Всю зиму болельщики «Крыльев» на фоне активной трансферной кампании ждали перехода футболиста, который стал бы «бомбой» российского масштаба.

 «Бомба» в итоге взорвалась, но далеко не спортивного характера. Пока «Крылья» мучились осенью на поле, оказалось, что между правительством Самарской области и владельцем клуба шли напряженные переговоры о передаче акций. Причем собственник «Крыльев», который до этого тщательно скрывался, неожиданно дал о себе знать публике. Оказалось, что у самарского клуба сменился владелец еще прошлым летом. А стал им адвокат, доцент кафедры гражданского процессуального и предпринимательского права СамГУ, специалист по корпоративному праву Андрей Пашков. Он купил у прежнего собственника кипрскую компанию «Фекатана», которая владеет в конце концов 100% акций «Крыльев Советов», всего…за 80 000 рублей!

Теперь он – единственный и неоспоримый владелец футбольного клуба, за который болеют тысячи самарцев. Осенью правительство Самарской области потребовало у Андрея Пашкова безвозмездно и немедленно передать все акции. Адвокат и преподаватель просто так с ними расставаться не намерен и выдвинул свои условия. Пока процесс переговоров зашел в тупик. А тем временем в интервью «КП» Андрей Пашков объяснил, зачем он стал владельцем футбольной команды, чего он добивается и что ждет «Крылья» в ближайшем будущем.

«УЗНАЛ, ЧТО Я ЛИЦЕМЕР»

- Прошла неделя с момента первого вашего публичного выступления. Что-то после этого изменилось в вашей жизни? Как вам обрушившаяся популярность? Звездой себя не ощущаете?

- Чтобы понять, звезда ты или нет, надо знать, что это такое. Или, по крайней мере, ставить себе цель ею стать. Таких знаний у меня нет. И целей тоже. Тем более что ассоциации со словом «звезда» часто вызывает скорее негативные, чем позитивные эмоции. Не могу терпеть, когда кто-то ведет себя по-звездному. Изменилось то, что я получил гораздо больше информации о себе, чем было до этого. Например, я узнал, что лицемер, услышал другие нелестные характеристики. Причем никакой аргументацией это не подтверждено. Аргумент один – потому что. Конечно, по сравнению с прошлым понедельником я тоже стал другим.

- То есть вы скорее не рады тому, что стали публичным человеком, чем рады?

- Публичность – это ответственность за то, что ты говоришь, делаешь. Я считаю, что всегда бы ответственен перед собой и теми, перед кем я брал обязательства.

- Я – владелец клуба Премьер-лиги – звучит амбициозно. Тем более Самара – футбольный город. На вас после этого стали как-то по-другому смотреть окружающие?

- Однозначно смотрят по-другому. Многие читают между строк. У нас почему-то любят читать между строк. Я, например, такого предмета не знаю - чтение между строк. Читать надо строки, я говорю открыто и прямо. К счастью, есть нормальные люди, которые помогают. Они уже все прочитали, все поняли, приложили усилия для достижения общих целей. Что касается коллег, то мы давно знаем друг друга. Они не сомневаются во мне. Зная меня, они понимают, что есть разница между мной и тем, что обо мне говорят.

- Вы удивились с тем, что столкнулись с негативом?

- Ничего удивительного нет. Отчасти такой реакции я ожидал. Скорее я увидел соотношение негативного и позитивного. К сожалению, я увидел, что позитивное очень трудно пробивается. Даже негатив, я удивлен качеством его подачи. Это либо эмоции, которые трудно описать, либо страсть людей искать междустрочные моменты. Им надо обязательно найти, кто за кем стоит и так далее. Я понимаю, что люди уже просто не верят, время такое. Не верят никому, нигде и никак. Для людей странно, что я стал владельцем клуба. К сожалению, никто не пытается включить логику, подтвердить этот негатив либо его опровергнуть. Это все происходит на уровне междометий. Может быть, и я в чем-то виноват, потому что не совсем правильно довел свою позицию. Это я сейчас пытаюсь исправить.

«АТМОСФЕРА НА СТАДИОНЕ СЕЙЧАС ДРУГАЯ»

- Вы позиционируете себя еще и как болельщик «Крыльев». Верно?

- Верно. Я не буду говорить, что начал болеть за «Крылья» с детства, это было бы сказкой. Я помню некоторые фрагментарные моменты, как я с отцом ходил на стадион «Динамо» и переживал за «Крылья». Сознательное боление началось где-то на первом курсе института. Появился однокурсник – Дмитрий Дробинин, с которым можно было вместе ходить на стадион. Раньше я сидел на Восточной трибуне, потом перебрался на Запад – подальше от солнца. Очень долгое время ездил на стадион со 116 километра. Мне, кстати, больше нравился тот период, когда на «Металлурге» еще были деревянные скамейки. Посещение было сродни целой церемонии. Приходишь за часа полтора до матча, постепенно стадион наполняется, народ рядом с тобой рассаживается, какие-то новости из команды обсуждаются, солнышко.

- Сейчас, по-вашему, на стадионе другая атмосфера?

- Другая. Реально она другая! Мы другие, и атмосфера другая. Мы играли во второй лиге, выигрывали у какого-нибудь «Торпедо-Владимир», и были счастливы. Тогда у нас были свои игроки, которых сейчас мы называем ветеранами. Не хочу никого обидеть, но из современных футболистов, отыгравших за «Крылья», такими ветеранами, как Быткин, Аряпов, я, к сожалению, никого не назову. Тогда игроки не бились за выход в еврокубки, но они были нашими. Сейчас другая атмосфера. Мы теряем дух «Крыльев Советов», наши традиции. Кто-то может создать команду с таким же названием. Бога ради! Но это будет совсем не то. Кто улавливает это, тот о таком святотатстве даже думать не может, не то, чтобы об этом говорить. А кто не улавливает… Это совсем другой дух. Точнее, отсутствие духа. Мы забыли, что такое полный стадион. Мы слышим: ой, мы целый год не работали с болельщиками. Я вообще не понимаю, что такое работа с болельщиками! Такое ощущение, что болельщиков воспринимают этакими детьми, с которыми надо работать. Работа с болельщиками – что это такое? Укол сделать, чтобы мы успокоились, или взбодрить, чтобы мы снова глазки открыли? Не надо с нами работать! Мы органическая часть «Крыльев Советов». Надо уважать людей и мнение. В данной ситуации я хочу, чтобы наше мнение уважали не потому, что мы только народ, а потому что у нас есть акции. И мы, как болельщики, будем ими пользоваться. Это уникальнейшая возможность! Я не утверждаю, что реализуется предлагаемый мною вариант. Есть множество обстоятельств, в том числе, и личный момент. Но попытаться надо. Вопрос в том, поддержат ли меня и мои идеи. Если не поддержат, да бога ради, хоть Чигеневу завтра акции отдам. И тогда все последствия, касающиеся будущего «Крыльев», лягут на вас, болельщики. Мы можем кричать на трибунах, какие нехорошие люди управляют. Но когда дело касается ответственности, то почему-то все становятся пассивными. И это не только этой ситуации касается, но и множество других. Проблема в том, что мы часто боимся брать ответственность на себя и нам легче ее переложить на другого человека.

- На матчи «Крыльев» вы ходите по абонементам?

- Честно, этот сезон я несколько пропустил. Хотя до последнего момента ходил на стадион по абонементам. Со мной ходит большая компания, два сына – 17-ти и 5-ти лет, дочь, жена. Получалось накладно. Перешли на билеты. Сидели на четвертом, пятом секторах. Сейчас мы на первый перебрались, детский – спасаем младшего от витающих в воздухе эмоций.

«КОНСПИРОЛОГИ ВСЕГДА УМНЕЕ ТЕБЯ»

- Когда прежний собственник «Крыльев» предложил купить акции клуба, ваши первые эмоции? Оторопь, эйфория?

- Было большое удивление. Но я понял, что появился шанс что-то изменить в ситуации с клубом. Я интересовался, почему владелец выбрал меня в качестве нового собственника клуба. Я понял, что появилась идея сделать из «Крыльев» народный клуб. Я посчитал, что могу взять на себя такую ответственность, став собственникам клуба в интересах болельщиков. И те вопросы, проблемы, что я поднимаю, - их будут вынуждены решать в любом случае.

- Поверить в то, что вы стали владельцем футбольного клуба вот так, по воле случая, сложно. Ведь не случайно выбор пал выбор на вас?

- Я могу лишь предполагать. Я занимаюсь корпоративным правом с 1997 года. Через меня прошло огромное количество клиентов. Просто информация обо мне могла дойти до прежнего владельца «Крыльев».

- Согласитесь, 80 000 рублей, что вы заплатили за клуб, весьма символичные деньги. Почему так мало?

- Я ведь покупал не клуб, компанию «Фекатана», у которой есть в активе «Крылья Советов», причем не в главную очередь. Это ведь убыточный бизнес-проект, у него один только долг перед «Новикомбанком» около миллиарда рублей. Спросите у любого оценщика. И он скажет: зачем тебе вообще это надо? Покупка акций «Крыльев» - это не покупка бизнеса. Если бы это было так, разве я стал бы называть символическую сумму в 80 000 рублей? Я бы мог сказать, что купил клуб за два миллиона евро, принял все проблемы, так что возвращайте хотя бы эти два миллиона. 80 000 рублей – это символ того, что покупка не носила коммерческий характер. Такой путь был избран прежними владельцами, чтобы болельщики могли участвовать в жизни клуба. Почему они так решили – это уже вопрос к предыдущим владельцам. Но разве это не хорошая цель – отдать болельщикам право участвовать в жизни любимого клуба? Нормальная идея! Какими бы мотивами ни руководствовались бывшие владельцы «Крыльев», они дали шанс людям почувствовать себя людьми.

- Многие считают, что за вами все равно кто-то стоит. Что вы не настоящий владелец «Крыльев»…



- Это конспирологи выстраивают различные теории. За неделю каких только версий не начитался. Доходит до фантастики! Вот Кожухов объявился, хочет помочь бороться против меня губернатору. Те, кто его знает, поймут – это же анекдотическая ситуация! Никак не реагирую на какие-то обвинения в свой адрес. Зачем вступать в полемику, если люди уже все решили? Они все знают, строят версии, рассуждают. Например, говорят, что я человек Развеева. Точка. А вся логика в том, что я упомянул в интервью Развеева с положительной стороны. Вот и вся логика. Такие люди, конспирологи, всегда умнее тебя. Так что смысла вступать в полемику нет. Или мне верят, или нет. Хотите, присоединяйтесь. Нет - ищите, кто там за мной стоит.

«СТРУКТУРА КЛУБА ДОЛЖНА БЫТЬ ИЗМЕНЕНА»

- Вот министр имущественных отношений Юлия Степнова напрямую говорит, что вы готовы отдать часть акций в обмен на базу и стадион. Так ли это?

- Слова вырваны из контекста. Когда начались переговоры, я действительно обозначил свою позицию – на первом этапе готов отдать 49% акций. От имени «Феканаты» я написал письмо, в котором изложил свое видение, как в будущем избежать критических ситуаций, в которые неоднократно попадали «Крылья». Первое – реорганизация системы управления клубом. Второе – изменение системы принятия решений путем поиска компромисса между участниками процесса обсуждения. Третье – выстраивание системы подбора управленческих кадров, где, выбирались бы независимые кандидатуры. Четвертое – система имущественных гарантий, где право пользования тренировочной базы находилось в компетенции клуба. Где здесь речь о передаче собственности в руки владельца? Я замечу, что мое письмо было написано в ответ на предложение областных властей отдать акции «Крыльев» по формуле 75%+1. В начале переговоров стороны всегда заявляют о своих максимальных желаниях. А дальше идет процесс согласований. На мое письмо я до сих пор никакого ответа не получил. Шар на стороне переговорщиков. Ни о каком шантаже здесь речи не идет. Я специально так сформулировал свое предложение, что можно понять: это не ультиматум, все можно обсуждать, достигать компромиссов.

- Вы говорили, что судьба «Крыльев» решится 16 апреля. Почему именно эта дата? И кто будет присутствовать на общем собрании акционеров?

- По закону я, как владелец клуба, должен провести собрание по итогам года не ранее двух месяцев и не позже шести с момента окончания года. Я назначил общее собрание на 16 апреля, чтобы не затягивать. На годовом собрании подводятся итоги года – сколько клуб потратил, сколько заработал. Я поручил генеральному директору «Крыльев» подготовить все документы по итогам работы за год. А окончательную оценку я буду давать по итогам года с учетом работы аудиторов и ревизионной комиссии.

- Акционеры клуба – кто они? Я правильно понимаю, что только вы один?

- Участника в общем собрании от акционеров представляет директор компании «СА Спортс Менеджмент», которая и владеет 100% акций клуба. Кстати, интересный момент. Первым делом я уволил с поста директора «СА Спортс Менеджмент» Шашкова. И никто не сомневался в законности этого шага. Я назначил на должность человека, который будет ставить на документах все подписи вплоть до документов по купле-продаже акций. Ни у кого никаких вопросов не возникло. А тут вдруг со мной не хотят вести переговоры. Очень странно! После моего предложения прошло три месяца – полное молчание. Почему? Вопрос не ко мне. Как говорят переговорщики, что я не произвожу вид человека, который что-то решает. Если есть такой вид, но нет полномочий, решать можно. Если нет такого вида, но есть доверенность – нет. Странная логика!

- Еще вы намекнули, что готовы отдать акции, если у руля клуба встанет новое руководство. Так ли это?

- Нет. Речь идет о реорганизации системы управления клубом. Необходим новый орган управления. То есть, новый состав Совета директоров. Я предполагаю, что в нем должно быть не 5 человек, как сейчас, а 7. 4 кандидатуры выдвигает правительство Самарской области – 3 – болельщики. Управленческая структура стандартна - акционеры, Совет директоров, директор. Но это надо наполнить новым содержанием. Плюс система подбора управленческих кадров. Заметьте, я не затрагиваю чисто спортивные моменты. Детский футбол, юношеский футбол, система взаимоотношения с главной командой. Все это потребует детального изучения. В целом достаточно серьезно должна быть изменена вся внутренняя составляющая работы клуба.

- Судя по тому, что вы говорите о намерении создать новый Совет директоров, у вас есть претензии к нынешнему руководству?

- Результаты ревизии, которую я провел, показали, что работа нынешнего руководства клуба не эффективна. Но что-то более точное я могу сказать только когда будут представлены итоги деятельности клуба за год на общем собрании. Предвосхищать события я не могу и заранее говорить о том, что я уже все оценил, и работа была проведена неудовлетворительно, тоже. Но исследованные мною материалы показали, что основной и главный бич «Крыльев» - неэффективность принимаемых решениях. Она основана на пробелах построения системы управления, закрепленных в учредительных документах, регламентах, инструкциях. Тут все надо менять.

- У вас уже есть представление, кто бы мог войти в новый состав Совета директоров?

- Пока не готов говорить об этом. Главное, что в него могут войти представители болельщиков.

- Себя вы видите в Совете директоров «Крыльев»?

- Изучив деятельность клуба, считаю, что могу на данном этапе принести пользу «Крыльям» как специалист в области корпоративного права. А вообще меня вот еще что удивляет. Я начинаю указывать на недочеты, а мне говорят, что это формальности. Поверите мне, не бывает в работе формальностей. Несоблюдение, как говорят, формальностей, ведет к безответственности. Механизмы персональной ответственности в структуре управления клуба сейчас отсутствуют. В клубе должна быть персональная ответственность за любое принимаемое решение.

- Есть ли у вас амбиции стать председателем Совета директоров?

- Никогда не претендовал и не заявлял об этом.

«ДЕНЬГИ ЗА АКЦИИ НЕ ТРЕБУЮ»

- Что будет, если ситуация не сдвинется с мертвой точки до 16 апреля? У вас есть план Б?

- Надо сначала с планом А разобраться.

- Фигурируют суммы в полтора миллиарда рублей. Именно столько обходится содержание «Крыльев» в год.

- Я никогда не говорил о платежах за акции. В своем письме я указал, что не просил и не буду просить денег. Это принципиальная позиция. Никогда, ни о каких суммах я не заявлял. Подумайте сами. Если бы мне нужны были деньги, стал бы я делать какие-то публичные заявления? Я бы просто прикрывался компанией, и все!

- Губернатор Самарской области Николай Меркушкин открыто назвал ваши действия шантажом...

- Не надо меня сталкивать с губернатором. Я еще раз могу повторить, что никогда не просил денег за акции. Я не знаю, почему Николай Иванович так сказал. И даже не хочу предполагать. Я не знаю, может быть, от моего имени начали действовать мошенники? Может быть, это они выбивают миллиарды. Не могу что-то комментировать.

- Откуда у вас уверенность, что вы отдадите акции, а потом во главе «Крыльев» поставят менеджеров, которые будут управлять так, как вам понравиться?

- Есть уверенность в том, что нынешнее положение дел в клубе не устраивает никого. Какие-то перемены все равно должны были произойти. Я считаю, что пришло время, когда болельщики могут не только сетовать, что снова что-то не получилось, а принять участие в управлении клубом наравне с государством. Мы, болельщики, органическая часть Самарской области, ее жители.

- И все-таки, а вдруг что-то пойдет не так?

- Предусмотрен общественный контроль, который и будут олицетворять болельщики. Он не позволят управленцам принимать неверные решения. Я не говорю о том, что болельщики должны быть генеральными директорами, коммерческими директорами. Они должны стать лицами, которые не только обсуждают на гостевой книге клуба невзгоды, но и оперативно, как члены Совета директоров, реагируют на ситуацию в клубе. Они заинтересованы в изменениях в первую очередь, потому что все делается ради них. Болельщикам надо перестать быть детьми, которые ждут, когда взрослый дядя за них решит их судьбу. Есть возможность самим решить эту судьбу!

- Какие еще недочеты вы видите в структуре клуба? И почему, если вас что-то не устраивает, не предпринимаете решительных шагов? Например, не набираете новую команду?

- На сегодняшний день Устав клуба не отличается от Устава какого-нибудь завода по производству пластиковой тары. Ясно, что это упущение. Но не мое! Я не делаю агрессивных шагов, чтобы не быть обвиненным в захвате клуба. Я жду компромиссного, нормального диалога.

«ПРОБЛЕМ С ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕМ НЕ БУДЕТ»

- Выше вы затронули тему неких упущений в работе клуба. Назовите хотя бы два.

- Ранее я уже озвучивал ситуацию с покупкой Евгения Баляйкина. К сожалению, «Крылья» продолжают идти те же путем. По моим данным, «Крылья» купили Илью Максимова за 2,2 миллиона евро. Этот футболист недавно получил травму и неизвестно, как он будет готов к сезону. Не считаю, что этот шаг эффективен. Посмотрите, «Крылья» купили Горо за 450 000 евро. Этот футболист хорошего европейского уровня. Получается, клуб мог бы купить за те деньги, что потрачены на Максимова, пять таких Горо. Возьмите прошлый год. Мы купили Бруно Телеса, который вписался в команду. И приобрели Баляйкина в общей сложности более чем за два миллиона евро. Выводы делайте сами.

- За эту неделю к вам обращались с просьбой выкупить акции?

- Не обращались. А если бы обратились, то получили отказ. Акции не продаются, так как они предназначены для болельщиков. Единственным партнером в переговорах по передаче акций может быть только Самарская область.

- Предположим, я болельщик «Крыльев». Готов купить у вас часть акций. Вы продадите?

- Нет. Сейчас разбазаривать акции было бы неправильно. Тем, кто хочет поучаствовать в жизни клуба, я могу предложить различные механизмы. Так, открывается сайт www.narodks.ru. На нем я опубликую то видение реорганизации структуры клуба, которую я вижу. Там же будут доступны все механизмы участия в судьбе «Крыльев». В том числе, условия, при которых любой болельщик мог бы войти в состав Совета директоров.

- Вернемся к «Крыльям». Председатель Совета директоров «Крыльев» Алексей Чигенев говорит, что у клуба из-за переговоров по передаче акций областному правительству, могут быть проблемы при лцензировании. Это так?

- Честно говоря, мне как юристу, комментировать выступление Чигенева как-то даже не хочется. Не знаю, с кем консультируется Алексей Иванович. Реальных акционеров я не знаю. Есть документы, в которых подтверждено, что я являюсь владельцем «Феканаты». Если Чигенев хочет искать неких реальных акционеров, пусть ищет. Но у меня есть набор документов, подтверждающих, что я осуществляю конечный контроль клуба. Именно такие документы требуют РФС, УЕФА, ФИФА. Неделю назад я передал в «Крылья» Илье Кедрину документы на английском языке. В этот понедельник – на русском, заверенные нотариусом. Как он мне объяснил, все документы отправил в РФС. Там проведут проверку документов и сделают выводы, достаточно ли их, или нет. Я думаю, что оснований в отказе быть не может. Поэтому с лицензированием ситуация нормальная.

- На клубе висят долги. По условиям лицензирования клубы с долгами не допускают до чемпионата. Как будет решаться эта проблема?

- Насколько я знаю, не должно быть долгов за текущий период перед футболистами, тренерами, агентами, должны быть решены все вопросы по трансферам и социальному страхованию персонала. На сегодняшний день проблем в этом плане не должно быть. По крайней мере, руководство клуба мне об этом не докладывало. А вообще долговые обязательства покажет окончательная ревизия.

- Вы довольны нынешней зимней трансферной кампанией?

- Только время покажет. Сложно сейчас оценивать. Пришел Гаджи Муслимович Гаджиев, уважаемый специалист, с именем которого связаны самые яркие достижения «Крыльев». Я не принимал участия в решении этого вопроса. Его принимали менеджеры исходя из своих критериев. Я не сомневаюсь в квалификации, личных качествах приглашенный специалистов. В рамках существующих систем управлений это, наверное, лучшее решение. Будет другая система принятия решения, тогда то, что сейчас, может быть, не будет нас устраивать. Сейчас решения принимаются по-другому. Но я говорю не о кандидатуре главного тренера. Речь идет о типах принятия ключевых решений.

- Приглашение Андрея Кобелева стало ошибкой?

- Наверное, не само решение. Ошибка скорее в том, что руководство клуба оказалось не готово предвидеть развитие ситуации. Свидетельство этого – назначение Александра Цыганкова исполняющим обязанности главного тренера команды. Это было спонтанное и неподготовленное решение.

- Пришедшие футболисты, по вашему мнению, усилили команду?

- Игроки – лица специфические, артисты в какой-то мере. Мы знаем сотни случаев, когда прекрасные футболисты заигрывали в командах, и наоборот. В тренере сомнений нет. Что касается игроков, то время покажет.

«ГОТОВ ОБЪЯСНИТЬСЯ С БОЛЕЛЬЩИКАМИ»

- Вы ведь понимаете, что сейчас несколько тупиковая ситуация из-за отсутствия диалога по поводу передач акций? На лицо некая конфронтация. И не боитесь, что область откажется финансировать «Крылья», и тогда команда не проживет?

- Конфронтации нет. Есть сложный этап переговоров. Я думаю, что в переговорах много эмоций. В конце концов, найдется решение, все разрешиться положительно.

- Вы лично готовы начать поиск инвесторов?

- Ну а что такое поиск инвесторов – это ведь не поиск грибов. Идти в резиновых сапогах по лесу, пошвыривая палочкой прелую листву и срезая ножичком грибочки. Процесс предполагает иные подходы. Я считаю, что моя деятельность на данный момент – это тоже поиск инвесторов. Ведь я выступаю за создание эффективной структуры клуба. Кому же из инвесторов не захочется приобрести готовую компанию с работающей системой?

- У вас есть какая-то генеральная идея? Скажем, может быть, хотите через пять лет видеть «Крылья» в еврокубках?

- Ну что вы. Надо начинать с задачи-минимума. А на данном этапе это сохранение «Крыльев» в Премьер-лиге. Я, кстати, уверен, что эту задачу команде удастся решить. Еще генеральная идея – найти эту самую идею. Мы можем идти или от результата, или от самого процесса. Я считаю, что не стоит сейчас ставить результат во главу угла, тратить большие деньги, то есть, жить по-старому. Потом для клуба оборачивается это тяжелыми потерями. Результат должен быть обусловлен процессом, естественной работой клуба. Загадывать на пять лет невозможно. Например, неизвестно, а вдруг реализуется идея с Объединенным чемпионатом Украины и России. Тогда мы будем соперничать с «Таврией», например, или «Ворсклой» Главное – это минимизировать расходы и создать эффективную структуру. Еще скажу, что в ближайшее время, четверг или пятницу вечером я организую встречу с болельщиками. Сейчас улаживаются формальности, ищется помещение, болельщики, которые готовы меня поддержать, помогают. Есть те, кто читает между строк и те, кто перестал кого-то там искать. Так что единомышленники есть. На встрече я в подробностях расскажу о ситуации с «Крыльями» и о том, какие шаги я собираюсь предпринять. 

Связанные материалы: