СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
ПРЕМЬЕР-ЛИГА. ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

Уважаемый Сергей Александрович! Неделю назад вы объявили, что собираетесь искоренять нецензурщину, которая, словно паутина, опутала трибуны наших стадионов. В минувшие выходные вы услышали ответ от фанатов, в том числе питерских, интересы которых вы неоднократно отстаивали. Я,как вы понимаете, говорю о матче «Динамо» – «Зенит». Ответ прозвучал не то что нецензурно – он прозвучал чудовищно. Вопрос в том, чтобы не останавливаться только на декларации намерений. С этим злом, этим хамством, этой распущенностью надо бороться. Бороться напалмом.

ЧТО БЫЛО

СЧАСТЬЕ МАЛЬЧИШКИ

Сергей Александрович, позвольте начать издалека. Родился я в Крюкове, но рос в Алабушеве – это по Ленинградской дороге. Мальчишкой я был без ума от футбола, попасть на стадион было для меня высшим счастьем. За этим счастьем я и ехал каждый тур – на «Динамо», в «Лужники», куда угодно. Таких, как я, фанатов были сотни. Мы действительно были фанатами – мы обожали футбол, боготворили тех, кто ради нас выходит на поле. На стадион ребят младше 12 лет пускали только в сопровождении взрослых, поэтому мы, опытным взглядом выцепляя на выходе из метро взрослых болельщиков, подходили к ним с просьбой: «Дядь, проведи!». Нас проводили без вопросов.

На стадионе была восхитительная, праздничная атмосфера. Уже задолго до матчей народ прогуливался по окружающим паркам, предвкушая настоящее зрелище. В буфетах продавались чай, соки, незамысловатые бутерброды, сосиски и даже пиво. Представьте себе, тогда как-то обходились без закона, запрещающего алкоголь на спортивных объектах. И когда на трибуне мы присаживались на свободное место (иногда оно находилось только на ступеньках), то не боялись получить по голове петардой или услышать матерное хоровое скандирование, от которого уши сворачиваются в трубочку.

После матча я отправлялся на электричке домой, и рядом со мной зачастую ехали болельщики обоих недавних соперников. Не бездельники, после игры забивающие «стрелку», чтобы отдубасить друг друга, а нормальные рабочие люди, которые играли в домино и рассуждали о футболе с интересом, знанием дела и уважением к собеседнику. Я, помню, затихал и слушал, слушал, слушал, иногда только в последний момент вспоминая, что мне нужно сойти на своей станции.

В том самом Алабушеве, в котором после матча «Динамо» – «Зенит» состоялась очередная кровопролитная драка фанатов…

ЧТО БУДЕТ

УДОВОЛЬСТВИЕ ДЛЯ МАЗОХИСТОВ

Хотя называть тех, кто так громогласно выступил в ходе матча «Динамо» – «Зенит», «фанатами» – на мой взгляд, преступление перед футболом. И пусть для кого-то это прозвучит наивно, но я искренне считаю: людям, не уважающим заслуги такого великого футболиста, как Лев Яшин, не место на стадионах.

Я был свидетелем первых фанатских выездов в Советском Союзе. Помню, в 1977 году мой «Спартак» выступал в первой лиге. И перед самым перерывом в чемпионате мы уступили в Минске. Так спартаковские болельщики пришли на вокзал, чтобы нас утешить: «Не переживайте! Мы все равно за вас будем болеть!».

А нынешние деятели, которые поворачиваются спиной к полю и приходят на стадион исключительно с целью выплеснуть негатив и агрессию? Зачем им футболисты? Пусть платят по 200 рублей, приходят на пустой стадион и под присмотром милиции орут мерзости в адрес друг друга, получая от этого мазохистское удовольствие! Почему из-за них должны страдать нормальные, адекватные болельщики, которые все чаще просто боятся ходить на стадион?

Сейчас руководство РФС собирается воздействовать на фанатов через группу людей, которая громко нарекла себя Всероссийское общество болельщиков (ВОБ). Но сколько настоящих любителей футбола в нее входит? Кто ее возглавляет? Несколько лет назад на одной из телепередач, где я участвовал, проходили дебаты. Вдруг в зале встал человек и, не стесняясь телекамер, произнес речь, наполовину состоящую из ругательств и оскорбительных выражений в мой адрес. Потом я поинтересовался, кто это такой. «Динамовский лидер Шпрыгин», – сказали мне.

Сергей Александрович, вы надеетесь, что теперь этот Шпрыгин в роли главы ВОБа искренне поддержит вас в борьбе с нецензурщиной?

«СИДИ НА ДАЧЕ!»

В дикие 90-е, когда народу было не до футбола – выжить бы! – так называемые фанаты были едва ли не единственными посетителями стадионов. Но работа с ними была пущена на самотек, из-за чего сегодня наш спорт находится на грани катастрофы. Хотя на дворе куда более благополучные времена – и люди семьями выбираются даже на хоккей, не говоря уж о театрах и кинотеатрах.

Многие из нынешних игроков даже не догадываются, что аудитория на их матчах может быть совершенно иной. Поверьте, пять–десять тысяч глоток, которые приходят «оторваться» на трибунах, – не те болельщики, за которых надо держаться и которых надо стремиться сохранить любой ценой. Клубы зарабатывают на них меньше, чем платят штрафов за их безобразное поведение. Зато сколько настоящих, искренних болельщиков они недосчитываются?

С ними нельзя заигрывать. Нельзя доверять. Нельзя откупаться билетами на матчи сборной. Часть из них уже проворовалась на этом, став персонами нон грата в среде себе подобных.

Мы проигрываем им наш футбол, Сергей Александрович. Как говорят в голливудских фильмах: мы его теряем. Я вдруг до боли осознал на днях, ЧТО БУДЕТ, если закрыть глаза на нынешнюю ситуацию.

После минувшего тура я был приглашен на радио. Речь зашла в том числе и о беспределе фанатов на матче «Динамо» – «Зенит». Я высказал свою позицию по этому поводу, а в ответ услышал от одного дозвонившегося: «Не нравится, сиди на даче, пей пиво с воблой и смотри футбол по телевизору».

И вот я сижу на даче в ожидании трансляций матчей очередного тура и пишу вам письмо.

ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ

ГОТОВ ВОЗГЛАВИТЬ КОМИССИЮ ПО ЭТИКЕ

Если начинается война, Сергей Александрович, то я, как бывший игрок, как журналист, – на вашей стороне. И все мои бывшие и нынешние коллеги, я уверен, тоже.

Нужна жесткая политика в отношении персонажей, которые называют себя фанатами, а ведут себя, как люди, не имеющие никакого уважения к футболу. Возможно, я слишком категоричен, но во время игр они не должны появляться поблизости от стадиона под страхом уголовного наказания. В Англии пришли к этому после того, как страна была на пять лет отлучена от еврокубков по милости своих болельщиков. Вряд ли вы, как сознательный человек и как чиновник, пропагандирующий идею заполучить ЧМ-2018, хотите, чтобы мы повторили судьбу англичан. А мы к этому идем. Уже открыто оскорбляют легенду отечественного спорта, открыто унижают женщину, заслуженную артистку России. Чего мы еще ждем? Чтобы в «околофутбольной» драке погиб подросток, как уже случалось однажды на исходе 90-х?

Когда год назад случился матч «Терек» – «Крылья Советов», мы впервые, по-моему, услышали словосочетание: комиссия по этике. Этот орган так и не ожил с тех пор. А у нас тем временем нашелся другой повод вспомнить об этике в футболе. Я говорил тогда, говорю и сейчас: я готов возглавить эту комиссию. Готов найти соратников, людей честных и преданных спорту. Готов пешком дойти до Мишеля Платини и добиться для комиссии полномочий наказывать клубы, которые продают матчи, игроков, которые забывают, для кого выходят на поле, фанатов, которые не уважают футбол.

Отказавшись от кучки агрессивных недорослей, которые используют футбол в своих интересах, мы сможем снова вернуть праздник на стадионы. И сможем снова отпускать туда своих детей и не бояться за них.