Александр Мостовой: Верю, что когда-нибудь вернусь в «Спартак» - Советский спорт

Матч-центр

  • 17-й тур
    окончен
    Зенит
    Рубин
    1
    2
  • 17-й тур
    перенесён
    Сент-Этьен
    Марсель
    0
    0
  • Футбол11 марта 2013 17:31Автор: Вагин Роман

    Александр Мостовой: Верю, что когда-нибудь вернусь в «Спартак»

    Многие по старой памяти считают, что он и Карпин – неразлейвода. «ССФ» позвонил Мостовому в Марбелью (там у Александра дом) узнать, что он думает о тренерских перспективах нового старого рулевого «Спартака», каким видит финиш сезона для красно-белых и не собирается ли сам делать тренерскую карьеру. Но сначала прояснили насчет отношений…

    Многие по старой памяти считают, что Мостовой и Карпин – неразлейвода. «ССФ» позвонил Мостовому в Марбелью (там у Александра дом) узнать, что он думает тренерских перспективах нового старого рулевого «Спартака», каким видит финиш сезона для красно-белых и не собирается ли сам делать тренерскую карьеру. Но сначала прояснили насчет отношений…

    «КАРП И МОСТ – ЭТО НАВСЕГДА»

    – Мы с Карпиным никогда близкими друзьями не были. Близкие друзья, по-моему, это когда люди с 14–15 лет вместе и всю жизнь общаются. У меня таких немного. Из футбольного мира, только кого с детства знаю, – Игорь Шалимов и Коля Писарев.

    Мы с Карпиным – приятели, товарищи. Да, вместе играли в «Сельте». С полувзгляда понимали друг друга на поле. В гостинице селились в одном номере, жили в одном подъезде… Но это, по большому счету, ни о чем не говорит. Просто так карьера складывалась.

    Когда Карпин ушел в «Реал Сосьедад», продолжали общаться. В основном в сборной. Но закончили играть – он получил предложение из «Спартака», и все. Виделись за это время всего два-три раза, и то случайно, в Москве и в Испании. Никаких обид нет, просто жизнь развела.

    – «Валерка занимается строительным бизнесом, живет в Виго. В Испании он, в отличие от меня, похоже, решил остаться насовсем» – писали вы в своей книге. А Карпин вернулся в «Спартак». Удивились?
    – Я уже давно ничему не удивляюсь. Да, Карпин не собирался возвращаться. Один из немногих наших, кто твердо планировал жить в Испании. В Россию его вообще не тянуло. Но оказался в нужном месте в нужное время. Во многом случайно получил хорошую работу гендиректора.

    – Случайно?
    – А как еще? В «Спартаке» тогда творилось непонятно что. Убирали одного, второго, третьего. Нужен был кто-то новый. А здесь в Москву как раз приехал Карп. Его спросили: «Хочешь?». Он какое-то время подумал и согласился. Я ему, помню, советовал: «На такую должность, тем более в «Спартак», часто не зовут. Этот шанс обязательно нужно использовать». А у него поначалу были сомнения – не понимал, что за должность, куда, зачем…

    – Изменила Карпина работа в «Спартаке»?
    – Не думаю, что он зазвездился. Характер у него всегда такой был – вспыльчивый, немного грубоватый. Сейчас со стороны кажется, что все время на нервах. Груз ответственности, а может славы, давит. Когда к тебе все бегут, когда ты всем нужен…

    Вообще мне сложно судить. Еще раз – мы не общаемся. В жизни такое сплошь и рядом – люди получают большие должности и становятся занятыми. У меня со многими ребятами так было. Знаешь кого-то тысячу лет, а потом он уезжает, и все, пропал.

    Я всегда считал: если человек при статусе и к нему не подступиться – это минус ему, а не мне. Сам напрашиваться не хочу. И не жду звонка, сидя у телефона. Что, я ущербный какой-то? Считаю, инициатива должна исходить от того, кто сегодня наверху. Если завтра меня куда-то назначат, первое, что сделаю, – обзвоню всех друзей. Просто обязан буду это сделать. Но это я такой. А в жизни, как правило, бывает по-другому. Люди стараются быстрей-быстрей свое урвать. Тут уж не до отношений.

    Я в дела Карпина не лезу, а мои дела его, видимо, не интересуют. Но все еще может измениться. В жизни ни от чего зарекаться нельзя.

    – Вы по-прежнему друг для друга Карп и Мост? Или Валерий Георгиевич и Александр Владимирович?
    – Валерий Георгиевич? Да вы что, ни в жизнь! Карп и Мост – это навсегда.

    – Телефон-то главного тренера «Спартака» у вас есть?
    – Нет. А зачем? Мой телефон все знают. И потом сейчас найти человека – не проблема. XXI век на дворе!

    «ТРЕНИРОВАЛ БЫ С УДОВОЛЬСТВИЕМ. НЕ ЗОВУТ…»

    – Вас никогда не звали в «Спартак»?
    – Нет. Хотя я ждал. Всегда ждал.

    Сначала – когда карьеру игрока заканчивал. У меня тогда были варианты с «Динамо» и «Москвой», но я хотел вернуться туда, где все начиналось. И, считаю, в 35 лет мог бы еще «Спартаку» пригодиться. Пару сезонов отыграл бы точно. Но не позвали. Не скрою, было неприятно.

    Потом ждал, что предложат какую-нибудь должность в клубе, в команде. Тоже не дождался. Видимо, я не такой счастливый человек, как другие. В нужном месте в нужное время не оказываюсь. В этом плане я невезучий.

    – Помощником бы к Карпину пошли?
    – В «Спартак» – да. В другую команду – не знаю. Наверное, где-то внутри я до сих пор верю, что когда-нибудь вернусь в «Спартак».

    – Тренировать вообще думаете?
    – Так никто ничего не предлагает. Даже не намекают! А я бы с удовольствием. В лицензию уперлись… Есть люди, которые свои лицензии получили тридцать лет назад, а тренируют. Или сами в футбол никогда не играли. Это нормально? Мне кажется, мой опыт, мои 25 лет в футболе никакая бумажка не заменит.

    «БОЮСЬ, ФЕРГЮСОН В «СПАРТАК» НЕ УСПЕЕТ»

    – Когда Карпин занимал две должности, как к этому относились?
    – Считал неправильным. Это раньше главный тренер отвечал буквально за все. Сейчас нужно что-то одно выбирать.

    – Верный выбор – предпочесть тренерскую карьеру директорской?
    – Не знаю. Только время покажет. И результат. Тренерская судьба очень переменчивая. Сегодня все кричат «смотрите, какой тренер!». А завтра – пропал, нет его нигде.

    – На ваш взгляд, почему у испанских протеже Карпина – Лаудрупа и Эмери – в «Спартаке» не получилось?
    – Вопрос не ко мне, а к Карпину. Я только считаю, что если у тренера не вышло, ответственность за неудачу с ним должен разделить тот, кто его приглашал. По крайней мере признать свою ошибку. Но ни в случае с Лаудрупом, ни в случае с Эмери этого сделано не было. После Эмери вообще тишина! Такое ощущение, что испанец с командой просто не работал. Теперь тренеры из Европы тысячу раз подумают, стоит ли идти в «Спартак», где их так «поддерживают».

    – Игроки «Спартака» говорят, что с возвращением Карпина вернулась и дисциплина. Команде кнута не хватало…
    – Сразу вспоминаю Черчесова. Жесткого, серьезного. Когда он в «Спартак» пришел, все тоже говорили – дисциплина, кнут, вилы… И что в итоге?
    Покричать, потолкаться, поспорить – это всегда было в характере Валеры. Но, как показывает практика, для успеха одного кнута мало.

    – Идеальный тренер для «Спартака» – кто? Моуриньо?
    – Я к португальцу отношусь скептически. По-моему, немного раздутая величина. Идеальный тренер для «Спартака»… Тот, кто много лет отработал с одной командой и добился с ней успехов. Фергюсон, да. Но, боюсь, он в «Спартак» уже не успеет. Пусть Карпин еще раз попробует.

    «ХОЛОДНОЙ ГОЛОВЫ И ГОРЯЧЕГО СЕРДЦА»

    – Критикуете «Спартак» – не думаете, что тот же Карпин может обидеться?
    – А почему я должен об этом думать? Я не критикую, не просто так чего-то говорю – говорю то, что вижу. От нечего делать «поливать» команду не стану. В душе я спартаковец и навсегда им останусь.

    – Спартаковское «серебро»-2012 вы назвали случайным…
    – И что, разве я не прав? Все видели, как это произошло: в последнем туре «Спартак» случайно вы-играл у «Зенита», а ЦСКА свой матч проиграл.
    Но здесь случайность не означает «плохо». Это то же самое, как «Реал» справился с «Манчестер Юнайтед». Судья удалил Нани, и Мадрид вышел в четвертьфинал. Даже Моуриньо признал, что вышел случайно. Не останься хозяева в меньшинстве, все бы наверняка закончилось по-другому.

    – Предстоящий весенний отрезок чемпионата – решающий для Карпина-тренера в «Спартаке»?
    – Вряд ли. Контракт с ним, насколько знаю, подписан на полтора года, то есть до конца следующего сезона. При доверии, которое есть со стороны руководства, думаю, он этот контракт доработает до конца. Отношение к нему там очень хорошее. Поддержка стопроцентная. Если бы по-другому было, столько бы новых игроков не покупалось…

    – За медали «Спартак» поборется?
    – Думаю, да. Всего шесть очков от третьего места. Но «Спартаку» давно пора претендовать на что-то большее, чем очередное «серебро-бронза».

    – Что пожелаете Карпину на финише сезона?
    – (После паузы.) Холодной головы и горячего сердца.

    «По прозвищу Царь». Отрывки из книги Александра Мостового

    «О, ДЕРЕВНЯ ПРИЕХАЛА!»

    – Познакомился я с Карпиным еще в 1990 году. В «Спартаке» всегда была очень тщательная система отбора игроков. Перед сезоном к Бескову, а потом к Романцеву приезжало по тридцать потенциальных новичков. Когда в команде появился Карпин, кто-то из нас воскликнул: «О, смотрите, какого-то мотылька привезли. Одуванчика».

    Он действительно казался каким-то невесомым: худенький, щупленький… Что-то там прыгает, бегает по полю – и больше ничего в нем особенного не видно.

    К тому же в те времена по человеку сразу было понятно, из Москвы он или нет. Эта разница моментально бросалась в глаза. Немосквичей в своем кругу встречали ухмылками: «О, деревня приехала!».

    Подобный ярлык, допустим, сразу же закрепился за Димкой Поповым (сегодня – спортивный директор красно-белых. – Прим. ред.), который пришел в «Спартак» примерно в то же время. Похожие шушуканья моментально пошли и в отношении Валерки. Шаля постоянно над ним подтрунивал, едва ли не по любому поводу. «Деревенские» черты выражались во многом: в общении, в поведении, в манере одеваться. Мы-то в то время считали себя стильными ребятами: ездили по заграницам, думали, что знаем толк в моде.

    «РАЗГОНЯЯСЬ, КАРП НЕ МОГ ОСТАНОВИТЬСЯ»

    Валерка приехал в Москву с женой, и их вместе поселили на спартаковской базе. Раньше это была обычная практика. Бок о бок со своими «половинками» в Тарасовке какое-то время жили Витька Пасулько, Валерка Шмаров, пока не обзавелись собственным жильем.

    В силу разницы в семейном статусе Карпин на первых порах с нами общался не много. У нас был свой круг молодых и задорных, он же все свободное время проводил в компании жены. Но со временем Валерка вписался в наш коллектив. Великолепно освоился в коллективе. Не случайно он затем еще несколько лет служил «Спартаку», да и потом, после отъезда за границу, продолжал считаться нами спартаковским футболистом.

    Хотя в свое время Карпину доставалось от Олега Романцева в пять раз больше, чем остальным. В этом плане Валерка был у него «любимчиком». Едва ли не каждый разбор игры начинался с анализа его действий на поле.

    У Карпа в то время был существенный недостаток – он и сам о нем знал, и мы все время по этому поводу смеялись – разгоняясь на поле, он не мог остановиться. В результате все время пробегал, хотя иногда нужно было прочувствовать паузу. Эта неловкость была заметна в отборе мяча. Романцев постоянно говорил ему:

    – Валера, зачем ты пробегаешь дальше? Остановись, вернись и попробуй опять отобрать мяч у соперника.

    Валерка, думаю, никогда и не обижался на Романцева. Слушал, мотал на ус. А со временем окреп, набрался опыта, вырос как футболист. И относиться к нему все стали по-другому. Шуточек свысока в адрес Карпа уже никто не отпускал.

    Заграница, как мне кажется, по-настоящему закалила Карпа. Как и я в свое время, он понял, что здесь ему никто не будет помогать, никто не станет подталкивать, как было в «Спартаке». Здесь действует иной закон, закон джунглей, – каждый сам за себя. Когда Карпин перешел в «Сельту», я увидел его не только другим футболистом, но и другим человеком. Он заметно повзрослел. А характер, без которого в спорте никуда, у Валерки был всегда. Просто он не знал, как его раскрыть.