Главный тренер «Аякса» (Кейптаун) Фопп де Хан: Адвокат – как бультерьер. Клац, клац, клац!

В интервью «Советскому спорту» Фопп де Хан рассказал о своих профессиональных секретах.
Главный тренер «Аякса» (Кейптаун) Фопп де Хан: Адвокат – как бультерьер. Клац, клац, клац!
01 июля 2010 22:00
автор: Андрей Бодров

ФУТБОЛ
РАЗГОВОР О ГЛАВНОМ

В интервью «Советскому спорту» Фопп де Хан рассказал о своих профессиональных секретах.

– Самая большая удача в вашей карьере – Руд ван Нистелрой?

– На клубном уровне – да, пожалуй. И датчанин Томассон. Так вот, о Руде. Когда я был главным тренером «Херенвена», попросил купить его, поскольку был необходим центральный полузащитник. Руд обошелся клубу недорого, всего в 360 тысяч евро. Приглядевшись к нему на тренировках, я понял, что… ошибся. Увидел, какие пробелы у парня при отходе в оборону. Он не ориентировался в пространстве, не успевал в подкатах. 18–19-летнему игроку в силу возраста уже сложно устранить этот недостаток, раньше надо было работать. Зато по воротам Руд бил прилично. Вызвал его и говорю: «Будем тебя переучивать на нападающего». Он отпирался, махал руками. Испугался. Я его понимал – он никогда не пробовал в атаке. И все же мы с ним договорились. Стали усиленно работать над атакующими действиями, я советовал ему чаще обращать внимание на Бергкампа. И Руд раскрылся! Спустя год мы продали его в ПСВ уже за 6,3 миллиона. Почти в двадцать раз подорожал!

– Расскажите, как увеличить трансферную стоимость 26-летнего латвийца Иванова? Тот ли возраст?

– Поначалу мне было трудно с этим парнем. Он совершенно не знал английского, вдобавок к этому полагал, что в его обязанностях только оборона и выбивание мячей куда подальше. Прошло несколько месяцев, и это уже другой игрок. Он мыслит масштабнее – как начать атаку, как помочь партнеру для его последующего маневра. И язык учит быстро. Уверен, что за прошедший год Иванов подорожал.

– Почему голландские тренеры везде востребованы? В чем ваш секрет?

– Главный секрет в том, что мы первыми научились вести селекцию среди молодежи. Каждую голландскую деревушку, в которой живет двое или трое детей, мы рассматриваем как футбольный анклав. Мы следим за всеми. Очень много юношеских команд в стране. Организация соревнований на очень высоком уровне. При этом мы не требуем от детей результата! До 16 лет они учатся играть в футбол, а не биться за победу. Далее. Идеология и тактические схемы, принятые в главной команде, прививаются всем школьным возрастам. И еще закон: мы всегда работаем с мячами. Атлетизм – дело второе.

– Вы ведь неплохо знакомы с Игорем Корнеевым?

– Игорь пришел ко мне в «Херенвен», когда у него не сложилось с «Барселоной». Там его понуждали подписать однолетний контракт вместо обещанного двухлетнего. Игорь – гордый, не согласился уступать. Тогда Кройф вывел его из состава, полагая, что Игорь сломается. А он взял и уехал, куда взор устремился, – в Голландию. Как-то раз ко мне подходит президент клуба и говорит: «На трибуне сидит какой-то парень, футболист, поговори с ним, что ему здесь нужно». Но говорить с Игорем было невозможно, он знал только русский и испанский. Впрочем, на тренировках Игорь приглянулся: игрок небыстрый, но потрясающе техничный. Я специально выяснил, где он учился, – оказалось, в «Спартаке». Мы кое-как вступили в переговоры по поводу контракта, а в качестве переводчика выступал какой-то русский, звонивший по телефону из Лондона. Корнеев своей игрой заставил всех преклоняться перед ним. Мяч сам липнул к его телу. Помню, в каком-то из матчей Игорь принимает высокую передачу на грудь, мяч на мгновение застывает и аккуратно скатывается по туловищу прямо на ногу. Все зааплодировали, а судья свистнул: дескать, была рука. Какая, к черту, рука?! Судья просто не поверил, что мяч бывает таким послушным.

– Вы в курсе, что Корнеев переквалифицировался из тренеров в спортивные директора?

– Впервые слышу. «Зенит»? О, это марка. Что ж, Корнеев пошел в своего учителя, Гуса Хиддинка. Тот всегда умел подкрасться поближе к большим деньгам. И Адвокат такой же.

– С этого места поподробнее, пожалуйста.

– Все просто: кому-то дано это качество, кому-то нет. Себя имею в виду. Если сравнивать Хиддинка и Адвоката, это совершенно два разных типажа. Хиддинк – народный тренер, само обаяние, тонкий психолог, умеющий расположить к себе людей. А Адвокат – это питбультерьер. Клац, клац, клац (де Хан широко раскрывает рот и щелкает зубами. – Прим. авт.)! Ему на все и на всех плевать, он грубоват, с утра до вечера думает только о футболе и размышляет о плане на следующую игру. Совершенно одержимый человек, разносторонним людям не из мира футбола вряд ли интересно иметь с ним дело. Его день начинается с личного туалета и завтрака, затем он смотрит футбол. Далее – тренировка. Он возвращается в кабинет, обедает и опять смотрит футбол. И вечером – та же программа. Хиддинк – другой. Он культурно развивается; с кем-нибудь посидит-поболтает в ресторане, посетит культурное мероприятие или отправится на природу. Гус безотказный: как-то раз мой «Херенвен» готовился к матчу в Лиге чемпионов с «Валенсией». Я позвонил Гусу и говорю: съезди в качестве разведчика, посмотри на этих испанцев. Гус отложил дела и поехал, а потом мне все разложил по полочкам. Президент нашего клуба, полагаю, премировал его, но я точно не знаю… А объединяет Хиддинка и Адвоката одно: оба – замечательные тренеры, видные представители голландской школы.