СОБЫТИЕ ДНЯ. ФУТБОЛ
ПРЕМЬЕР-ЛИГА

ПАС ОТ ВАСИЛИЯ УТКИНА

Смотрю я на таблицу чемпионата и задаюсь вопросом: откуда столько страстей? Ну, допустим, считают нужным в нашем чемпионате шесть клубов (может, и больше, мне считать лень) объявить целью сразу золото. Ну, предположим, эти слова болельщики и считают за отправную точку. А что, боление у нас ведь тоже путают с росписью по простыням и хоровым пением.

ЧТО ЭТО: ЖАРКАЯ БОРЬБА ИЛИ ЕЕ ИМИТАЦИЯ – СРАЗУ НЕ РАЗБЕРЕШЬ. ТУТ БЫ СПЕЦИАЛИСТАМ И ОБЪЯСНИТЬ НАРОДУ, ОТЧЕГО СТЫКОВ МНОГО, А ГОЛОВ МАЛО.
 

ОБ ИГРЕ – ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ

Сходил человек, попел надсадно, как солдат на плацу, – в общем, как в кружок – и домой. Нет, правда, я, когда оказываюсь поблизости от поющих и прыгающих секторов, то постоянно отвечаю на вопросы типа – кто именно бил, кто пасовал. Люди заняты, и отказывать им в информации некрасиво.

В общем, ничего удивительного, что по прошествии восьми туров публика отталкивается не от игровых впечатлений, а от предсезонных слов. А другая ее часть пробует примирять в себе сугубо игровое опять-таки с предсезонными спичами. Об игре как таковой никто не говорит. Почти.

Тут я сделаю отступление.

А откуда нашим болельщикам иметь иные склонности? Футбол игра, конечно, простая – открылся и отдал, но то ведь слова Стрельцова и основывающиеся на его, стрельцовском опыте. Об игре в футбол по-человечески, чтобы что-то стало понятно, у нас способны поговорить единицы. Ну, чтобы были желание понять и радение объяснить.

Как любые уникумы, эти сведущие доступные люди смертельно надоели всему футбольному миру. В том числе болельщикам. Но и футбольные люди смотрят на разговорчивых, исторически близких себе собратьев как на дурачков. Я не далее как вчера, после игр тура, сидел в отличной, поголовно футбольной компании, которую душевно люблю. Нет, правда, коллектив подобрался покладистый, душевный, можно сказать, с огоньком. Вместе мы смотрели предспартаковский эфир на второй «России», где, так или иначе, фигурировали известные телефутбольные люди. Их появление встречалось в лучшем случае мрачно. Не слова, не мнения – само появление. Считается – и не кем-то конкретно, а вот так, безлично – что на телевидении или в газетах регулярно могут говорить или писать только больше ни к чему не способные люди.

НИ СЛОВА О ФУТБОЛЕ ПОСЛЕ ПОЛУНОЧИ?

Доходит ведь до смешного. Вот совсем недавно уехал я в Севилью. Там ЦСКА играл. И перед отъездом мы планировали с коллегами послематчевый эфир на НТВ. Нам его впервые выдали, к слову, для внепланового, не оговоренного от сих до сих жесткими рамками какого-либо контракта разговора. Мы обсудили, какого рода футбольных людей хорошо было бы позвать.

Ведущий эфира Денис Казанский позвонил мне в день перед игрой и сообщил, что пять кандидатов, которых мы наметили, чтобы пригласить двоих, слетели. Причем один только уезжал, а у других на это время были назначены встречи (полпервого ночи, среда). Мы обсудили еще людей. Казанский перезвонил по московскому уже за полночь и сообщил, что еще семеро наметили встречаться в эти поздние часы. Мы тихо порадовались, что как минимум демографическая угроза футболу не страшна.

Так продолжалось до обеда среды. К этому моменту мы связались с сорока двумя футбольными специалистами. Прийти в этот час не мог никто. Тенденция поздних встреч продолжилась неукоснительно.

И это повторилось еще дважды – после обоих матчей с «Интером». Мне вообще с тех пор трудно бороться с ощущением, что все наши потенциальные гости встречались на самом деле друг с другом. И, наверное, для высокопрофессионального обсуждения в своем кругу тех же самых итогов игры. Как-то мы выкрутились. Смотрелись передачи, во всяком случае, отлично.

Вы не подумайте, что я в этом длинном отступлении хочу кого-то в чем-то упрекнуть. Я просто констатирую, что разговаривать о футболе с простой публикой у нас не сделалось принято. На пути к этому простому и увлекательному делу выстроились десятки табу.

Так стоит ли удивляться, что зритель у нас ходит на стадион петь песни? А к восьмому туру даже и не приступает к заинтересованному разбору собственно игровых впечатлений? В массе-то своей?

ЧТО МОЖНО УВИДЕТЬ, ГЛЯДЯ НА НУЛИ?

А я вот в ту субботу сказал себе, что пора уже мне побольше времени уделить чемпионату России. Поработал я в субботу на матче «Спартака» с Нальчиком. Нули. Потом поехал смотреть «Зенит» с «Тереком»: нули. Переехал быстро к товарищу и за стаканчиком доброго бонбона мы посмотрели еще и «Рубин» с «Анжи». Нули, которых уже хватило, и последний матч я смотреть уже не стал.

В пятницу я внимательно посмотрел четвертую подряд нулевую ничью – играли «Анжи» и «Крылья». В субботу, погуляв по городу, бесстрашно вернулся прямо к началу игры «Терека» с «Локомотивом» – вы знаете счет, конечно. На первый тайм игры Нальчика с «Динамо» у меня еще хватило сил (0:0), а дальше нет. С утра я присовокупил к впечатлениям поединок «Сибири» с «Ростовом» и тоже после перерыва отправился на стадион в Химки, работать.

Так я посмотрел 12 таймов подряд без голов. 9 часов жизни.

И вот вспоминаю я те своеобразные впечатления, потом смотрю на турнирную таблицу и думаю: откуда у болельщиков одних команд берется уверенность, что чемпионство от них в этом году уже никуда не денется, а у других – что все пропало и вот-вот запылает синим пламенем? Потому что «Локомотив», сотрясаемый неверием болельщиков и ехидством прессы, вообще-то отстает от лидера на семь только очков. И при этом на протяжении двух туров мы практически не видим матчей, в которых одна команда заметно превосходила бы другую.

Эх! Об игре опять не удалось толком поговорить, а место уже кончилось. Да и почему я, собственно? Мне давно послушать хочется тех, кто играет. Вот сами. Вот сейчас. Совсем еще недавно тренеры регулярно в газетах статьи писали – сами объясняли, какие идеи пробуют, что не получается… Я бы почитал.