V4x3 l 1440274027041

Президент и владелец клуба «Краснодар» интервью дает по большим праздникам. Наш черед наступил неожиданно. Генеральный директор Владимир Хашиг спросил по телефону: «Завтра приехать сможете?» Как не смочь? Иначе следующего предложения еще года полтора ждать придется. Полетел…

ПЯТЬ ТВИТОВ ГАЛИЦКОГО

Владелец «Краснодара» известен своими выступлениями в «твиттере». «ССФ» выбрал самые яркие фразы из последнего.

12 марта
(о рейтинге лучших игроков мира)

– По моему рейтингу как минимум три футболиста сильнее Месси – Кройф, Марадона, Роналдиньо. Повторял и буду повторять – посмотрите Месси без Хави и Иньесты. Если вас интересует статистика, посмотрите ее у сборной Аргентины – там есть такой нападающий Месси. И там нет Хави.

10 марта
(по поводу громкого дебюта в «Спартаке» экс-форварда «Краснодара» Юры Мовсисяна)
– Даже не знаю, что попросить у болель-щиков «Спартака» за Юру. Надеюсь, будут корректны в болении, когда приедут к нам. А Юра – красавец, рады за него!

8 марта
(в ответ на критику защитника «Амкара» Алексея Попова поля на стадионе «Кубань»)
– Капитан «Амкара» сказал, что поле в Краснодаре не очень. Согласен, разве это поле на 8 марта. В Перми сейчас – вот это поле.

27 февраля
(впечатления от матча Кубка Испании между «Реалом» и «Барселоной»)

– Футбол придумали английские мужики, а сейчас катаются по полю, изображая страшные боли, испанские ба... Футбол люблю, но немного старомодный – без «автобусов» и когда мужики на поле, а не набриолиненные размазни. Просто, по-моему, они уже перебирают с симуляциями – превратили футбол бог знает во что.

29 декабря 2012 года
(о работе Моуриньо в «Реале»)

– Его схемы убили Ди Марию, Озила, Кака, но ему мало – он решил и Модрича угробить. Он не умеет ставить атакующий футбол, ему нужны бегающие мощные роботы. Все чемпионаты, которые он выигрывал… команды были с самыми большими бюджетами.

НЕВОЗВРАТНЫЙ БИЛЕТ

– Знаете, Сергей Николаевич, так торопился к вам на встречу, что в запарке недосмотрел и взял билеты не на ту дату. Увидел в момент, когда деньги за покупку списали с моей кредитки. Самое обидное, тариф оказался невозвратным, вернуть нельзя. Спрашивается: кто виноват?
– Прежде чем предъявлять претензии авиакомпании либо кому-то еще, полезно подойти к зеркалу. Проще всего сказать, что в возникших проблемах повинны другие, но сначала посмотреть надо на себя. Если дело в собственной невнимательности, честнее признать ошибку, не пытаясь переложить ответственность на чужие плечи.

– Ну да, как говорят на моей Украине, бачили очi, що купляли…
– Ешьте теперь, хоть повылезайте…

– К чему веду? Ощущение, инициаторы создания объединенного чемпионата по футболу тоже купили в спешке дорогущие билеты, не зная ни направления, ни даты. Главное, чтобы вперед. Теперь бы выяснить, за чей счет удовольствие.
– Начали с пословиц, ими и продолжим. Мудрые китайцы советуют спокойно сидеть и ждать, пока мимо пронесут труп твоего врага… Да, можно сложить ручки на животе и ничего не делать, но это занятие на любителя.

Об объединенном чемпионате много сказано. Вряд ли сумею добавить что-то принципиально новое. Есть несколько ключевых аспектов. Как долго продлится финансирование? Понимают ли украинские клубы, что в материальном смысле их потенциальные российские партнеры-соперники выглядят мощнее, а в перспективе паритет в представительстве команд от двух стран изменится, и это произойдет явно не в пользу украинцев? Ну и, конечно, важно решение политических вопросов.

– Но вам затея как таковая нравится?
– У «Краснодара» на сей счет пока нет однозначной позиции. Мы клуб молодой, нам лишь пять лет. Маловато, чтобы особо умничать. Надо знать свое место в футбольной иерархии. По большому счету, нам без разницы, играть в новом турнире или в первенстве России. Национальное соревнование выгоднее для «Краснодара» с прагматической точки зрения: стоять на вылет в объединенном с Украиной чемпионате – интерес не самый великий. Если организаторам в итоге удастся довести идею до стадии реализации, надеюсь, спортивный принцип не будет нарушен. Покидать турнир должны слабейшие, при таком раскладе уже через пару лет места четырех украинских команд займут российские. Сегодня с нашими клубами объективно конкурировать могут «Шахтер», киевское «Динамо», «Днепр» и «Металлист». Остальные уступают, а значит, обязаны подвинуться.

В случае если этого не произойдет и равные квоты для стран сохранятся, объединенный чемпионат обречен, его сразу можно признать мертворожденным. На общем голосовании непременно выскажем свою точку зрения. Впрочем, о подобных вещах рассуждать рано, до конкретики далеко, мы забегаем вперед…

– А когда вы впервые услышали об «объединительной» идее?

– Уже и не вспомню. Мы ведь живем в провинции, эксклюзивные новости сюда доходят с опозданием. Но не скажу, будто с каким-то особым трепетом слежу за известиями из столицы. Нам есть чем заниматься: строим футбольный клуб, а уж в каком турнире ему участвовать – вопрос не первостепенной важности.

Персонально мне не нравится скорость, с которой продвигают объединенный чемпионат. Растянул бы процесс на три-четыре года. С предварительными консультациями, с проработкой деталей. Чтобы здание стояло долго и служило надежно, надо закладывать мощный фундамент. Да, современный мир динамичен, многие вопросы можно решить за день. Но все-таки лучше не спешить, чтобы людей не смешить. Пока хватило бы декларации о намерениях, о том, в каком направлении хотим двигаться.

ОЧАРОВАНИЕ БЕЗ РАЗОЧАРОВАНИЯ

– Но мотивация закоперщиков вам ясна, Сергей Николаевич?
– Не собираюсь защищать людей, придумавших объединенный чемпионат, однако не буду и нападать на них. Мы же все понимаем, что количество футбольных клубов, кормящихся за счет бюджетных средств, в России зашкаливает. Станет ли их меньше в результате объединения? Несомненно. Снизится ли нагрузка на бюджеты ряда областей, республик и крупных городов? Наверняка! Это бесспорные плюсы. Как и то, что противостояние «Шахтера» и киевского «Динамо» со «Спартаком», ЦСКА или «Зенитом» прибавит турниру привлекательности. Конкуренция возрастет, интрига усилится, число проходных матчей упадет.

– А минусы?
– Чтобы не разочаровываться, не надо очаровываться. Повторяю, организаторам необходимо сбросить скорость, не торопиться. В принципе, их понять можно. Когда у людей много денег, им все нужно «вчера».

– И к вам это относится?
– Нет.

– Если Forbes не врет, вы явно не бедствуете.
– Все в нашем мире относительно. Хотя вопрос, насколько понимаю, не об этом. Человек я по натуре нетерпеливый, но отдаю себе отчет, что порой полезно и потерпеть.
Из-за футбола вынужден теперь работать больше, чем раньше. Не имею права бросить начатое: 180 тысяч работников в основном бизнесе плюс клуб «Краснодар», футбольная академия… В полной мере несу ответственность за этот коллектив и не могу не думать о последствиях того или иного своего шага.

Знаете, вплотную занявшись «Краснодаром», сделал для себя парадоксальное открытие: в футбольном мире людей с деньгами зачастую считают идиотами.

– Вы о ком?
– Например, о футбольных агентах. По сути, они превратились в спортивных директоров. Вместо того чтобы получать комиссионные в размере 5–10% за подписанный с клубом контракт игрока, приходят и рассказывают сказки: я того привез, сего привез… Это не разговор! Недавно у нас была сделка. Приехали два агента. Первый заявляет: мне нужно 300 тысяч долларов. Второй: хочу за футболиста 400 тысяч. Спрашиваю: стоп, ребята, за что такие суммы?

Они же сумасшедшие! Раньше я не вмешивался в работу селекционной службы. Наслушался вас, журналистов, и не лез, чтобы не мешать тренеру. Но как у каждого хирурга есть свое маленькое кладбище, так и у любого тренера – куча плохих трансферов. Если он ошибается за свои деньги, вопросов нет, пусть экспериментирует. Пока же за неудачные эксперименты платит клуб, точнее, его владелец.

Зарабатывать деньги, чтобы потом выкинуть 4–5 миллионов долларов на футболиста, который вдруг не заиграет? Извините, подвиньтесь! Никогда в нашем клубе такого не будет. Ни-ког-да! Полюбовался на вакханалию агентов, хватит. У них от бюджетных денег развились неуемные аппетиты!

САМОВЫРАЖЕНИЕ ЗА ЧУЖОЙ СЧЕТ

– Ключевое слово – бюджетные. Вы тратите свои, а остальные – казенные. Не жалко!
– У нас с первого дня вились стайки агентов, кого-то предлагали, подсовывали. Со временем понял: агенту глубоко наплевать и на тебя, и на парня, которого он пытается пристроить. Лишь бы деньги поскорее получить. В принципе, это справедливо. Но вознаграждение должно быть разумным, никаких миллионов за посредничество.

Решения по всем переходам в «Краснодаре» принимаются коллегиально, при моем непосредственном участии. Самое большое упущение, что не делал этого раньше.

И в последние недели трансферного окна заключать сделки не станем. Нельзя суетиться на падающем флажке, спешка ни к чему, кроме повышения цены на игроков, не приводит.

– Обзавелись списком агентов, которых не пустите на порог?
– Нет, но баланс ловить нужно, футболистов должна искать селекционная служба, а дело агентов – защищать интересы игрока при подписании контракта. Тут еще вот что важно… Люди, кормящиеся с футбола, умело создают миф вокруг него. Мол, кто не понимает, пусть даже не суется, это удел узкоспециализированных профессионалов. А меня коробит деление на людей футбольных и нефутбольных. Вот вы когда-нибудь слышали, что половина тренеров подсказывают игрокам во время матча? «Отдай своему! Плотнее в защите!». Будто без ценных советов неясно, что не надо пасовать чужому и оставлять дыры в обороне! Таков уровень суперспециалистов, которые потом сказки нам рассказывают. И доверять им бесконтрольно миллионы долларов?!

Части тренеров мне вообще сложно давать оценку, поскольку знаю о них то, что скрыто от глаз широкой публики. Скажу одно: ни к чему из обычных людей делать небожителей, якобы обладающих сакральным знанием. Нет такой касты, забудьте. И мы тоже не шуты гороховые. Безусловно, профессионализм ценить необходимо, только градус эмоций давайте слегка понизим. Тренеров принимают на работу для того, чтобы они тренировали команду и добивались результата. И когда они говорят, мол, мне нужен этот игрок, я его вижу, отвечаю: пожалуйста, за свои деньги – любой каприз. Но не за мои! Мне слишком тяжело дается заработанное, и я не готов его тратить, как принято на трансферном рынке в российском футболе.

– Это один урок, полученный вами. А еще?
– Не думал, что психологическое давление будет настолько сильным. Я очень переживающий человек, а команда у нас не до конца сложившаяся, с ней нельзя быть уверенным в результате, вот и чувствую себя дискомфортно перед игрой, да и во время матча. Слишком велико напряжение, а я рассчитывал, что футбол позволит чуть расслабиться. Пока не выходит. Если же учесть, что бизнес и так у меня эмоциональный – множество точек контроля, шесть тысяч магазинов по всей стране, то разгрузки не получается. Наоборот, дополнительный источник стресса. Наверное, можно было бы потратить еще больше денег и рывком создать команду, которая почти не проигрывала бы, но это не наш путь. Не стоит задача поразить воображение окружающих баснословными суммами – таких и без меня хватает. Будем строить клуб постепенно, шаг за шагом.

– О потере Мовсисяна не жалеете?
– Про Юру уже все сказано, тем не менее каждый журналист считает долгом спросить о нем. «Санта-Барбара», 999‑я серия. Мовсисян – отличный футболист, мы продали его в «Спартак», когда решили, что нашли равноценную замену. Юра – харизматичный парень, он хорошо относился к клубу и привлек нам дополнительных болельщиков, поэтому мы пошли на компромисс и даже снизили сумму трансфера. Дай бог, чтобы у Юры получилось в новой команде, было поменьше травм. Порадовал успешным дебютом в матче с «Тереком», но для нас это уже перевернутая страница. Впрочем, всегда будем рады снова увидеть его в «Краснодаре».

ПРИНЦИП «ВЫНЬ ДА ПОЛОЖЬ»

– Вернемся к теме, которую проскочили почти без остановки. О том, что богатым людям все нужно «вчера». По принципу «вынь да положь».
– У всех складывается по-разному. Я начал хорошо зарабатывать лишь через десять лет, после того как занялся бизнесом. А до того момента компания развивалась непросто, были и тяжелые времена, на грани балансировали, очень неуверенно чувствовали себя в финансовом отношении. Ритэйл – сложный бизнес, зависящий от множества факторов.

– Собственно, о другом хотел спросить. Вы, Сергей Николаевич, подчеркиваете, что знаете цену рублю, но есть ведь товарищи, которые рулят мощными потоками. Им вбухать в собственную фантазию сумму с девятью нулями – как два пальца об асфальт.
– Поздравляю. А в чем вопрос?

– Как чувствуете себя в подобном соседстве?
– Знаете, я живу свою жизнь и к обезличенным вещам отношусь спокойно.

– Ладно, можно и с фамилиями. Вы же помните, когда вспучилась идея объединения с Украиной. С «Зенита» сняли три очка за петарду под ноги Шунину, наказали двумя матчами без зрителей, после чего сначала возникла тема переезда питерцев в Севастополь, потом родилась «утка» об отставке главы РФС Николая Толстых, а уже затем Алексей Миллер заявил об объединенном чемпионате с бюджетом миллиард долларов. Сильно подозреваю, гулять Алексей Борисович собирается не на свои. Их дом – «Газпром».
– Давайте так. Я не могу обсуждать «Зенит». Это некорректно. Во-вторых, не надо ловить людей за язык. В порыве эмоций, когда твою команду штрафуют, а каждое очко на вес золота, руководитель клуба мог сгоряча ляпнуть лишнее, но это тоже часть футбольного шоу. Если бы все протекало размеренно, вам бы потом писать не о чем было. Что касается объединения, генеральный директор «Краснодара» съездил на собрание организаторов лиги, где задал интересующие нас вопросы.

– Какие?
– Искали точки соприкосновения, интересовались, почему такие деньги нельзя потратить на российский чемпионат.

– В самом деле, почему?
– Не меня надо об этом спрашивать. Готов обсуждать лишь то, что относится к зоне моей компетенции. Очевидно, люди сочли, что емкость объединенного турнира существенно
выше. Когда в Донецк приедут «Зенит» или «Спартак», трибуны «Донбасс-Арены» будут гарантированно заполнены. Да и телевизионная аудитория наверняка соберется очень приличная, с чем в принципе я согласен.

– А потом «горняки» и киевляне отправятся в Питер, где даже стадиона приличного нет.
– Но будет!

– Так, может, сначала построим, а потом станем швыряться миллиардами?
– Не валите все в кучу. И давайте говорить по-взрослому. Как по мне, уж пусть лучше эти деньги уйдут на футбол, чем куда еще. Понравится вам такой ответ?

– Очень русская логика! Мол, все равно профукают бабки, а тут, глядишь, что-нибудь да сложится.
– А вы, журналисты, вечно ищете абсолютное счастье, эфемерно правильные решения. Но так не бывает! Как телекомментаторы, которые ведут репортаж по счету. Одна команда лезет весь матч на вторую, давит, а в концовке пропускает контратаку и мяч в свои ворота. И комментатор тут же разворачивает оглобли на 180 градусов.

– Самое время вспомнить вашего любимца Геннадия Орлова…
– Я лишь однажды высказался, что он должен уважать чувства людей, болеющих не за «Зенит». Вот и все… Но речь сейчас о другом. Призываю вас быть последовательными и признать: для зрителей объединенный чемпионат представляет значительно больший интерес, нежели два раздельных.

– Но пока все выглядит абсолютно волюнтаристски и спонтанно.
– Соглашусь. Уже говорил: срок на подготовку нового турнира должен быть дольше первоначально заявленного. Да, организаторы порой напоминают медведя в посудной лавке, но ведь косолапый – наш национальный символ…

Ключевой вопрос, есть ли воля, чтобы добиться намеченной цели, и понимание, ради чего мы к ней стремимся. Тем не менее, подчеркиваю, я не прокурор и не адвокат организаторам новой лиги. Мы новички в высшем футбольном свете и должны действовать скромно, больше смотреть на себя, а не раздавать советы другим. Вот наберем вес, тогда и сможем занять более агрессивную позицию. Но не сегодня. Поэтому предлагаю пока поставить на этой теме точку.
Вырастет что-то из объединенного чемпионата – прекрасно, нет – тоже хорошо. В любом случае мяч никто не отменит, поля не распашет, футболистов не заставит уйти в иные виды спорта. Как играли, так и будем.

СКАЗКИ НА НОЧЬ

– Принято. Только прокомментируйте напоследок возможную отмену лимита на легионеров в объединенном чемпионате.
– По моему ощущению, разговоры об интересах сборных – от лукавого. Если люди в самом деле так волнуются о подготовке резерва для национальных команд, с какой целью в январе организуется Кубок Содружества, куда приезжают молодые игроки? Все ведь знают: именно в это время закладывается основа физической подготовки. А футболисты в возрасте 21 года пропускают важнейший этап, их без предсезонки сразу бросают на турнир. И кого это беспокоит?

Так и с лимитом: пока он приводит лишь к тому, что растут цены на игроков с российским паспортом. И трансферы, и зарплаты. Платить бешеные деньги пацанам – безобразие. У любого крышу снесет. Эволюция известна: получил миллион долларов, купил «Бентли» и на два года забыл о футболе. Хорошо, если вспомнил, когда еще не поздно вернуться… В восьми случаях из десяти опаздывают. Кто тормознет парней, уверовавших, что им все можно? Давайте и дальше экспериментировать на мальчиках, чей интеллект соответствует возрасту. Итог предсказуем.

– Выход?
– Перестать рассказывать сказки на ночь, что надо дать возможность заиграть молодым россиянам. Бред! На поле за клубы премьер-лиги должны выходить лучшие. Дорогу талантливым – вот единственный критерий!

– Но вы-то собираетесь составить основу «Краснодара» исключительно из местных воспитанников.

– Уверен, так и будет. Ребят, играющих сейчас за нашу молодежную команду, я очень люблю, не хочу обижать, но все же скажу: они не прошли полный курс в нашей академии и являются, извините, полуфабрикатом. То, что не получил до двенадцати лет, потом нагнать тяжело. А вот мальчики 2001 года рождения должны отучиться от «а» до «я».
Надо признать: в России плохие детские тренеры. Как правило, это пожилые люди, которые бросают мячик и смотрят, как пацаны его пинают. Никакой интенсивности занятий, показа упражнений, постановки техники, коррекции ошибок. Вот и не верим, что у нас могут вырасти настоящие таланты. Когда выбираешь из 20–30 человек, никого не найдешь. Надо проводить селекцию на гораздо более широкой поляне.

Да, у нас в академии работают сербы. Прекрасные специалисты! И это немудрено: только в Белграде 50–60 частных футбольных школ, сотня манежей. Вот и выходит, что страна, население которой почти совпадает с тем, сколько народу живет на Кубани, постоянно дарит миру прекрасных игроков. А мы чем хуже? Нужно лишь правильно поставить дело. И наладим, не сомневайтесь. Главное – не торопиться. Мы, русские, очень нетерпеливая нация. Количество революций в ХХ веке это доказывает. Сначала безропотно сносим все тяготы и унижения, а потом с цепи срываемся. Надо бы спокойнее, ровнее. Для меня футбол – история долгоиграющая. Длиною в жизнь. Если раньше не разорюсь…

– Признайтесь, фантомная боль, из-за того что чемпионат мира в 2018‑м не пройдет в Краснодаре, осталась?
– Да ничего у меня не болит! Стадион для нашего клуба все равно построим. Конечно, Краснодар мог получить дополнительные деньги на развитие инфраструктуры – вот из-за этого немного обидно. Но ничего страшного. Всегда лучше рассчитывать на свои силы…

– На какие-то команды, кроме собственной, отвлекаетесь, Сергей Николаевич?
– Зачем? В последние годы, кроме «Краснодара», в футболе меня ничего не интересует. Смотрю все матчи российского чемпионата, чтобы, как говорится, знать соперника в лицо. А иностранные первенства мало волнуют. Лет десять назад нравился итальянский «Кьево», потом лондонский «Арсенал». Конечно, смотрю топ-игры, но трудно болеть за клуб, который не видишь вживую. Что мне за дело до «Манчестера» или «Реала»? Какой-то PlayStation! Вот «Мордовия» или «Алания» вполне материальны, они из плоти и крови.
Кроме того, в современном футболе многое решает не тренерская мысль, а деньги, клубные бюджеты. Это же «Формула-1», а не «Инди», где у всех одинаковые моторы. Возьмите любого чудаковатого тренера средней руки, поставьте в «Реал», он ниже 5‑го места все равно не опустится…

ПОЛИГРАФ ПОЛИГРАФЫЧ

– А как, на ваш взгляд, российские особенности выглядят в глазах мирового сообщества?
– А нам должно быть, извините, наплевать на это. Пора избавляться от комплекса неполноценности. Важно лишь то, как выглядим в собственных глазах, а остальные пусть думают, что хотят. Когда турки берут в «Галатасарай», которому, кстати, давно симпатизирую, 35‑летнего Дрогба с зарплатой 15 миллионов евро, они почему-то не переживают, что скажут о них в России. А Ибрагимовича «ПСЖ» за сколько подписал? За 60 миллионов? И французы не парятся. Мы же по-прежнему стараемся понравиться всем сразу. Не надо! Давайте чувство собственного достоинства сохранять.

Искусственно усложнять себе жизнь тоже не нужно, выдумывать какие-то проблемы. Я за трезвый анализ и реализм. Если разорюсь, значит, плохо работал, если моя команда вылетит из премьер-лиги, скверно играла. Только так: начинать и заканчивать разбор полетов надо с себя…

– Как, интересно, вы относитесь к Николаю Толстых?
– С одной стороны, если человек достиг высокого поста, значит, продемонстрировал определенные таланты, с другой – ему тоже присущи недостатки, как и каждому из нас…
Понимаете, мы с вами можем до бесконечности беседовать на любые темы, слова так и останутся словами. Чтобы добиться перемен, надо действовать иначе. Хотим большей чистоты от футбола? Давайте решим вопрос с оплатой труда судей. Почему двадцатилетние мальчики получают по миллиону долларов за год, а люди, от которых зависит судьба команд с огромным бюджетом, довольствуются копеечным гонораром? Пусть зарабатывают за игру по 30–40 тысяч долларов, но в случае результативной ошибки отстраняются туров на пять.

Или тема борьбы со сдачей матчей. Предлагаю РФС официально ввести детекторы лжи. Договорняки вмиг исчезнут! Это вам не заседания комитета по этике, что-то решающего на глазок…

Специалисты утверждают: погрешность детекторов очень низка. Вызывает игра сомнения? Приглашаем на сеанс вратарей и защитников обоих клубов. Без принуждения, все добровольно, но если кто-то откажется, это, согласитесь, даст повод задуматься о честности уклонившегося…

– Вы готовы поставить полиграф в «Краснодаре»?
– Пока стесняемся – процедура, понятно, не самая приятная, вроде как подозреваешь человека в обмане… Но я ребят уже предупредил: если какой-то матч покажется мне странным, не обессудьте.

Повторяю, в любом деле важны воля, желание добиться цели. А иначе зачем зря воздух сотрясать?

– Смотрел в Интернете ваши фото последних лет. Впечатление, что шевелюра вдруг резко побелела.
– Может, для вас станет новостью, но с возрастом люди седеют. За исключением Берлускони, пожалуй.

– Я к тому, в какой степени футбол поспособствовал перемене?
– В значительной. Я ведь объяснял вам, что психологически оказался не готов к такому давлению. В бизнесе сам отвечаю за результат, а здесь вынужден зависеть от других. Но я адекватный человек и не буду в 50 лет выходить на поле и бить пенальти, как делал президент одного клуба.
Нельзя игру превращать в цирк, я слишком люблю футбол…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Сергей ГАЛИЦКИЙ
Родился 14 августа 1967 года в пос. Лазаревское Краснодарского края.
Окончил Кубанский государственный университет (факультет экономики и планирования народного хозяйства).
Совладелец крупнейшей в России сети розничных магазинов «Магнит».
Занимает 138‑е место в рейтинге миллиардеров мира (17‑е место среди россиян) по версии журнала Forbes. Личное состояние – 8,2 млрд долларов.
Президент и владелец футбольного клуба «Краснодар».
Женат. Имеет дочь.

Связанные материалы: