V4x3 l 1490564727836

ФЕДОР СМОЛОВ. Футболисты почти всегда недовольны, как о них пишут, какие оценки ставят, и вообще часто общаются с репортерами «через губу». «ССФ» предложил нападающему «Анжи» Федору Смолову выступить в роли своеобразного эксперта, который объяснит, как должны работать журналисты и что спрашивать, чтобы игроки не ругались и не пугались.

ИНТЕРВЬЮ В МИКСТ-ЗОНЕ

– Какой вопрос обычно злит вас больше всего – «как настроение перед игрой»?

– Как раз к этому вопросу спокойно отношусь. Мне кажется не совсем уместным, когда спрашивают о других игроках. Некорректно говорить о других людях.

– Федор, почему сегодня так плохо сыграл Ахмедов?

– Вот-вот. Я бы так не спрашивал. Если вам интересно, как сыграл Ахмедов, ему и задавайте вопрос. Или тренеру. Или напишите собственную колонку, на худой конец.

– Самое глупое, о чем вас когда-либо спрашивали?

– «А чего тебе не хватило, чтобы забить в том моменте?», «Что нужно было, чтобы ты сегодня сыграл лучше?». Если журналист считает, что я сыграл плохо, зачем он ко мне вообще обращается? Пусть берет интервью у тех, кто, по его мнению, выступил хорошо.

– В такие моменты не хочется просто развернуться и уйти?

– Чтобы заставить меня развернуться и уйти, надо сильно постараться. Вот если будут провоцировать, однозначно не стану терпеть.

– Чья позиция вам ближе: Игнашевича и Денисова, всегда пролетающих сквозь микст-зону, или Дзюбы, никогда не отказывающего в интервью?

– Я нечто среднее между этими ребятами. Если все нормально, почему не пообщаться… Но, бывает, нет настроения или недоволен выступлением. Тогда предпочту не останавливаться.

– Со стороны кажется, не бывает людей угрюмее Игнашевича и Денисова.

– Да нормальные они. И шутят, и смеются не меньше остальных.

– Многих разозлила шутка Игнашевича над Секу: зачем-то вручил парню книгу «Черная обезьяна», да еще и фото в Сеть выложил.

– Секу все прекрасно понял и абсолютно не обижается. Если бы Игнашевич и впрямь хотел зло пошутить, это не вышло бы за пределы раздевалки. Точно вам говорю.

ИНТЕРВЬЮ В ПРЕССЕ

– Вы читаете интервью одноклубников или соперников?

– Конечно, читаю. Захожу на спортивные новостные порталы.

– Бумага для вас умерла?

– Ну почему же. Периодически покупаю некоторые издания. Например, когда есть материалы с моим участием.

– Какое из последних высказываний о спорте особенно запомнилось?

– Что-то конкретное не могу выделить. Но очень внимательно слежу за дебатами вокруг чемпионата СНГ – знай себе из пустого в порожнее переливают.

– У кого из игроков «Анжи» самое нестандартное мышление и кто мог бы рассказать самую невероятную историю?

– Роберто и Самюэль. Они столько лет в футболе, чего только не повидали. Но я не уверен, что свои невероятные истории они готовы рассказать для печати.

– Нет ощущения, что Карлос и Это’О ставят себя выше других?

– Нет. Конечно, вряд ли они будут подходить к тебе, хлопать по плечу и рассказывать байки: «Не поверишь, а вот у нас в 1999‑м…». Но если к ним обратишься, они охотно ответят на любой вопрос. У нас в коллективе все хорошо общаются.

– Не вы научили Это’О словосочетанию «Дагестан, вперед», которое он кричал в микрофон на весь стадион в игре с ЦСКА?

– Думаю, сам запомнил. Болельщики часто используют эту кричалку во время матчей. Кстати, Самюэль придумал продолжение. Слова собственного сочинения, на русском. Какие – не раскрою. Он бережет для особого случая, когда что-нибудь выиграем.

– Перед вами два интервью. В одном Жирков рассказывает о тактических нюансах и о том, как техничнее принять мяч, в другом – о коллекции предметов времен Великой Отечественной войны. Какое выберете?

– Мне, футболисту, не так интересно читать о тактических нюансах. Так что выберу второе. В идеале эти два интервью надо объединить: Юра расскажет и о последних футбольных новостях, и о своих увлечениях.

– Жирков приглашал посмотреть коллекцию?

– Она же у него в Калининграде. Так что пока имею представление только по фотографиям на Юрином iPad: кители, фуражки, ордена. Настоящий музей.

– В «Анжи» есть другие коллекционеры?

– Это’О. У него чуть ли не каждый день новые часы. Думаю, у него их точно больше ста. Всегда с интересом рассматриваю.

– Тоже собираете?

– Мне, в принципе, нравятся часы, но не в такой степени. Да и возможности не те, что у Самюэля (улыбается).

ОЦЕНКИ И ЭКСПЕРТЫ

– Больше всего нареканий у игроков вызывают оценки за матч.

– Бывало, смотрел в газетах, что поставили за игру... Мне кажется, оценка не может быть объективной, если ее ставит человек, никогда не игравший в футбол. Да и ни к чему нам все эти оценки, когда есть такой специалист.

– ?

– Ну Бубнов. Смешно ведь, что он говорит.

– Вам сильно доставалось?

– За матч с «Ливерпулем» на выезде двойку поставил (смеется). Бубнов для себя выбрал нишу: он якобы единственный, кто считает ТТД. Давно и до него их считали, но просто никто так пристально внимания не обращал. Недавно в одном блоге прочитал забавную штуку: посчитали ТТД Бубнова в нескольких важных матчах. Я никогда не задавался целью наблюдать за его игрой, но после того разбора все стало понятно. У него там процент брака зашкаливает.

– Страшно представить, какую оценку вы получили за игру с США: 8 минут на поле, минимум ТТД. Хотя и...

– Забил гол. Я, кстати, сначала травмировался, а потом забил, а не наоборот. Ужасно расстроился, хотелось доиграть до конца, да и за «Анжи» получше себя зарекомендовать.

– Зато теперь вы лучший бомбардир в мире – забиваете за сборную каждые 8 минут.

– Да уж, статистика неплохая (смеется). Осталось продолжить начатое в товарищеской игре с исландцами. Очень приятно, что Капелло снова вызвал в сборную.

– Кого из действующих игроков можете представить футбольным экспертом лет через сорок?

– Очень не хочется оказаться на месте Бубнова и Ловчева, хотя Ловчев больше по делу говорит. Но, так или иначе, быть экспертом – означает критиковать: все бездари, всё плохо. Вы посмотрите на футбол, который был в их время. Сравнивать с современным бессмысленно. А из нынешних игроков экспертами наверняка станут Гранат и Кокорин.

– Кто из них Ловчев?

– Кокорин. Он будет седой и с такой же прической, как у Евгения Серафимовича. А Граната вижу с белесой бородкой и в очках. Высчитывающим ТТД.

ОТЧЕТЫ

– Сейчас в Интернете можно посмотреть абсолютно любой матч. Какой смысл в отчете описывать события на поле? А если не описывать голы, тогда что?

– Не каждый матч тура удается посмотреть, а в отчете так или иначе отображается, что происходило на поле, кто больше владел мячом, кто чаще бил. Мне кажется, болельщикам это интересно.

– Может, лучше обходиться иллюстрациями и рисунками голов?

– Если по каждому голу и эпизоду делать рисунки, придется выпускать газету толщиной с телефонный справочник. Так что пусть все остается как есть.

ЗАГОЛОВКИ

– В киоске видите два издания. В одном из них заголовок «Кокорин и Смолов зажигают в клубе!», в другом – «Кокорин и Смолов тренируются до седьмого пота». Какое купите?

– Этим желтая пресса и привлекает, что пишет громкие заголовки. Возьму первое.

– А в чем, по-вашему, разница между желтой прессой и белой?

– Желтые издания, мягко говоря, не всегда пишут правду. В заголовке – одно, а в статье может быть отражено совсем другое. Из-за заголовков и пользуются популярностью. Был случай, после игры «Динамо» одна из газет написала: «Смолов обвинил Шунина в поражении». Читаешь текст, а там и рядом ничего подобного нет. В заголовке совсем по-другому все обыграно. Содержание-то не каждый будет читать, а заголовок все видели. Неприятно.

– Нарваться на пранкера еще неприятнее.

– Мне кажется, я распознаю пранкера. И грубить не буду, однозначно. Сейчас очень модно движение «СтопХам»: на авто помещают наклейку, если припарковался неправильно. Смотрю периодически на YouTube. Удивляет реакция людей. Знают ведь, что их снимают, – нет бы улыбнуться или промолчать. Так ведь начинают ругаться, драться, выяснять отношения, биту из багажника достают. Для чего, зачем?

– Вернемся к желтой прессе.

– Случается, пишут прямую речь, хотя даже не говорили с тобой.

– Дайте нам правдивую прямую речь, почему вы все-таки остались в «Анжи». Ведь «Динамо» очень хотело вернуть вас из аренды этой зимой.

– Несколько раз встречался с представителями «Динамо»: и с президентом клуба Геннадием Соловьевым, и с председателем совета директоров Василием Титовым, и с Даном Петреску. На меня вроде бы рассчитывали как на игрока стартового состава. Но у меня уже был опыт преждевременного возвращения из аренды, когда я, недоиграв за «Фейенорд», вернулся посреди сезона в «Динамо». А потом жалел. В «Анжи» я провел большую часть сезона, знаю требования главного тренера. А с Петреску не работал. Сейчас у него обо мне одно представление, а как начну тренироваться, многое может измениться. Кроме того, в «Анжи» могу стать чемпионом, любой футболист мечтает о таком шансе.

– Хотели бы остаться в Махачкале?

– Пока этот вариант не обсуждался. Будет видно.

– Некоторые динамовские фаны очень злобно отреагировали на ваше решение. Вроде как можешь и не возвращаться теперь, предатель.

– Что тут скажешь. Если бы у меня все нормально было в «Динамо», наверное, я бы никуда не перешел. Вы так не считаете? Я столько лет провел в команде, меня там все устраивало. Но по отношению ко мне не совсем красиво поступали. Что мешало Силкину меня выпускать, как это сделал Гус? Хотя «Анжи» и в таблице идет выше, и уровень игроков-иностранцев в команде все-таки тоже повыше.

– Может, дело в том, что вы прибавили в «Анжи»?

– Да, прибавил. Но этого бы не произошло, если бы Гус не доверял мне. По словам Силкина, я был чуть ли не хуже всех в команде. Хотя и забивал на сборах. Когда Силкин со мной разговаривал, всегда переключался на других: «Вот посмотри: Ворона – такой, а Кевин – такой». При чем здесь Ворона и Кевин? Вы про меня скажите, мне неинтересно обсуждать других! Потом узнал, что тренер сказал про меня руководству, что я нехороший футболист. После чего я и начал искать варианты.

ФОТОГРАФИИ

– Кажется, ваш друг Кокорин в ноябре–декабре появился на обложках всех сколько-нибудь значимых спортивных изданий.

– Хорошо, что нас стали больше с футболом ассоциировать. Мы вроде бы футболисты…

– Такое внимание со стороны прессы к Кокорину может стать для вас дополнительной мотивацией – мол, а я-то чем хуже?

– Из-за того что Саша больше меня появляется на обложках, уж точно не собираюсь сокрушаться и пересматривать жизненные ориентиры. Рад, что он здорово провел первую часть сезона, а сколько раз ему участвовать в фотосессиях, не мне решать. У него своя голова.

– Напрашивается вопрос о зависти. Вы всегда шли нога в ногу, а теперь Кокорин явно вырвался вперед: лидер и в клубе, и в сборной.

– Зависти не может быть, мы друзья. К тому же на момент Евро, к примеру, у нас были неравные ситуации. Мне для начала нужно было заиграть в клубе, а не думать о сборной.

– Это он прозвал вас Фархад Смолоев?

– Болельщики придумали сразу же после перехода в «Анжи». Смешно.

– А если вдруг Кокорин окажется в «Анжи», где его не прочь видеть сам Это’О…

– Наречем его Кокорбековым (смеется).

– Злят публикации в газетах ваших фото с Викторией Лопыревой?

– В этом минус соцсетей. Выкладываем фотографии, и каждый волен копировать их или комментировать. Мы с Викой не пытаемся выставлять что-то напоказ. Просто у нас такие отношения, что очень хочется поделиться своим счастьем.

– Давно познакомились?

– В августе, на праздновании дней рождения Юры Жиркова и Арсения Логашова. Вика дружит с Юриной женой.

– Теперь папарацци в кустах – обычное дело?

– Пока только в Америке замечал. Да и то, понял, что это папарацци, когда на сайтах вылезли фото нашего отдыха. Видели, что некоторые фотографируют все подряд, но не стали обращать внимания.

Связанные материалы: