Владимир Абрамов: Как «Бавария» Титова покупала - Советский спорт

Матч-центр

  • ВХЛ - регулярный чемпионат
    окончен
    Нефтяник
    Звезда
    3
    2
  • 16-й тур
    начало в 22:30
    Аталанта
    Лацио
    0
    0
  • 16-й тур
    начало в 23:00
    Алавес
    Атлетик Б
    0
    0
  • Товарищеские матчи (сборные)
    начало в 00:00
    Франция
    Норвегия
    0
    0
  • Футбол27 марта 2013 16:39Автор: Абрамов Владимир

    Владимир Абрамов: Как «Бавария» Титова покупала

    Агентская тема после жесткого выступления РФС — рекомендации федерации клубам отказаться от сотрудничества с агентами — вновь в топе новостей. Sovsport.ru достает из широких штанин рассказ спортивного агента Владимира Абрамова — как раз об агентах.

    Агентская тема после жесткого выступления РФС — рекомендации федерации клубам отказаться от сотрудничества с агентами — вновь в топе новостей. Sovsport.ru достает из широких штанин рассказ спортивного агента Владимира Абрамова — как раз об агентах.

    «САЙДАЛИНОВ УБИТ. ВЫСТРЕЛОМ В ГОЛОВУ!»

    Весной 1998-го околофутбольные круги Москвы облетела неожиданная новость: убит Владимир Хаджибаевич Сайдалинов.

    Я услышал страшную весть от агента ФИФА Константина Сарсания и, естественно, оторопел. «Костя, - я почти кричал в телефонную трубку, - а подробности ты не знаешь?» - «Да откуда, Володя! Говорят, выстрелили в голову, когда он находился в собственной машине». – «Вот это да …» - простонал я и положил трубку.

    У нас в «Совинтерспорте» Сайдалинова знали. Хотя, пожалуй, тот смысл, который обычно несет слово «знали», не вполне отражал наши отношения …

    Однажды в январе 1997 года никому у нас в «Совинтерспорте» ранее не известный Владимир Хаджибаевич позвонил мне в офис и, не мешкая, предложил свои услуги. Ему, как мне казалось, вездесущему и мобильному от природы человеку, стало известно от кого-то из моих коллег – конкурентов по футбольному бизнесу, что я срочно подыскиваю для корейского «Юконга» быстрого и жадного до гола нападающего. Скорее даже играющего «под нападающими», поскольку в клубе, возглавляемом известным российским тренером Валерием Непомнящим, уже действовал мощный центрфорвард Сергей Бурдин, незадолго до этого ставший лучшим бомбардиром чемпионата Южной Кореи 1996 года. Сайдалинов заверил меня, что Карапет Микаелян – это именно то, что я ищу. Скоростной, мобильный, забивающий, правда, дорогой по деньгам.

    Валерий Непомнящий

    - Сколько за него трансферт? – Спросил я, сразу ставя точки над «i».

    - Полмиллиона, не меньше. На все права.

    - Нет, - ответил я. – Столько не дадут.

    - А сколько можно получить?

    - Не больше четырехсот, это максимум.

    - А зарплата?

    - Тысяч шесть дадут.

    - А подъемные сколько?

    - При таком большом для Кореи трансферте подъемные будут носить лишь символический характер, скажем, 10 тысяч.

    - Хорошо, - ответил Сайдалинов. – А у вас в «Совинтерспорте» есть выход на Европу? А то Кара (так Сайдалинов называл Микаеляна. – Прим. Автора) очень хочет в Европу!

    - Хотеть не вредно, но ему уже 28 лет, плюс он не играл в высшей лиге России, да и ростом невелик. В общем, если и нужен он в Европе, то цена ему в два раза меньше, чем вам надо.

    - Это точно, - сразу согласился Сайдалинов, хотя и с весьма заметной ноткой сожаления. – Между прочим, немцам он, играя за Армению, в отборочном матче чемпионата мира хороший гол забил. Есть к нему в Германии интерес, правда, во втором дивизионе, да и цена нас не устраивает. Ну да ладно, - умерил пыл Сайдалинов, - хоть Кара спит и видит себя в Европе, я попробую уговорить его поехать в Корею. Я еще вам позвоню.

    А ГДЕ ЖЕ НАШИ 10 ПРОЦЕНТОВ?!

    Не прошло и недели, как Сайдалинов позвонил вновь. К этому времени я уже навел справки насчет Микаеляна и его агента и даже достал видеокассету с матчем Армения – Германия, в котором, по мнению Сайдалинова, Кара отличился (правда, немцы к этому моменту уже сами забили четыре мяча и практически бросили играть). «Юконг» своим факсом тоже подтвердил заинтересованность в просмотре Микаеляна. Правда, до конца корейцы так и не могли понять, почему за футболиста с такой не слишком выдающейся биографией просят столько денег. «Ну что, Владимир Николаевич?» - Спросил Сайдалинов, даже не поздоровавшись со мной. Уже потом я понял, что Володя редко говорил кому-либо «здравствуйте», и не потому, что не хотел. Просто такой был человек! В коротком телефонном разговоре я подтвердил Сайдалинову, что Непомнящий заинтересовался Микаеляном и готов посмотреть на футболиста, а корейцы (после многочисленных согласований со спонсорами) заявили о своей способности заплатить за игрока 400 тысяч долларов. Оставалось лишь отправить его на просмотр в Сеул.

    Сайдалинов всегда говорил со мной лаконично и не утруждал себя в разговоре следованием формальной логике. В его лексиконе превалировали два бранных слова – «тварь», что, как я понимал, означало «плохой человек», и «клоун», что означало «плохой футболист». Сайдалиновское немногословие определялось не чеховской требовательностью к достижению гармонии, а отсутствием самого элементарного образования – факт, который Володя никогда не скрывал. Вскоре от него самого я узнал, что всего в жизни он добился самостоятельно, поскольку родился на Крайнем Севере и воспитывался в детдоме.

    Казалось, его приезды в Москву обусловливались только необходимостью оформления в РФС трансфертных документов на своих подопечных. Но тогда весной он, наконец, приехал к нам в офис собственной персоной.

    Он показал мне мельком копии какого-то платежного поручения и объяснил, что это копия платежки в пользу ФК «Сокол» за Микаеляна, согласно вынесенному решению КДК на рублевый эквивалент порядка 13 тыс.долларов. Я понял – это все, что причиталось тогда «Соколу» в качестве компенсации.

    - С сегодняшнего дня, - торжествующе бросил Сайдалинов, - Карапет свободен от обязательств перед «Соколом» и стал свободным агентом, а значит, может ехать куда угодно!

    - Интересно, - спросил я, - а что нам писать в трансферном контакте с корейцами?

    - Я тебе позвоню завтра или послезавтра и скажу, с каким клубом я договорюсь. Скорее всего, контакт будем номинально оформлять через «Газовик-Газпром«, у меня есть там свой человек.

    - Нам нужно сначала обсудить наши с тобой финансовые отношения, - сказал я.

    - А что там обсуждать?! Получите свои 10% от суммы трансферта.

    Поскольку речь шла о контракте на 400 тыс. долларов, меня (как заместителя директора фирмы) и в моем лице «Совинтерспорт» такая предельная конкретность вполне устраивала, и я перешел к следующему вопросу.

    - Нам нужен твой загранпаспорт для оформления корейской визы. Потребуется три дня.

    Юрий Семин

    - А когда нужно лететь?

    - Практически сразу после отправки трансфертного сертификата в Корею.

    - Не-а! Не могу! Я не знаю, когда смогу привезти паспорт, у меня уйма проблем.

    - Ну как хочешь, только имей в виду, что через две недели «Юконг» улетает на сбор в Испанию. В этом случае они отдадут деньги только после возвращения, к апрелю.

    Сайдалинов все делал резко и быстро. Он поднялся, пошел к двери и уже на выходе из комнаты бросил: «Я позвоню … завтра!»

    В Сеул вместе со мной и Сайдалиновым вылетел вице-президент «Газовика-Газпром», которого я в первый раз увидел практически за день до вылета. Получив в штаб-квартире «Юконга» наличными 400 тыс. долларов, Сайдалинов с компаньоном передали мне 25 тыс. долларов в качестве комиссии «Совинтерспорта».

    - Но, кажется, речь шла о 10% от суммы трансферта? – возмущенно спросил я. – Свою работу мы сделали полностью и вполне качественно!

    - Здесь такое дело, - вмешался ижевский представитель, - мы решили передать 150 тыс. долларов футболисту в качестве подъемного пособия. Соответственно, на эту сумму уменьшился и трансферт, вот и «совинтерспортовская» доля уменьшилась пропорционально.

    - Владимир Хаджибаевич! – Я обратился к Сайдалинову нарочно официально. – Мы с вами договаривались совсем по-другому. Между прочим, чтобы корейцы согласились выплатить за Микаеляна, никогда не игравшего в высшей лиге (по вашему же, Владимир Хаджибаевич, заявлению, красная цена Каре 200 тысяч), «Совинтерспорт» приложил запредельные усилия. Вы заверили «Совинтерспорт» в своей порядочности, хотя у нас и были большие сомнения. Тем более что мы с вами не могли подписать никакого документа: вы ведь не лицензированный агент ФИФА и даже не официальный представитель клуба – владельца трансфертных прав. Как я в этой ситуации должен объясняться с руководством?!

    - Вот вы, Владимир Николаевич, так и объясните своему руководству, - в разговор вмешался представитель «Газовика-Газпром», - что «Совинтерспорт» получил свои честные 10% от 250 тысяч трансферта. Все деньги уже нами поделены!

    - Володя, - я вновь обратился к Сайдалинову, намеренно избегая дискуссии с представителем ижевского клуба, поскольку понимал, что этот человек имеет к сделке весьма отдаленное отношение, - а почему вы отдали Микаеляну только 150 тысяч? Дайте ему 300, тогда комиссия «Совинтерспорта» будет еще меньше!!!

    - Ну, так вот получилось! – Сайдалинов виновато улыбнулся и судорожно поправил лацканы своего двубортного пиджака, коричневого с металлическим отливом.

    - Ладно, - сказал я, понимая, что дальнейшие уговоры бесполезны. – Вы напишите своей рукой расписку, что передали мне наличными только 25 тыс. вместо предусмотренных 40, и закроем этот вопрос.

    «ЭТИ ТВАРИ МЕНЯ УЖЕ ПОХОРОНИЛИ»

    … После той горькой новости о гибели Владимира Сайдалинова прошло полгода, а может, год. Но однажды мне домой позвонил какой-то мужчина, чей голос показался мне очень знакомым.

    - Не удивляйся, Владимир Николаевич, это я – Володя Сайдалинов, - произнес он спокойным голосом.

    - А мне сказали …

    - Да ладно, знаю, что в Москве меня эти твари уже похоронили, а меня тогда только ранили! Короче, есть очень хороший футболист, защитник. Цену назначу просто смешную – я перед вами виноват, в том числе и по деньгам за этого клоуна (какого – Сайдалинов не уточнил)!

    Сайдалинов назвал незнакомую мне украинскую фамилию защитника, за которого хлопотал. Я не стал сразу отказывать Сайдалинову, сказав, что буду иметь эту кандидатуру в виду. Володя обещал перезвонить, но больше не звонил. Никогда …

    В жаркие майские праздники 1999 года в переходе метро я купил свежий номер воскресного «Спорт-экспресса« и, развернув газету, увидел броский заголовок «Убийство «жучка». Статья была большой, на целый разворот, и сообщала, что 8 апреля 1999 года знаменитый «жучок» Владимир Сайдалинов, первым придумавший весьма популярную ныне в России профессию нелицензированного агента, был застрелен восемью выстрелами неизвестным киллером на территории одного из волгоградских автосервисов. Документы, в том числе удостоверение тренера-селекционера московского «Динамо», и деньги остались в кармане покойного нетронутыми.

    На этот раз новость никого из моих коллег не удивила. И мне в этом повествовании о Сайдалинове, казалось бы, тоже можно поставить точку. Только почему-то не получается. Опять уже в который раз, вынимаю из ящика письменного стола изрядно пожелтевшую статью о Сайдалинове. Как будто в статье все верно – и факты, и выводы, но в голове моей чехарда. Читаю и диву даюсь, как малограмотный неуч (как пишет о нем автор статьи) сумел то «… ведать всеми делами Терехина», то отобрать у саратовского «Сокола» Микаеляна, «… воспользовавшись нерасторопностью руководителей клуба». Как сообщает газета, саратовцы пытались объяснить на заседании КДК, что предусмотренное контактом жилье для Карапета готово, надо только подъехать и взять ключи. Но «Сайдалинов и Ко» дел в КДК не проигрывали … Логичен вопрос: они что, КДК «заинтересовали» или же выстраивали безукоризненную юридическую базу? Автор статьи все время сам себе противоречит: то он сообщает читателю, что Сайдалинов был для своих футболистов «отцом родным», кормил-поил подопечных, «пробивал» им жилье. Например, 17-летнего Максима Шацких (да-да, того самого, что забивает теперь в киевском «Динамо»), еще никому не известного, Сайдалинов привез из Узбекистана им сам купил парню двухкомнатную квартиру в Саратове. То автора заверяет читателя, что такие «жучки», как Сайдалинов, - люди нехорошие. К примеру, «…Олег Романцев не без оснований считает, что эти люди портят футболистов». Я думаю, что, наверное, в том числе и поэтому Олег Иванович в свое время «осторожно» приблизил к себе небезызвестного «жучка» Григория Есауленко и сделал его своей правой рукой. Бывает ведь такое в жизни: был «жучком», но вовремя завязал и вырос до коммерческого директора ФК «Спартак».

    Олег Романцев и Григорий Есауленко

    Но нет, читаю летом 1999 года (обратили внимание на сопоставимость дат?!) популярный и хорошо информированный «Коммерсант» и вижу рассказ о Г.Есауленко. Точнее, о его делах в качестве футбольного агента в старой доброй Англии. Якобы Алекс Фергюсон заявляет, что российский футбольный агент Г.Есауленко пытался дать ему взятку в 40 тыс.фунтов и даже угрожал президенту «МЮ» Мартину Эдвардсу расправой (намекая на свои связи с теневыми структурами), если тот не отпустит из клуба Андрея Канчельскиса. Автор той статьи писал, что «… Есауленко ждут неприятности по линии ФИФА», а дальше сам же делал вывод: «Лицензии футбольного агента его лишить нельзя, ее у Есауленко просто нет!» Вот те на! Выходит, Есауленко, уже будучи высоким должностным лицом в «Спартаке», продолжал «жучковать»! Газета сообщала, что ФИФА приступила к расследованию по делу Есауленко и «… возможно, объявит его «персоной нон грата» в своих рядах». Однако прошло уже почти четыре года, но в нашей прессе больше не было сказано ни слова о «деле Есауленко».

    Главный тренер МЮ Алекс Фергюсон

    «А РАЗВЕ НЕГРЫ НЕ НАРОД?»

    Нам же в «Совинтерспорте» Есауленко был известен с другой стороны. Однажды, в 1995 году, Григорий Есауленко (в то время вице-президенит «Спартака) приехал к нам в офис из-за задолженности по севильскому контракту Рината Дасаева. Начал он, правда, разговор с нами один к одному, как описывал Алекс Фергюсон в своей книге. То есть, постоянно намекал на свои теневые контакты и жестко, даже скорее грубо, сказал нашему генеральному директоруВ.И.Галаеву (в моем присутствии), что если «Спартак» не получит полмиллиона долга за Дасаева, нас ждут большие неприятности.

    Пришлось поведать Есауленко, что мы тоже не лаптем щи хлебаем, что наш заместитель генерального директора является генералом ФСБ и ближайшим другом самых высоких руководителей, включая В.В.Путина. Григорий Васильевич сразу изменил тон своих высказываний и продемонстрировал нам свою чуткость и понимание в сложном вопросе юридических проволочек: «Собственно, а что мы шумим, если можно все решить по-деловому и интеллигентно?..«

    С чего, вообще-то говоря, надо начинать рассмотрение вопроса об «агентах ФИФА»? Почему-то журналисты, беря интервью у наших немногочисленных агентов ФИФА, ни разу не задавали вопрос, который мне кажется определяющим: «Где вы, господин агент, нашли 200 тысяч швейцарских франков, необходимых для получения лицензии?» Видимо, многие журналисты догадываются, где эти деньги можно было взять, вот и не спрашивают! А ведь именно с этого момента и надо начинать анализ истории агентства в России. Помню, в конце 1991 года Федерация футбола СССР прислала нам в «Совинтерспорт» свежий циркуляр ФИФА о новых правилах по оформлению трансфертных контрактов. Тогда Сергей Васильевич Куликов, отвечавший в Федерации за трансфертные вопросы, даже позвонил и справился о получении нами бумаги.

    В начале 90-х мы плодотворно сотрудничали с Сергеем Васильевичем. Куликов консультировался с нами о тонкостях оформления зарубежных контрактов и набирался опыта. И вот, в свете упомянутого письма, Сергей Васильевич сообщает, что впредь (по жесткому распоряжению ФИФА и нашей Федерации) вся работа должна осуществляться только лицензированными агентами ФИФА. Мы спросили Куликова, что в данной ситуации должен делать «Совинтерспорт» - единственная организация в Союзе, которая хоть что-то смыслит в этом деле. «Вам нужно положить в швейцарский банк депозит в размере каких-то 200 тыс. швейцарских франков», - ответил Сергей Васильевич. Про банковскую гарантию он тогда промолчал, поскольку не только в Федерации футбола, но даже в Госбанке СССР не знали, где ее взять и как все технически организовать.

    Президент Федерации Вячеслав Колосков прекрасно знал, что у «Совинтерспорта» таких денег нет, да мы и не могли в то время держать в свободном остатке подобную сумму. Дело в том, что мы постоянно помогали Госкомспорту иностранной валютой в осуществлении заграничных сборов наших команд по различным видам спорта – денег в валюте тогда у всех федераций не хватало.

    В начале 90-х годов мне казалось, что при желании и активности Федерации футбола можно было попытаться получить в ФИФА частное определение по России с целью упорядочения работы и во избежание криминализации трансфертного рынка. К примеру, можно было получить от ФИФА разрешение выдавать российским агентам лицензии по списку и под гарантию Федерации футбола без обязательного депонирования средств или предоставления гарантии первоклассного европейского банка – хотя бы на переходный период в несколько лет, пока не произойдет естественное первоначальное накопление капитала. Более того, В.И.Колосков смог бы естественным путем разрушить государственную монополию «Совинтерспорта» и одновременно подготовить и «проверить на вшивость» новоиспеченных российских агентов. Уверен, что Вячеслав Иванович, как всегда, уклонился бы от такой инициативы: зачем, мол, брать на себя ответственность, когда он и так «в шоколаде». На практике же получилось следующее: либо умный и предприимчивый российский «жучок»! становился придатком какого-либо иностранного агента ФИФА, обслуживая его интересы за определенную мзду, либо «ложился» под теневой бизнес.

    А Колосков торжествовал! С давних пор у него с Галаевым (генеральным директором «Совинтерспорта») существовали взаимные антипатии. И вот у Вячеслава Ивановича появилась реальная возможность отлучить «Совинтерспорт» от футбола. Тут-то и возникает вопрос: «А у кого тогда были такие деньги?!» Или можно задать вопрос по-другому: «А у кого тогда можно было одолжить такую сумму, и под какой процент?»

    Можно утверждать с определенной долей уверенности, что в «жучковом бизнесе» были задействованы не только никому не известные «нувориши», но и почти весь футбольный люд – администраторы, бывшие футболисты (в том числе и очень известные) и даже главные тренеры большинства российских клубов и сборных всех возрастов, конкурируя между собой за легкие деньги.

    Чтобы не быть голословным. Приведу конкретный пример. В 1992 году лучшим и самым «жирным» для всех «жучков» куском в то время был Юра Тишков из московского «Торпедо». Один из лучших нападающих Союза, вот-вот будет заигран за главную сборную страны. Первым (разумеется, после провальной попытки израильского агента ФИФА Пини Захави продать Юру в Англию) протянул руку помощи главный тренер московского «Динамо» Валерий Газзаев. Он организовал приезд в Москву руководства итальянского клуба «Аталанта», и в «Президент-отеле«, в обстановке строжайшей секретности, обсуждались возможные условия переезда Юры в Италию. Более того, в декабре 1992 года Юра (без ведома «Торпедо»!) вылетел в Бергамо на просмотр и переговоры, но сделка по ряду причин сорвалась.

    Не остался в стороне от «жучкового» бизнеса и главный тренер сборной СНГ Анатолий Бышовец. Ну как же тогда было без него?! Анатолий Федорович пригласил Юру в состав первой сборной на сборы в США и прямо там же, в Чикаго, обозначил свой «жучковый» интерес: «Юра, ни с кем контракт не подписывай! Только со мной!...»

    На фоне падения общего интереса в мире к российским тренерам (и к российской тренерской школе в целом) отчетливо просматривается и тенденция к сокращению числа талантливой футбольной молодежи в России.

    Пожалуй, лишь ЦСКА устами своего главного тренера Газзаева озвучил намерение осуществлять обновление состава преимущественно за счет российских игроков. ЦСКА даже вынужден теперь переплачивать, поскольку цена на наших футболистов искусственно завышена, и это почувствовали сами футболисты. Ну не понимает наш болельщик, почему он должен болеть за «народную команду», в которой россиян два с половиной человека. Как-то я смотрел в ВИП-ложе Лужников матч Лиги чемпионов «Спартака» против пражской «Спарты» (в которой, к слову, играли ТОЛЬКО чехи). На ряд ниже меня сидел народный певец Л.Лещенко со своими друзьями, а чуть выше и справа – технический директор «Спартака» Александр Шикунов. Всю игру Лев Валерьянович бросал в воздух:

    «Ну, где в команде россияне?!» Шикунов в ответ только как-то виновато улыбался… Кстати, президент «Спартака» Андрей Червиченко в одном из телеинтервью после матча на полном серьезе ответил на этот вопрос певца просто и лаконично: «А разве негры не народ?!»

    КАК «БАВАРИЯ» ТИТОВА ПОКУПАЛА

    Я всегда с огромным удовольствием приезжаю на стадион «Локомотив» или на базу в Баковку по первому зову Ю.П.Семина и его подопечных. Юрий Павлович как-то сказал мне: «Володя, когда ты приезжаешь к нам на базу и мы с тобой разговариваем около «поляны» во время тренировки, я замечаю, как у футболистов просыпается сознание и появляется желание тренироваться. Никто, понимаешь, не хочет ехать в Корею или Китай, а я порой не знаю, как их заставить бегать!»

    В декабре 2000 года мы ехали с Б.П.Игнатьевым, возвращаясь с переговоров, из Тяньцзина в Пекин на поезде. Время приближалось к Рождеству – билетов ни в СВ, ни купейных не было, и мы ехали вместе с простыми китайскими работягами в плацкартном вагоне. Наш разговор плавно коснулся темы темнокожих футболистов в российских клубах. Я спросил Бориса Петровича, что он думает по поводу предоставления Тчуйсе российского гражданства для последующего выступления в составе сборной России. Спросил я, видимо, не вовремя: Игнатьев укладывал свой багаж на верхнюю полку и, возможно, от возбуждения расслабил опорную руку, начал движение вниз и ударился головой об угол (к счастью, обтянутый плотной кожей) подвесной спальной полки. Ирина Ивановна (жена Игнатьева) не на шутку испугалась и укоризненно посмотрела в мою сторону. Борис Петрович потер лоб, и лицо его растянулось во всегдашней обезоруживающей улыбке. Он сел на свое место и возбужденно сказал: «Володя, ну это только неумные люди могут такое сотворить! С какого это фига негры должны играть в сборной России? Мы что, уже совсем того? – он покрутил пальцем у виска. – Я даже не хочу на эту тему говорить, это пусть поляки…» Игнатьев разволновался не на шутку. «Кто-то из журналистов «брякнул» кто-то из тренеров подхватил, а я вот тут должен биться головой у китайцев в поезде!»

    Борис Игнатьев

    Есть еще один фактор, который, безусловно, повлияет на агентский бизнес: у нас резко возросли зарплаты, как футболистов, так и тренеров. Разве это плохо, что главные тренеры вот-вот станут (а кто-то уже стал) долларовыми миллионерами, а средненькие игроки получают по 10 тыс. долларов в месяц?! Я уже не говорю о тех игроках, которые действительно пытаются играть в современный футбол, - их зарплата стала вполне европейской.

    За примерами далеко ходить не надо, надо лишь внимательно читать нашу прессу. Стоило «Локомотиву» стать чемпионом, как журналисты начали пытать Юрия Павловича Семина: кого клуб намерен продать на Запад? Семин ответил просто: «…Крутятся вокруг наших футболистов разные люди (читай «жучки». – Прим.автора), но предложений от серьезных клубов не поступает…» Значит, европейские кубы, предлагающие за футболистов трансферт в 1,5-2 млн.долларов, а самим футболисткам заплату в 20-25 тыс. долларов минус налоги, Семина и его подопечных просто не интересуют: «…деньги у нас есть, а зарплата у футболистов «Локомотива» практически сопоставима со среднеевропейской…».

    Вот еще случай: получаем мы в «Совинтерспорте» факс из штаб-квартиры мюнхенской «Баварии» на мое имя с предварительным предложением по приобретению Егора Титова.

    Егор Титов мог стать игроком мюнхенской «Баварии»

    Это уже было серьезно! «Спартак» сообщил нам, что цена на Титова должна быть не меньше 20 млн.долларов.Франц Беккенбауэр, будучи в Москве, в частной беседе с Председателем совета директоров «Совинтерспорта» А.А.Коршуновым (своим давним и хорошим другом) откровенно говорит, что, во-первых, Титов столько не стоит в принципе, а во-вторых, «Бавария» найдет более достойное применение сумме в 20 млн.долларов: можно купить Писсаро и братьев Ковачей, о оставшиеся средства пустить на развитие клубной детско-юношеской школы. Помните эпизод из фильма «Формула любви»: «…У меня воз сена стоит 10 рублей, Федосья Ивановна! – «Стоит-то оно стоит, да никто ж его не покупает! У вас совсем никудышное, разве что горит хорошо!...»? Слава Бог, что сам Титов оценивает себя реально и даже отважился признаться читателям «Советского спорта» (21.01.2003), что, играй он в «Динамо» (Киев), давно бы «умер» на тренировках. Там же бегать надо (как будто в «Баварии» можно, как в «Спартаке», ходить пешком)! Я вспоминаю конфуз с лучшим российским игроком 1997 года Дмитрием Аленичевым, который после первого круга чемпионата России 1998 года уехал в «Рому». Как откровенно признался сам Дмитрий «Спорт-Экспрессу«, за месяц предсезонных тренировок у Фабио Капелло он похудел аж на четыре килограмма. Это притом, что сам Аленичев всегда был худющим и что перед этим отыграл полный круг российского чемпионата! И это лучший российский игрок – что же тогда говорить о других?