов или Билялетдинов, точно не помню, просто взяли в руки, и вдруг кусок целый отвалился.

    «Я БЫЛ ОПУСТОШЕН»

    – Вспомните, как началась «другая жизнь»?

    – У меня никогда не было проблем с ногами. Поэтому первая травма стала потрясением. Играл за «молодежку», вдруг в ноге два раза щелкнуло. Ни болей никаких, ни ощущений. Я мог спокойно ходить и бегать. Не думал, что все так серьезно. Ребята, которые на трибуне сидели, сказали потом, что эти щелчки были хорошо слышны. Прошел обследование. Выводы: необходима операция на «крестах», затем длительное восстановление. Ладно, с кем не бывает… Я делал все, что предписывали врачи, чувствовал себя хорошо. И когда уже реабилитация подошла к концу, случился рецидив. Вот это было страшно.

    – Что произошло?

    – Дело было в августе. Мячом с ребятами игрались, смеялись. Я развернулся и… упал. И сразу все понял. Те же безболезненные ощущения. Я сам дошел до машины, уехал. Дома нога опухла. Поехал к врачу. Жидкость откачивали из колена, крови было много. Далее – рентгеновские снимки в руки и билет в Германию.

    – И наступили минуты полного отчаяния.

    – Типа того. Когда снимок сделали в больнице, врач сказал: «Не повезло тебе, мальчик». Тут уж руки опустились. Морально я был опустошен, никого не желал видеть, даже близких. Хотелось быть одному. Но депрессия долго не продлилась, дня два, не больше. Мне очень помогли поддержка родных, цели какие-то в жизни… Мне говорили: может, сглазили тебя? Но я не верю в сглаз и прочее. Может, и ошибаюсь.

    Прилетел в Германию. У врача с языка сорвалось: «Капут!». Все лечение пришлось повторить сначала, а потом еще девять месяцев провести без футбола. Я в Германии столько времени провел, что, казалось, на немецком начну разговаривать. Выучил кое-что. Как таблеток попросить, поприветствовать и поблагодарить врача. Знаю даже, как по-немецки сказать «обезболивающее». В общем, врагу такой жизни не пожелаешь.

    – 2008 год – високосный…

    – Вот-вот, и об этом задумывался. В тот год у меня еще машину угнали прямо из двора, джип «Кайенн». Теперь предпочитаю машины поскромнее. А еще спина разболелась. Мне даже показалось, что начал разваливаться. Да и у всех родственников тот год корявым получился. Когда в новогоднюю ночь проводили 2008-й, как-то легче на душе стало. Хотелось вычеркнуть из памяти тот високосный год.

    – Не боялись звонка из клуба? «Извини, ты нам больше не нужен». Такое бывает.

    – Мысли посещали, но ничего подобного не произошло. Мне все помогли, поддержали: руководство, врачи, тренеры, ребята… Контракт с «Локомотивом» продолжает действовать, новые варианты подыскивать не предлагали. Хочется вновь заиграть в «Локомотиве». Время покажет…

    – Из сборной шла поддержка?

    – Приятно, что Бородюк и Корнеев помнят меня в лицо. Узнавали при встречах, желали скорейшего выздоровления. Звучали обнадеживающие реплики: мол, помним о тебе, набирай скорее кондиции. Я желал удачи тренерам в решающих отборочных матчах к чемпионату мира. Жаль, что в Словении так погано сложилось.

    – Какой вывод вы сделали для себя из истории с рецидивом?

    – Надо больше и скрупулезнее работать над «физикой», особенно на сборах, чтобы минимизировать возможность получения травмы. Сейчас, к счастью, все нормально, все забыто. Были проблемы с весом, но я лишние кило сбросил. Во время зимнего отдыха не позволял себе ничего лишнего.

    – Поделитесь секретами диеты.

    – С отцом поспорили: кто больше сбросит. Это он меня так подстегивает. Я вообще ничего не ел, только чай пил. Говорили: желудок не посади. Да нет – нормально себя чувствовал. Отец сбросил четыре кило, я семь. После травмы набрал 90 килограммов, а теперь вес рабочий – в районе 81–84. Могу позволить себе одно пирожное к чайку. Но с весами надолго не расстаюсь – пять раз в день взвешиваюсь.

    «НА МАШИНЕ – МОЙ НОМЕР»

    – Как случилось, что два игрока «Локо» – Сергей Ефимов и Денис Глушаков назначили свои свадьбы на один день – 19 июня 2009 года?

    – Денис пригласил меня на свадьбу в Ростов за два месяца до события. А мы с Валерией спустя месяц тоже решили пожениться. Перерыв в чемпионате летом был коротким, к тому же в ЗАГСе не было других свободных дат, вот и совпало. Я не стал перетаскивать у Дениса футбольную компанию. Мы тихо-мирно отпраздновали в семейном кругу.

    – Ваш игровой номер – 69-й. Он в чем-то символичен?

    Сергей Гуренко почему-то все время смеялся над моим номером. «Страшный ты человек, Ефимов», – говорил. Что смешного в 69-м номере, я так и не выяснил у Гуренко, у каждого свои ассоциации. У меня – никаких. Но на машину госномер себе повесил «069».

    ЛИЧНОЕ ДЕЛО

    Сергей ЕФИМОВ

    Защитник.

    Рост 185 см, вес 81 кг.

    Воспитанник футбольной школы «Локомотив».

    Родился 15 октября 1987 г.

    Карьера: дебютировал в основном составе «Локомотива» в 2007 г., в марте того же года получил вызов в сборную России. В чемпионатах России провел 24 матча.

    Достижения: обладатель Кубка России-2007.