V4x3 l 1452113768539

30‑летний владелец «Рединга» – о футбольном бизнесе в Англии и России, результатах любой ценой, филиале РФПЛ и патриотизме. «ССФ» продолжает серию публикаций автора и ведущей телеканала «Россия 2» Катерины Кирильчевой из ее английской командировки для программы «90х60х90».

«НАШ АБРАМОВИЧ»

На стадионе «Рединга», как и на любом другом, перед игрой с грандом английского футбола – аншлаг. В ожидании матча с «Арсеналом» болельщики организованной толпой разбредаются по периметру. Выцепляю разновозрастные группы, чтобы узнать, устраивает ли местных русский владелец. И стар, и млад, и леди, и джентльмены отвечают одинаково прогнозируемо – устраивает. «Грядет новая эра, – вторят друг другу. – Это наш Абрамович, значит, все будет хорошо».

Наутро после игры («Рединг» уступил – 2:5) «их Абрамович» встречает нас на опустевшей арене скромно – по этикету, но без особых церемоний. В поведении Антона чувствуется небольшое стеснение и едва уловимая скованность – из-за отсутствия практики больших телевизионных интервью он волнуется. В каждый вопрос вслушивается сосредоточенно, каждый ответ продумывает.

– Антон, вы успешный бизнесмен, женаты на известной модели, владеете футбольным клубом – о таком мечтают миллионы мальчишек. Считаете себя баловнем судьбы?
– Нет, наверное… Мне рано останавливаться.

– К чему стремитесь?
– У каждого свои жизненные цели, у меня их много.

– Мне кажется, дальше – только в президенты, – пытаюсь оживить беседу шуткой.
– Нет, политика меня не интересует (улыбается).

– Обозначьте хотя бы, куда хотите двигаться?
– Во-первых, нужно расти в личностном плане. Финансовое состояние – это хорошо, но ты должен совершенствоваться как человек. Есть много вещей, которыми я хочу заниматься, – и благотворительность, и расширение бизнеса. Футбол – мой первый спортивный проект, я хочу большего. Мне интересен этот вид бизнеса. К тому же спорт как бизнес во многом еще нематериален.

– Английская Премьер-лига – весьма доходный проект, разве нет?
– Это развивающийся проект. Американский спорт гораздо материальнее, хотя АПЛ официально смотрят в 25 млн домов в Англии, и в 600 млн по всему миру – неофициально. Мне видится, это только начало развития английской лиги, потому что мы просто не понимаем, сколько людей ее смотрят. Надо учиться капитализировать. Недавно в Англии был подписан новый телевизионный контракт, рассчитанный на 70‑процентное увеличение стоимости продукта. Плюс доходы от международных прав…
Футбольный бизнес в Англии может и должен быть прибыльным, хотя это во многом зависит от твоих задач. Есть команды, пытающиеся выиграть любой ценой. Например, «Манчестер Сити» недавно опубликовал отчет – за год 100 млн убытка! Естественно, для них это не бизнес – они преследуют другие цели. Но есть и обратные примеры – «МЮ» и «Арсенал». «Рединг» тоже стремится к результатам, но не любой ценой.

– Вы упомянули американский спорт, где тридцатисекундный рекламный ролик во время Супербоула (финал в американском футболе. – Прим. ред.) стоит порядка 4 млн долларов. Полагаете, английский футбол и АПЛ должны идти по такому пути?
– Такого никогда не будет. Американский спорт – это другой спорт. Как думаете, почему главные заокеанские лиги – НХЛ, НБА, НФЛ – так успешны коммерчески? Да потому что это «старт-стопы», предоставляющие рекламодателям массу временных слотов. А в футболе есть начало матча, перерыв и конец. Поэтому так проблематично коммерциализировать футбол с точки зрения рекламы.

«ЗАДАЧА «РЕДИНГА» – ЗАКРЕПИТЬСЯ В СЕРЕДНЯКАХ»

– «Рединг» для вас – больше хобби или бизнес?
– Скорее бизнес, чем хобби. Но бизнес эмоциональный, и частичка хобби тоже присутствует. Потому что это футбол. Футбольный бизнес – занятие, которое я люблю больше всего в жизни. К тому же в «Рединге» все настолько грамотно выстроено, что я могу себе позволить 70–80 процентов времени находиться в Москве.

У меня не было такого, чтобы вдруг пришла в голову мысль: хочу купить футбольный клуб! Поступило предложение, я его изучил, оценил финансовые риски, и внутренняя интуиция подсказала, что нужно соглашаться. Я ведь учился в школе в 20 минутах от этого стадиона, поэтому даже местность в Рединге мне по-своему родная…

– По сообщениям российских СМИ, одна из ваших специализаций – спортивный менеджмент…
– Это все слухи. Нет у меня никакого спортивного образования.

– ?!
– Я финансист. Просто окончил краткосрочные курсы по спортивному менеджменту. Остальное – слухи.

– Не удобнее было бы купить команду с именем, а не скромный «Рединг»? Говорят, вы присматривались к «Эвертону»…
– Еще раз, для меня это бизнес. Я приобрел команду, на тот момент выступавшую в Чемпионшипе, мы вывели ее в Премьер-лигу. А футбольный клуб высшего английского дивизиона – это уже вполне ликвидно.

У меня уже сейчас есть предложения о покупке «Рединга», но я их не рассматриваю. Для меня это долгоиграющий проект, я закладываю на его реализацию пять-семь лет. У клуба есть все, для того чтобы вырасти. Мы находимся вблизи Лондона, в шестом по доходности населения регионе Европы, стадион забит на каждую игру, мы самый близкий клуб для 4 млн человек, то есть находимся в привлекательном регионе. Рединг – один из главных корпоративных центров Англии. Здесь находятся штаб-квартиры больших английских компаний…

Все эти факторы благоприятствуют бизнесу. «Рединг» уже сейчас стабилен, в этом году не будет убыточным. А дальнейшая наша задача – развиваться постепенно. На первом этапе нужно укрепиться, потом – увеличить вместимость стадиона, что привлечет большие доходы (сможем покупать более сильных игроков). Наша генеральная стратегия – закрепиться в середняках, а дальше видно будет. Середняк АПЛ – уже неплохо!

«ПРО ПАВЛЮЧЕНКО ДАЖЕ МЫСЛЕЙ НЕ БЫЛО!»

– Все знают о «Челси» Абрамовича. У «Портсмута» был русский владелец. Теперь есть «Рединг» Зингаревича. Как британцы относятся к русским владельцам местных команд?
– Здесь нет деления – русский ты или нет. Болельщики будут поддерживать, если ты успешен. Да, я еще один русский. Что я могу с этим поделать (смеется)?! Английский футбол – инвестиционно привлекательный международный бизнес, поэтому, естественно, есть много желающих приобрести местные клубы.

– В «Рединге» играет Погребняк, российские СМИ периодически сватают к вам то Аршавина, то Павлюченко…
– Тоже слухи. Вообще непонятно, откуда они берутся. Про Павлюченко даже мыслей не было!

– То есть «подтягивать» российских легионеров не планируете?
– Скажу так: мы рассматриваем футболистов на конкретные позиции, и если среди кандидатов есть русский игрок (хотя по зарплатным соображениям не так много россиян хотят ехать в Англию), мне с ним проще договориться. Просто когда ведем переговоры с футболистами, я должен объяснить, какой проект мы пытаемся создать. И мне проще донести это до российского игрока.

Да, у нас играет Погребняк. В определенный момент Павел оказался хорошим вариантом для нас. Но ожидать, что «Рединг» превратится в филиал российской премьер-лиги… Такого не будет абсолютно точно. Это даже смешно. Хотя бы потому, что в России немного игроков, соответствующих уровню АПЛ.

«КАКОЙ ТЫ ПАТРИОТ…»

Антон так давно живет в Англии, что, на первый взгляд, Европа безвозвратно вытеснила из его личности все русское. В сдержанных манерах, вежливом обращении, эмоциональной скупости он скорее британец, нежели россиянин.

– Вы с 1996 года живете в Англии, здесь же получали образование… Насколько ощущаете себя русским?
– Если говорить о внутреннем состоянии, то я русский на сто процентов. Патриот своей страны! Да, сейчас многие скажут, мол, какой ты патриот…

– Если купил не «Амкар» и не «Мордовию»?
– Да. А я им отвечу, что футбол – это бизнес. В России клубы убыточные. Если судить по тому, как все там сейчас происходит, российский футбол еще долго не будет бизнесом. В принципе, в какой-то степени его можно назвать благотворительностью.

– А вы как раз хотите заняться благотворительностью! Может быть, вложитесь в российский футбольный клуб?
– Может, когда-нибудь я так и сделаю, но сейчас у меня просто не хватит сил совмещать. Сначала хочу добиться успеха здесь, чтобы в будущем привнести в Россию какие-то наработки.

– Что нужно сделать российскому футболу, чтобы избавиться от хулиганства на трибунах, поднять лигу финансово, превратить ее в прибыльный бизнес?
– Нельзя так просто сказать: давайте сегодня все изменим. Должна произойти эволюция. Ведь и англичане в свое время выбирали свой путь развития. Запретили фанатам стоять во время игр, сделали так, чтобы хулиганы дрались вдали от стадиона, чтобы у этих людей вообще пропал интерес к хулиганским акциям…

Первоочередная задача российского футбола, мне кажется, – сделать продукт коммерчески выгодным. Сегодня телетрансляции РФПЛ не приносят доход, и это большой минус. Хотя, например, я вижу, что чемпионат России – это интересно. И количество стран, транслирующих английскую, ой, российскую, премьер-лигу, с каждым годом увеличивается. Но именно русская часть прав, на внутреннем рынке, должна быть более прибыльной.

С другой стороны, футбол в России – еще и социальная вещь, и нельзя взять и убрать футбол с общедоступных каналов. Поэтому государство должно пойти на какие-то уступки. Может, применить аргентинскую модель, где каждый клуб получает от государства дотации из специально созданного фонда? Команды дотируются не отдельно каждая, а в целом. А когда деньги приходят в футбол, сразу появляется и частный интерес.

«СИМПАТИЗИРОВАЛ «ЗЕНИТУ» И… «СПАРТАКУ»

Закончить беседу предлагаю парой неформальных вопросов.
– Вы играете в футбол?
– Выступал в Англии за школьную команду, когда учился. Еще занимался теннисом, но непрофессионально.

– Какому клубу симпатизировали в детстве?
– «Зениту». Я из Питера, поэтому выбора не было. Хотя в начале 1990‑х, когда «Зенит» играл в первой лиге, симпатизировал еще и… «Спартаку». Сейчас интерес к питерцам поутих, потому что у меня теперь свое детище.

Быть и владельцем, и болельщиком… Мне понадобилось время, чтобы привыкнуть к тому, что помимо боления я еще и процессом управляю. Это отнимает гораздо больше эмоций, нервов и сил.

– Нужно лицо держать?
– В прошлом году был случай, когда я не согласился с решением судьи…

– Из VIP-ложи на поле выбежали?
– Нет, я вскочил, хотел что-то крикнуть судье, но сэр Джон (Мадейски, председатель совета директоров «Рединга», в его честь назван стадион команды. – Прим. авт.) меня одернул и сказал, что так себя вести нельзя. После этого я понял: мне еще многому нужно учиться. Например, видеть объективную картину, а не реагировать только на результат…
Рединг

ПЯТЬ ФАКТОВ О ЗИНГАРЕВИЧЕ

- «Редингом» владеет с января 2012 года. Сумма покупки 51 процента акций – 25 млн фунтов. При нем команда вышла в Премьер-лигу, где сейчас занимает 19‑е место (из 20 участников).
- Сумма инвестиций за время
правления – более 50 млн фунтов (пришедший летом в клуб на правах свободного агента Павел Погребняк стал самым высокооплачиваемым игроком в истории «Рединга» с зарплатой 65 тысяч фунтов в неделю).
- Бизнес: литиево-ионные батареи для автомобилей, мобильные приложения, целлюлозно-бумажная промышленность…
- Сын Бориса Зингаревича (130‑е место в списке Forbes, состояние – 750 млн долларов).
- Женат на белорусской супермодели Екатерине Доманьковой (на фото).

Связанные материалы: