«В «Спартаке» мясо не ем. Только дома…» - Советский спорт

Матч-центр

  • 03окончен
  • 6-й тур
    перерыв
    Аякс
    Бавария
    0
    1
  • 6-й тур
    перерыв
    Бенфика
    АЕК Афины
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Шахтёр Д
    Лион
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Манчестер Сити
    Хоффенхайм
    1
    1
  • 6-й тур
    перерыв
    Янг Бойз
    Ювентус
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Валенсия
    Манчестер Юнайтед
    1
    0
  • Футбол12 июля 2011 03:14Автор: Туманов Дмитрий

    «В «Спартаке» мясо не ем. Только дома…»

    В три года переехал из Азербайджана в Россию, в семнадцать сыграл первый матч в премьер-лиге за «Сатурн», в этом сезоне в свои девятнадцать регулярно выходит в «Спартаке» и играет за юношескую сборную России. Повод присмотреться к игроку более чем достойный. Корреспондент «ССФ» отправился к Эмину в гости.

    ПРЕМЬЕР-ЛИГА. ИГРОКИ
    ЭМИН МАХМУДОВ

    В три года переехал из Азербайджана в Россию, в семнадцать сыграл первый матч в премьер-лиге за «Сатурн», в этом сезоне в свои девятнадцать регулярно выходит в «Спартаке» и играет за юношескую сборную России. Повод присмотреться к игроку более чем достойный. Корреспондент «ССФ» отправился к Эмину в гости.

    Приятно иметь дело с культурным человеком! Может быть (не дай бог!), когда-нибудь его подпортят слава и деньги, но сейчас Эмин – само согласие и смиренность. «Нужно интервью? Мне приехать? Вы сами? Я встречу на вокзале!» Накануне «Спартак» выдал неважнецкую игру, и я думал: найдет какой-нибудь предлог увильнуть, как часто делают его старшие товарищи…

    Приезжаем в Мытищи я и Даша, фотограф «ССФ». На вокзальной площади нас встречает Эмин, весь в белом, под цвет «Ауди», в ней «личный шофер» – старший (на шесть лет) брат Тимур. Сажают, везут к себе домой, точнее, на съемную квартиру (наше пожелание – посмотрим, как живешь), там ждет мама Юлия.

    – Эмин, ты, наверное, много интервью дал в последнее время?

    – Нет, совсем мало.

    Едем по зеленому (из листвы) коридору. Неплохо устроились, думаю, да и до Тарасовки рукой подать. Неужели снимают в хрущевке (они – по сторонам)? Сворачиваем во двор к нетиповой многоэтажке – другое дело! Стильная квартира – просторно, арки, мебель в стиле ампир.

    – Неплохая квартирка!

    – Это квартира Вадика Евсе-ева, – говорит Эмин. – Он сейчас в Белоруссии.

    Через пять минут на столике появляются тарелка черешни, коробка конфет, чай… Получаем, так сказать, кусочек знаменитого кавказского гостеприимства.

    – Юлия, Тимур, подсаживайтесь!

    Хороший ход – кто лучше расскажет о скромном юном азербайджанце, чем его мама и брат!

    КУПИ-ПРОДАЙ

    – Эмин, Азербайджан-то помнишь?

    ЭМИН: Смутно. Мы переехали в Россию, в Зарайск (город в 164 км от Москвы в сторону Рязани. – Прим. ред.), когда мне было три года. Родился в азербайджанском селе Красносельское – маленькое такое. Помню, какая-то речка и еще как на меня упал гвоздь – проткнул щеку. Даже шрам остался (пальцем повторяет удар гвоздя – Прим. авт.).

    – Но в Азербайджан-то наведываешься?

    Э: Времени очень мало – футбол. Я всего один раз там был, когда вызывали в юношескую сборную Азербайджана. Сборы – месяц, но у родни только неделю побыл.

    – Ходил по родственникам? Сначала к тетушке, потом к дядюшке…

    Э.: Точно. Потом к дедушке, к бабушке (смеется). У меня со стороны мамы три тети и три дяди, со стороны папы – два дяди (еще два умерли) и одна тетя (было две).

    ЮЛИЯ: И у каждого – куча детей. У нас большая семья: у Эмина и Тимура есть брат и сестра, учатся в Рязани: он – юрист, она – журналист.

    – Юля, как вы все-таки решились переехать в Россию?

    Ю.: Война началась с Арменией. Работы не было, школы не было – там беженцы жили. Сначала сюда муж поехал, а через четыре года перевез нас. Папа у нас – предприниматель.

    ТИМУР: Азербайджанцы, сами понимаете, – это торговля: купи-продай. В начале 1990‑х чемоданами какую-то обувь продавали, а сейчас эти люди – депутаты (смеется). И в Азербайджане можно было работать, но отцу здесь было легче раскрутиться.

    МАТЕМАТИК

    – Трудная жизнь была?

    Т.: – Очень! Отец постоянно работал, мама за нами следила да еще за огородом. Каждый из нас знает, с каким трудом нас растили, поэтому мы не можем бездельничать. Я уже с десяти лет начал работать.

    – А папа сейчас где?

    Э.: Живет в Зарайске с Тимуром. А я здесь с мамой.

    Т.: Год решали, снимать ему квартиру или нет, боялись – один, молодой да время такое… В «Сатурне» он жил на базе, мы приезжали, чтобы ему не было одиноко. А сейчас решили: если уж квартиру снимать, то с мамой.

    – Сейчас будет пять дней отпуска. Куда рванешь? (Разговор состоялся в конце июня. – Прим. ред.)

    Э.: В Зарайск! Туда, если дорога пустая, за два часа можно до-ехать.

    – Дадут тебе лопату – и в огород! Тимур, парня как-то загружали в детстве?

    Т.: Эмина, видно, судьба уже к чему-то другому готовила. Очень не от мира сего. Кто мог подумать, что будет в семье футболист?!

    Ю.: Я думала, он будет математиком – учился только на четыре и пять.

    Э.: Я только по русскому не очень хорошо. А в математике с ходу мог решать новые задачки.

    Т.: Если бы у него с футболом не пошло, уверен, стал бы хорошим экономистом или бизнесменом… Сестра – журналистка, брат – юрист, Эмин – футболист. Мы перевернули весь наш род! Только я по стопам отца пошел.

    – Эмин сейчас материально семью может здорово поднять…

    Э.: Знаете, я сейчас о деньгах даже не думаю.

    Т.: У нас в Азербайджане семья – святое. Отец всегда не только нас содержал, но и на родину много посылал. Два его брата рано умерли, дети остались – надо было их поднимать, выдавать замуж. Да и вообще мы, азербайджанцы, если чего-то добились, должны помогать родственникам. Где-то 60% того, что мы и Эмин зарабатываем, туда уходит. А сейчас еще Эмин начал заниматься благотворительностью. Увидит в телевизоре, что маленькому ребенку нужно на операцию, – и…

    – Правда, Эмин?

    Э.: Звоню брату: надо перечислить деньги…

    ГОЛ С ЦЕНТРА ПОЛЯ

    – Первые футбольные воспоминания…

    Э.: В шесть лет меня Тимур в футбольную секцию отвел – команда «Надежда». Помню, играл со старшими, половину команды обвел, вышел один на один с вратарем и до ворот не добил – сил не хватило (смеется). Помню, когда было лет восемь, с центра поля обыграл всех, но в центре штрафной была лужа, вратарь не хотел прыгать в нее, а я побежал и забил.

    – Ты говоришь, что тренировался со старшими…

    Э.: Команды моего, 1992 года не было, лет пять я тренировался со старшими – начиная с командой 1988 года рождения. В матчах меня почти не выпускали: опасно – убьют еще (смеется), то есть могли сломать.

    – Ну и как ты там смотрелся со старшими? Силой-то тягаться с ними…

    Э.: Брал техникой. Раньше-то я по-другому играл, не как сейчас, – постоянно обыгрывал, никому пас не давал. Сейчас – только пас.

    – Не боишься, что разучишься обводить?

    Э.: (После паузы.) Не знаю. Сейчас ведь позиция другая. Раньше я всегда нападающим был. В «Мастер-Сатурне» в первый год забил 25 голов, хотя на замене был. В следующем – двадцать. А за год до того, как в дубль взяли, шестнадцать (!) в семи играх. Однажды, мне было лет четырнадцать, играли против сборной России 1992 года. После третьего гола разыграли, и я с центра поля забил. Заметил, что вратарь гетры поправлял.

    ПОД ПРЕССОМ…

    – Ты сейчас опорный? Опорники – такие звери, а ты добрый малый.

    Э.: Но я ведь и не чисто опорного играю. Скорее центральный полузащитник… Жалко, что в атаку идти получается не так часто. Но тренеру виднее.

    Т.: Разрушать – не его стиль. Когда был маленьким, он обводил, раздавал пасы.

    – Может быть, скоро надо будет выбирать – сборная России или сборная Азербайджана…

    Э.: Без комментариев…

    Т.: Азербайджанцы столько звонят. Он иногда даже боится – не берет трубку. Потому что только один вопрос: за кого? Под таким прессом живет. Но сами понимаете: играть за сборную Азербайджана – стать легионером, а в России ведь лимит, и будет столько проблем.

    ПОЖЕСТЧЕ!

    – В 17 лет в премьер-лиге против мужиков… Трудновато пришлось?

    Э.: Первые матчи были даже полегче. Выходишь, от тебя никто ничего особо не ждет. А потом трудновато пришлось: в «Сатурне» каждый матч надо было выигрывать. Но ко мне все очень душевно относились, помогали, советовали – Кински, Евсеев, Нахушев, Лоськов, Парфенов. Ангбва постоянно говорил: не бойся! А у Сапеты был один совет: пожестче! (Улыбается.)

    – В футбольном плане было над чем работать?

    Э.: Всегда есть над чем работать. И сейчас я знаю, что играю не на том уровне, на который способен. Бегаю много, но делаю мало полезного, много потерь, неточных передач. И мощи не хватает.

    Т.: Мне всегда говорили: твою бы мощь (действительно бугрится мускулатурой. – Прим. авт.) и голову Эмиля – вот футболист получился бы! (Смеется.)

    – Эмин, ты ведь еще подрастешь…

    Э.: Надеюсь, до метра восьмидесяти хотя бы (смеется). Пять сантиметров осталось.

    – Свои матчи просматриваешь, чтобы ошибки…

    Э.: Нет, не могу! Другие люблю смотреть, английскую Премьер-лигу обожаю или Испанию, а свои не могу. Даже хорошие матчи.

    БЕЗ ВРАТАРЯ

    Т.: Он и в детстве почему-то часто был на скамейке. К примеру, команда проигрывает – 0:2, его выпускают, Эмин забивает три гола, и команда выигрывает. Но следующий матч – опять на скамейке. На турнире имени Гранаткина только один матч сыграл в основе, во втором тайме заменили. Но свой гол он забил. Рванул от своей штрафной до чужой. Самый резвый твой забег за карьеру? (Смеется.)

    Э.: Два года назад, когда мы выиграли в финале у украинцев. Я играл центрального полузащитника. Украинцы подавали угловой, защитники отбили подальше к бровке, а там наш нападающий поборолся за мяч и, не глядя, сделал передачу в центр. А я уже бежал туда: что-то в голову ударило – и побежал. За мной – толпа. Все орут: давай! Выскочил один на один и забил.

    Т.: А какие у него голы со штрафных получаются по «девяткам»!

    Э.: Играли с «Локомотивом» – 2:3. Я первый со штрафного забил, потом три пропустили, и в конце я снова со штрафного забил.

    – Ты после тренировок…

    Э.: Сейчас, когда игры идут, – нет. А когда недельный перерыв, остаюсь, бью обязательно. Ставлю «стенку»…

    – Без вратаря?

    Э.: А зачем вратарь? Если попадешь в «девятку» сильным ударом, никакой вратарь не спасет.

    – Допустим, бьешь метров с двадцати двух, со «стенкой». Раз восемь попадаешь в «девятку»?

    Э.: Если тихо перекидывать, может быть, и десять раз попаду. Но надо тренировать сильный обводящий удар.

    ПРАВИЛЬНОЕ МЯСО

    – Сейчас в прессе часто критикуют «Спартак». Достается и тебе…

    Э.: Читаю, но близко к сердцу не принимаю.

    Т.: Его первый тренер – Виктор Альбертович Кислицын, когда болельщики кричали, как играть, говорил: «Ребята, не слушайте! Те, кто орет, всю жизнь на скамейке сидели. Если бы умели, играли бы вместо вас». Спасибо ему – он Эмина вместе со своим сыном в Раменское отвез. У нас-то и мыслей не было, да и времени – все работали. Конкурс был – один из двадцати. Но сын Кислицына и Эмин прошли. Там вроде сказали: пусть один будет нерусский (смеется).

    Ю.: Он курчавый был – в команде Пушкиным звали!

    – В одиннадцать лет отдавать не боялись?

    Ю.: Я не хотела, но он говорил: «Мам, поеду играть, ты меня по телевизору увидишь».

    Т.: Мы часто ездили к нему.

    – Привозили пирожки?

    Т.: Да, потому что колбасу, сосиски мы не едим.

    Ю.: Меня спросили: чем вы его кормили, он у нас ничего не ест. Его однажды спросили: что ты хочешь? «Очень люблю плов». Приготовили специально для него, позвали: вот тебе! А он, мне рассказывали, попробовал: «Разве это плов?!»

    – А чем же ты питаешься?

    Э.: На базе в основном рыбой. А дома ем мясо.

    Т.: Он за мясом ездит в магазин при мечети на проспекте Мира – там правильное мясо. Очень важно, как убивают животное. У вас просто – в сердце ножом. А у нас при этом говорят слова, надо правильно положить, выпустить кровь. Это не так больно.

    Ю.: Когда в сердце убиваешь, кровь внутри остается. А нужно, чтобы кровь ушла – это чистое мясо, для здоровья лучше.

    НАМАЗ И ТРЕНИРОВКИ

    – Так ты, Эмин, настоящий верующий?

    Э.: Да, молюсь и уже читаю потихоньку по-арабски Коран. Пока по слогам. Утром, днем и вечером, как полагается, намаз.

    – А если тренировка?

    Э.: В исламе разрешается сдвиг по времени.

    Т.: У нас ведь еще и пост есть – месяц с 1 августа до вечера не имеешь права даже слюну глотать. Но в августе ему нельзя поститься – чемпионат, а вот потом этот месяц восполнит. Когда работа не позволяет, такое разрешается. Мы сами удивлены: он ведь один среди русских ребят живет, но, наверное, больше про ислам знает, чем мы.

    Э.: В Интернете можно много найти. И читаю сейчас только исламские книги. Раньше и художественную читал: «Алхимик» Пауло Коэльо – классная вещь!

    – Дрался ли когда в жизни?

    Т.: Вместо него я дрался.

    – На дискотеке, естественно, не был…

    Э.: Никогда.

    ДАША: Ребята не зовут?

    Э.: Они и в рестораны иногда ходят, зовут, но я не хожу, только один раз был…

    P.S.

    Прощаемся. Даше отгружают пакет алычи (ее надо есть с солью!) и непочатую коробку конфет. Снова едем на станцию.

    – Эмин, машину будешь покупать?

    – Пока нет прав, да и зачем? У брата есть.

    – А как на базу ездишь – на электричке?

    – Я ему не разрешаю, – говорит Тимур. – Там то одно украдут, то другое… уж лучше на такси…

    – Да, недавно кошелек вытащили из кармана в метро, – без особой горечи говорит Эмин. – А может, сам выпал…

    ЛИЧНОЕ ДЕЛО

    Эмин МАХМУДОВ

    Родился 27 апреля 1992 года

    Клуб: «Спартак» Москва

    Гражданство: Россия, Азербайджан

    Амплуа: полузащитник

    Рост: 175 см, вес: 70 кг

    Карьера: выступал за раменский «Сатурн» (2007–2010). С 2011 года – игрок московского «Спартака». В чемпионатах России сыграл 31 матч (1 мяч).

    Сборная: за юношеские сборные России сыграл 12 матчей (5 мячей)