Игроки сборной и члены их семей проясняют ситуацию с охраной их квартир. Оказалось, охраняют выборочно, причем делает это не только милиция.

Игорь ЧУГАЙНОВ, защитник «Уралана»:

– Конечно, ничего исключать нельзя – мы живем в такое время, когда произойти может всякое. Хотя такого, как было на Манежке в день матча с Японией, надеюсь уже не будет. Много говорили, что футболисты сборной не вышли к болельщикам и прессе по прилете из Японии. Да мы и выйти-то не могли – нужно было быстро погрузиться в автобус, который развернулся в другую сторону, обратную той, где стояли болельщики. А что касается охраны, то еще в аэропорту к нам подошел какой-то человек (даже не могу сказать, кто это был) и переписал адреса. Пока никакой охраны нет, лично ее я не вижу. Да и какой она должна быть? Наряд милиции, что ли, должен дежурить в подъезде? Пока участковый домой не приходил.  

Игорь СЕМШОВ, полузащитник «Торпедо»:

– Впервые от вас слышу о том, что игроки сборной взяты под охрану милиции. Во всяком случае я пристального наблюдения за собой не чувствую. Да, по прилете нам раздали листки, куда мы и вписали свои адреса. Куда это все дальше делось, не знаю. Пока ни с участковым, ни с другими милиционерами не встречался. Что касается возможной охраны, то страна у нас такая, что произойти может всякое, поэтому к информации об охране негативно не отношусь.

По словам Елены Нигматуллиной, жены вратаря сборной России, она не только слышала о мерах, предпринимаемых по охране игроков сборной России, но уже и ощутила их действие. В подъезде дома, где живут Нигматуллины, дежурит человек в штатском, представляющий одну из спецслужб.

Мать Руслана Пименова, Надежда Михайловна, была бы не против охраны квартиры. «Я слышала о предполагаемой охране. Так было бы спокойнее», – сказала она. Но пока охранников не обнаружено.