СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
СМОТРИТЕ, КТО ПРИШЕЛ

Гаджи Гаджиев в интервью корреспонденту «Советского спорта» рассказал, тренирует ли он на самом деле «Анжи», признался, что уговаривал Омари Тетрадзе остаться в команде, а также сообщил, что именно говорит людям, предлагающим сыграть ему договорняк.

ГАДЖИ ГАДЖИЕВ ВСЕГДА ИГРАЕТ В ЧЕСТНЫЙ ФУТБОЛ
 

«РАБОТАЮ В «АНЖИ» ГЛАВНЫМ ТРЕНЕРОМ»

— Гаджи Муслимович, вот уже месяц как вы трудитесь в «Анжи», но при этом официально вас тренером никто не объявляет… Что за конспирация такая?

— Да нет здесь никакой конспирации, – смеется Гаджиев. – Ситуация нормально развивается. В принципе я действительно работаю как главный тренер. Тренировки проходят по моему плану, я даю команде предматчевую установку, беседую с ребятами в перерыве и так далее. Просто пока не подписал контракт.

— Вы как-то говорили мне, что предложение «Анжи» – из разряда тех, от которых не отказываются. Но вы действительно хотели вернуться в Махачкалу или просто решили не подводить хорошо знакомых вам людей?

— И то, и другое. С одной стороны, и президент клуба, и президент республики меня на самом деле очень просили помочь. И я не мог им отказать. С другой — Махачкала – это моя родина. Здесь у меня отец, родственники, друзья. Потому, конечно, я очень рад работать именно в Махачкале.

— Так понимаю, в ваши обязанности входит не только работа с «Анжи», но и развитие футбола в Махачкале в целом. Получается, вы будете делать то, что так и не осилил в России Гус Хиддинк?

— Эти ситуации сравнивать не слишком корректно. Одно дело, если бы Хиддинк работал в Махачкале или, скажем, в Лаосе. Я к тому, что Россия слишком большая страна, чтобы ее футбол развивал один Гус Хиддинк. Он изначально не мог этого сделать. Было ошибкой поручить ему программу развития нашего футбола. В любом случае я действительно буду заниматься не только «Анжи». Собираюсь помогать Федерации футбола Дагестана, которую возглавляет Будун Будунов. Все-таки в Махачкале не так много людей, реально способных поделиться своим опытом и знаниями для развития футбола.

— Уход Омари Тетрадзе многих шокировал – вы были в их числе? Со стула, например, не упали, когда узнали о его отставке?

— К счастью, падений не было. Но, честно говоря, я считаю, что ему стоило продолжить работу с командой. Мы с Омари много общались, и я знаю, что его нередко посещали мысли покинуть «Анжи». Но я всегда пытался уговорить Тетрадзе остаться. В любом случае — в последнее время мы стали реже общаться, и я не знаю, почему именно он ушел.

— Тетрадзе в интервью нашей газете говорил, что ушел прежде всего потому, что ему надоела постоянная критика за большое количество грузин в составе. Притом что у Омари просто не было другого выбора – ибо в Махачкалу мало кто хотел ехать. Вот он и брал много грузин.

— Действительно, это точная информация. Я знаю, что Омари регулярно в этом обвиняли. Но, естественно, критика была необоснованной. Не важно, сколько грузин играет в составе. Главное, чтобы они были квалифицированными футболистами.

— Ну а вы сами как боретесь с этой проблемой?

— А я ни с чем не борюсь. У меня в команде играют профессионалы. Независимо от национальности. Если футболист хорошо играет – я буду ставить его в состав. Не важно, дагестанец он или нет. В любом случае — к футболистам, выросшим в нашей республике, надо относиться бережнее. Например, Лахиялов и Асильдаров нынче играют за другие клубы. А ведь это серьезные футболисты. Поймите, чем больше будет своих воспитанников – тем меньше придется приглашать легионеров. Но, разумеется, искусственно «впихивать» в состав дагестанцев я не собираюсь.

«ЗАДАЧА «АНЖИ» – НЕ ВЫЛЕТЕТЬ»

— Смотря на состав «Анжи», диву даешься – почти ни одной знакомой фамилии, мало у кого есть опыт игры в премьер-лиге.

— А вы вспомните: когда «Анжи» в 2000 году вышел в премьер-лигу, пара нападающих Будунов — Ранджелович признавалась экспертами худшей в чемпионате. А в итоге стала чуть ли не лучшей. Плюс Агаларов, Сирхаев, Рахимич – никто их не знал, а они оказались отличными игроками! Конечно, я не говорю, что сейчас мы, как и в 2000 году, займем четвертое место и выйдем в финал Кубка России. Просто ведь даже звезды мирового футбола когда-то были неизвестными, правда? Так что если хотя бы несколько человек из этого состава вырастут в сильных футболистов – я буду очень доволен.

— И тем не менее: руководство ставит вам задачу не вылететь?

— Действительно, на данный момент задача – сохранить место в премьер-лиге. Впрочем, если ребята по ходу чемпионата почувствуют уверенность в себе, то цель можно и подкорректировать на более высокую. Другое дело, что и завышенных задач ставить не надо.

— Почему вы решили работать в тандеме с Андреем Гусиным и возможно ли, что он станет играющим тренером?

— Гусин – Гражданин с большой буквы. Андрей никогда не ставит собственные интересы выше интересов коллектива, умеет главное отличить от второстепенного. И я уверен, что он вырастет в сильного тренера и хорошего педагога. Что касается должности играющего тренера, то это возможно. Но только в том случае, если у нас, не дай бог, возникнут серьезные проблемы с составом по ходу сезона.

— Чуть ли не любая победа «Анжи» некоторой частью футбольной общественности ставится под сомнение – мол, а вдруг Махачкала сыграла договорняк. Вас не злят эти разговоры?

— Нет, они меня не злят. Потому что я слышу обвинения в договорняках уже много лет. Просто надо быть выше этого, вот и все.

— Вам предлагали играть договорняки?

— Конечно. Притом не один и не два раза. Мне звонили, предлагали, но я всегда отказывался. И повторял этим людям одно и то же: «Хотите – играйте договорняк. Но я в этом не участвую». Поймите, я не могу сказать футболистам: «Завтра вы сдаете игру», а послезавтра заставлять их же пахать на тренировках, чтобы сыграть следующий матч честно. Надо все матчи играть честно – тогда и проблем не будет.