СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
ИНТЕРВЬЮ В НОМЕР

В четверг теперь уже экс-полузащитник самарских «Крыльев» Иржи Ярошик подписал контракт с испанской «Сарагосой» сроком на полтора года. После чего чех рассказал о последнем сезоне самарских «Крыльев».

О «САРАГОСЕ»

После окончания чемпионата 32-летний Ярошик стал свободным агентом. В российской прессе появлялась информация о том, что им интересуется «Москва», но до конкретики, как теперь понятно, дело не дошло. Пару дней назад в чешских газетах Иржи отправили в пражскую «Спарту». Но то, как оказалось, вариант от безнадеги – если бы других уже не было.

В среду вечером Иржи уверил справлявшегося о его делах корреспондента «Советского спорта»: «Все, в Россию я теперь, наверное, приеду только менеджером или тренером». Дело с будущим трудоустройством клеилось, но Иржи не спешил называть даже страну будущего «офиса».

А в четверг утром «Сарагоса» (19-е место в Примере) на официальном сайте подтвердила трансфер чешского полузащитника. И с корреспондентом «Советского спорта» Ярошик беседовал уже после первой тренировки в составе «Сарагосы».

— Как бы, Иржи, ваша «Сарагоса» не вылетела во второй дивизион…

— Нет, думаю, до вылета не дойдет. «Сарагоса» — средний клуб испанской лиги. Не та команда, которая каждый год борется за выживание. В этом году, как мне рассказали, были небольшие проблемы с составом, но сейчас вместе со мной придут четыре–пять новых футболистов. Дела, думаю, пойдут на лад.

— Почему срок контракта рассчитан на полтора года и довольны ли вы условиями соглашения?

— Какой контракт предложили, на такой я и согласился. А условия… Если брать в расчет все вместе – финансы, уровень чемпионата, команды – то все нормально. Я доволен.

— Почему поехали в 19-ю команду Испании, а не остались в России?

— В России не предложили контракта, вариантов не было. С одной стороны, я до последнего ждал предложений, с другой – все-таки отыграл в вашей стране четыре года, и надо было что-то поменять. Европейские варианты время от времени появлялись – Турция, Германия… Но я выбрал «Сарагосу» и не жалею об этом.

— В России писали, что контракт вам предлагала «Москва».

— Я тоже читал об этом. Но предложений не было.

— Соглашение с «Сарагосой» — последний контракт в вашей карьере?

— Конечно, все будет зависеть от здоровья. Загадывать сейчас сложно, но пока я не думаю о завершении карьеры через полтора года. Рановато мне еще финишировать.

— Ваш последний сезон в России удачным никак не назовешь. Не отбил ли 2009 год охоту ехать в Россию?

В России все знакомо. Много друзей, я выучил язык. Поэтому и не решался никак на то, чтобы принимать нероссийское предложение. Да, прошлый сезон был сложным, но ведь «Крылья» — не единственная команда в России. В другом месте все могло сложиться совсем иначе.

О ДОЛГАХ «КРЫЛЬЕВ»

— Сколько сейчас «Крылья» вам должны?

Зарплату с сентября 2009-го и премиальные с октября 2008 года.

— То есть премиальных вам не платили больше года?

— Нет. Я думаю, что также не платили премиальных и другим футболистам.

— Что говорило руководство?

— Что все будет хорошо, что нужно подождать, что у нас замечательная команда. Как я понимаю, все ждут начала февраля, когда «Крылья» будут получать лицензию на право играть в этом сезоне. Но для этого надо рассчитаться с долгами. Думаю, в Самаре собираются сохранить «Крылья», поэтому спонсоры клуба расплатятся.

— Когда вы в ноябре уезжали из Самары в Чехию, что вам говорили о выплате долгов? Был дэдлайн, когда деньги заплатят?

— Сказали, что через месяц-два все образуется. Сейчас в это, конечно, не верится. Не знаю, как другие ребята, но я определился – если до 20 января деньги не будут перечислены, подам жалобу в ФИФА. Я общаюсь с Юрием Газзаевым, он говорит, что клуб обязательно рассчитается по долгам. С другой стороны, он главный тренер команды и понимает, что без денег результата не будет, он заинтересован, чтобы ребята успокоились.

Если «Крылья» попросят вас об отсрочке выплаты долга, что ответите?

— Скажу, что жалоба подана и по долгам надо платить. По-моему, это нормально.

— Как говорят, долг перед вами составляет один миллион долларов.

— Нет, меньше. Вы ведь знаете, что мне сократили зарплату из-за интервью, которое я дал «Советскому спорту».

— Я-то знаю, но, на мой взгляд, будет лучше, если об этом расскажете вы.

— Летом я вам дал интервью, которое очень не понравилось руководителям «Крыльев». У меня нет претензий к вам, я просто хотел, чтобы команда собралась, чтобы финансовые вопросы были решены. Ведь впереди был важный отрезок чемпионата, предстояли матчи Кубка УЕФА. Надо было встряхнуться.

— Получилось?

— Нет. За то интервью я был оштрафован на сумму около 400 тысяч долларов. И это была не очень приятная ситуация. Вообще из всей этой истории я вынес один важный вывод. Он вовсе не о деньгах.

— О чем же?

— Понимаете, все футболисты понимают, что деньги так или иначе клуб заплатит. Не сразу, так после сезона. Не заплатить могут только в том случае, если клуб обанкротится. Но не думаю, что в «Крыльях» пойдут на это. Но в тот период, когда денег не платят, команда играет без настроения. Не хочу сказать, что такое происходит только в России, нет – это есть и в других странах тоже. И это очень плохо. Потому что деньги тебе потом вернут – не могут не вернуть, а вот время карьеры уже ушло. Футболист обязательно должен быть голоден до побед, и, если он играет с полной отдачей, растет в мастерстве, свои деньги он потом все равно заработает.

— В России это понимают?

— В «Рубине» это точно понимают. Посмотрите, ведь там была похожая ситуация. Футболистам в середине сезона тоже не платили денег, а на настрое это никак не сказалось. Команда продолжала играть хорошо и в итоге в Лиге чемпионов победила саму «Барселону». Причем в тот момент, когда долги по зарплате составляли три месяца.

— Вы говорите, что у футболистов не должна превалировать финансовая мотивация. Если не она, кто или что должно двигать игроками?

— Игра за свое имя. Объясню на примере молодого полузащитника «Крыльев» Игнатьева. Он раскрылся в Самаре и ушел в «Локомотив». В Самаре есть очень талантливые молодые футболисты. Но это сейчас, а если в течение года-двух они не будут прогрессировать, то станут просто средненькими. Даже если не платят долго, надо все равно играть в футбол, отдаваться игре полностью. Потому что, во-первых, потом все равно деньги вернут, во-вторых, если парень хорошо играет, он обязательно будет востребован и перейдет в другой клуб, где хорошо платят. Как это случилось с Игнатьевым. Если же футболист постоянно думает о деньгах, а не об игре, он скоро станет никому не нужным. На первом месте всегда футбол, и только потом – деньги.

— Вы говорите о штрафе в 400 тысяч долларов. Кто вам об этом сказал?

— Как я понял, это решение президента клуба. О штрафе мне сообщил Макеев (гендиректор клуба. – Прим. ред.).

— Иржи, это самое дорогое интервью в моей жизни.

— В моей тоже. Вам, наверное, стоит повысить цену на «Советский спорт» на рубль и постепенно компенсировать мне потери. Шутка! К вам претензий нет.

— У меня в голове не укладывается, каким образом команда могла целый год отыграть без премиальных. У вас что, не было положения о премировании, где все расписано?

— Не знаю. Перед сезоном к нам приехали руководители клуба. Речь зашла о тройке призеров. Мы в начале года играли неплохо, а потом развалились. Но в России, во-первых, много больших команд – «Спартак», «Зенит», «Локо», «Рубин», ЦСКА – конкуренция высокая. А во-вторых, хочу сказать, что президенту надо почаще интересоваться делами команды, а не только говорить в начале сезона: «Задача такая. Увидимся через год на вручении медалей».

О БУДУЩЕМ «КРЫЛЬЕВ»

— Каково, на ваш взгляд, будущее «Крыльев»?

Многое зависит от того, как будут обстоять дела с выплатой долгов. Без денег построить даже среднюю команду невозможно. В Самаре у меня было плохое, но было много и хорошего. Много болельщиков, простых людей, не фанатов, которые переживали за команду. В общем, желаю успеха «Крыльям».

— Если футболистам подолгу не платили, на что они живут? На старые запасы или берут в долг?

— Те, кто постарше, живут на то, что удалось скопить. Мне — удалось. Молодым куда тяжелее. Не такой уж большой контракт… Я давал в долг некоторым. Поэтому было вдвойне обидно, когда после того интервью руководители клуба сказали, что это я создал в команде плохую атмосферу. Мне сказали, что тем интервью я отвадил спонсора от клуба. Я в это не верю. Полная ерунда.

— Те, кому давали в долг, вернули?

— Почти все вернули. А остальное получу на открытии нового стадиона в Самаре.

— Его и строить не начали.

— Ну, дождусь когда-нибудь… Обид нет.

— Не хотите поговорить о матче «Терек» — «Крылья»?

— Нет. Достаточно и того, что написали журналисты об этой игре. Я уже говорил — счастлив, что не играл в этой встрече. В то же время я верю ребятам, которые говорят, что матч не был договорным. Я должен верить. Это мои партнеры по команде.

— Сколько тренировок вы уже провели в «Сарагосе»?

— Одну (разговор состоялся в четверг. – Прим. ред.). Приходится догонять – ребята уже провели половину чемпионата и делают все быстро, в одно-два касания. Испанский чемпионат один из самых быстрых и сильно отличается в этом от российского.

— Как дела у Коллера?

— В субботу у него первая игра в составе «Канна». Он тоже обеспокоен задержками с выплатой долгов «Крыльями».