V4x3 l 1467660262925

Предваряя финальный турнир первенства континента, куда молодежная сборная России пробилась впервые за 15 лет (старт чемпионата в Израиле 6 июня), «ССФ» продолжает рассказывать о предыдущих поколениях наших «молодежек». В прошлом номере вышло интервью с Борисом Игнатьевым – главным тренером сборной 1992–1994 годов. На очереди – разговор с Михаилом Гершковичем.

1994–1995 РУССКОЕ АВОСЬ

– После Игнатьева главным тренером сборной стал Евгений Кучеревский, а меня назначили начальником команды, – вспоминает Михаил Данилович. – Задача стояла – пробиться на Олимпиаду в Атланту. Но осенью 1994 года буквально за неделю до первой официальной игры Кучеревский сборную покинул. Только вчера общались, строили планы, а сегодня – нет его. Звонит: «Меня позвали домой, на Украину». Оказалось, предложили возглавить киевское «Динамо». В итоге Кучеревского там обманули, никаких должностей не дали, и ему ничего не оставалось, как принимать скромный «Николаев».

– А вам – олимпийскую сборную России…
– С Колосковым сели, посоветовались, он предложил: «Лучше тебя эту команду никто не знает». Действительно, я был в курсе всех тренерских дел. Учитывая мое футбольное прошлое, Кучеревский по многим вопросам советовался, я знал, по каким принципам он отбирал ребят, какие предъявлял требования…

– Почему не удалось отобраться на Олимпиаду?
– Команда была хорошая, но возникали сложности. Например, приходилось до последнего ждать, отпустят ли из первой сборной Бесчастных, Симутенкова, Радимова. Это я потом понял, что не нужно было отвлекаться. А тогда все надеялся, рассчитывал. Если получал игроков – ставил в состав, хотя они с нами даже не тренировались…
Безусловно, ошибался – все-таки первый опыт на таком уровне. До этого работал в дубле «Динамо», два года помощником в главной команде… А тут – главный тренер. Сборной! Другая специфика работы – людей получаешь на считаные дни, и нужно успеть создать коллектив единомышленников. Наверное, с олимпийской командой мне это не удалось.
С другой стороны, организацию дела со временем поставили на высокий уровень. Нашим условиям даже в первой сборной завидовали (улыбается). Я с чартерами договаривался, премиальную систему пересмотрел, команду из Новогорска, где не было возможности спокойно заниматься, перевез…

– Защитник Альберт Борзенков вспоминал: «Не попали в Атланту, наверное, потому что зачастую полагались на русское авось. Мы были посильнее соперников и хотели взять шотландцев и финнов малой кровью. Но из этой затеи ничего не вышло».
– Это личное мнение Борзенкова. Я так понимаю, он про себя говорит. Талантливый игрок, хороший парень, но к нему это авось в полной мере относится.
В целом я не замечал у команды недонастроя. Помню, с теми же финнами играли в гостях. Полнейшее преимущество, куча моментов! Но не повезло: сыграли – 1:1 и потеряли шансы выйти из группы.

– Вратарская линия – Нигматуллин и Филимонов. Как выбор делали?
– Сашка больше играл. Он уже тогда Хозяином был. Руслан поначалу немного тушевался. Но оба с пониманием относились к тому, что кто-то должен оставаться в запасе. В этом отношении проблем не было.

– Лучший бомбардир той команды – Владимир Лебедь: 7 голов в 4 матчах! Но за первую сборную России провел всего одну игру…
– Одаренный парень – скоростной, хорошо сложенный… Травмы замучили.

– Всезнающая «Википедия» информирует: «В настоящее время Владимир Лебедь возглавляет общественную организацию «Федерация футбола города Херсона». Коллега, получается (Гершкович – председатель правления общественной организации «Объединение отечественных тренеров по футболу». – Прим. ред.).
– Не знал. Если на самом деле так, удачи ему.

– Много авансов выдавалось Кечинову…
– Не сказал бы, что Валерка в футболе не реализовался. Да, потенциал был огромный, но у каждого своя судьба. Романцев про него говорил: «Очень талантливый, но что-то мешает». На мой взгляд, Кечинову мешала, если так можно выразиться, его футбольная нежность.

Но что сейчас об этом говорить. Вспоминать, что и у кого не получилось, кого-то обижать… Зачем? Столько времени прошло… Все они взрослые люди, у всех семьи, дети. Сами про себя все знают. Ни мне, ни им это не нужно. А то, бывает, читаешь интервью некоторых товарищей – такую грязь поднимают! Не понимаю, кому от этого легче...

1996–1998 ДОСРОЧНЫЙ ФИНАЛ

– Как удалось остаться на посту?
– Пришел к Колоскову: «Опыт неудачный, готов уйти». Он оценил ситуацию по-своему: «Этот опыт тебе и поможет. Оставайся, доказывай».

Доверие ко мне было. В РФС видели, что команда играет. И со второго раза удалось решить задачу – выйти из группы.

– Определяющими стали матчи с Болгарией…
– Там запутанная история получилась. У нас по календарю – не знаю, кто его составлял – оставались две игры с болгарами, также претендовавшими на первое место. И нам, и им нужны были две победы. Если хоть одна ничья – дальше шел Израиль.

Первый матч – в гостях. Очень нервная игра. 0:1 к перерыву. В раздевалке состоялся хороший, мужской разговор, после которого вся команда, не сговариваясь, встала и обнялась. Один за всех и все за одного! И в самом начале второй половины наш капитан Андрей Соломатин… не забивает пенальти.

Молодцы, не сломались. Тот же Соломатин буквально через минуту счет сравнял, а в концовке, когда, казалось, игра катится к ничьей, Леша Бахарев забил победный мяч. Тот гол у меня как сейчас перед глазами: Бахарев обвел по пути несколько человек, вратаря, но все тянул с ударом, хотя ворота были пустыми. В итоге закатил мяч в сетку, когда на линии стояли уже три человека. Нас с Сальковым (помощник главного тренера. – Прим. ред.) на лавочке чуть инфаркт не хватил. Всю душу вынул!

– Соломатин после той победы новорожденную дочку Викторией назвал…
– Не удивлен. Андрей такой, мог и назвать.

Домашний матч мы у болгар выиграли – 3:2. Первый тайм отыграли блестяще, повели – 3:0, но потом немного расслабились и в концовке два мяча пропустили. Как бы там ни было, заняли первое место. И в четвертьфинале – тогда не было группового этапа, сразу плей-офф – попали на испанцев…

– Шансы были?
– Конечно! Я пару лет назад матч пересматривал – игра шла обоюдоострая. У нас даже побольше моментов было. У Титова во втором тайме – моментище! Вышел один на один и метров с девяти попал вратарю в плечо. Еще штанга за испанцев сыграла. А пропустили мы за 9 минут до конца…

У испанцев, конечно, состав был громкий – Гути, Сальгадо, Валерон, Ангуло, Виктор… Но, убежден, выиграй мы тот матч, не Испания, а Россия стала бы чемпионом Европы. Их тренер Иньяки Саес – он потом и с первой сборной работал – после игры отметил несправедливость формулы турнира: «Не должно быть так, чтобы самая сильная команда после первой же игры вылетала. Я сожалею».

Не знаю, связано ли это с нашим выступлением, но после 1998 года на молодежных чемпионатах Европы появился групповой этап.

– Ваш помощник Владимир Сальков говорил: «После Испании тренеры хотели хотя бы престиж сохранить, но мобилизовать футболистов не удалось. Каждый играл, как хотел».
– Испания для нас была – как досрочный финал. Мы готовились к Испании, настраивались на Испанию… Поэтому поражение от шведов в матче за 5–8‑е места меня не удивило. Команда потеряла интерес к турниру.

Откровенного саботажа не было, но стимул пропал. Надежды не оправдались, ребята откровенно расстроились…

– …и нарушили режим?
– Отношения в команде строились на доверии, у нас была хорошая атмосфера и дружный коллектив. Если какие-то нарушения и случались, я чаще всего закрывал глаза. Понимал – после трудного матча ребятам нужно отдохнуть. Молодые, организм быстро восстановится… Тем более никто не злоупотреблял.

«ОБЩАЯ УСТАЛОСТЬ», «КУЧА ДЕНЕГ»

– Лидеры молодежной сборной России-1998?
– В средней линии – Бахарев и Титов, в обороне – Беркетов и Соломатин. С Андреем, кстати, недавно виделись – он долгое время занимался бизнесом, но вернулся в футбол и сейчас работает тренером в «Чертаново».

– Соломатин – игрок-травма.
– Это да. Помню, играли в Люксембурге. Последний матч сезона, впереди отпуск, в соперниках – аутсайдер группы. И Соломатин в начале игры летит в подкат! Засадили ему – сломался. В Люксембурге…

– Радимов, Хохлов и Семак могли поехать в Румынию, но не поехали.
– Всех троих вызвали в первую сборную на товарищеский матч с поляками. До сих пор не понимаю, зачем. Конечно, с испанцами они бы нам помогли.

– Ведущий форвард сборной – спартаковец Ширко пропустил чемпионат с формулировкой «общая усталость большой группы мышц».
– Что конкретно у него было травмировано, до сих пор не знаю, но врачи наложили вето на его участие в турнире. А он хотел поехать.

– Как вы Лактионова в Корее нашли?
– Люди посоветовали. Я посмотрел – очень понравился: моторный, выносливый, с большим объемом работы. В 2002 году Денис должен был отправиться с первой сборной на чемпионат мира, но получил травму.

– В вашей команде играл первый российский юниор, заключивший контракт с известным европейским клубом, – нападающий Андрей Демченко из «Аякса». Он про себя рассказывал: «В Голландии на меня свалилась куча денег. Денег, которых я никогда раньше не видел и не мог представить, что их могут платить футболистам. Я на полгода вообще забыл о футболе. Когда вспомнил, поезд ушел».
– Переходом из ЦСКА, где он был ведущим игроком, в «Аякс» Андрей сгубил карьеру. В Голландии стал деградировать. Сколько с ним разговоров было, я до последнего боролся… Но после товарищеского матча с итальянцами, когда мы первый тайм отыграли вдесятером, хотя Демченко был на поле, понял – бесполезно.

– Еще один из молодых да ранних – Владимир Бут – в 1997 году с дортмундской «Боруссией» выиграл Лигу чемпионов!
– Я его несколько раз в Германии просматривал – по возрасту Бут должен был играть за «молодежку» следующего созыва. В итоге у нас он появился только перед финальным турниром. Но в Румынию поехал игроком основного состава.

– В вашей команде было много легионеров: Бут – Германия, Темрюков, Демченко и Шуков – Голландия, Осинов – Израиль, Корчагин – Франция… Трудно было с клубами договариваться?
– Абсолютно нет. Раньше они сами занимались покупкой авиабилетов до Москвы (потом выставляли РФС счет), а мы этот вопрос взяли на себя: высылая приглашение на игрока, сразу вкладывали в конверт оплаченный билет. Клубам такой подход очень понравился, и отказывать РФС им стало сложнее (улыбается).

– Как ушли из сборной?
– Решил, что хватит. Почти пять лет – достаточный срок. Тем более мне предложили возглавить национальную команду. Я уже настроился на этот вариант, проделал определенную работу, но Анатолий Федорович Бышовец подключил государственных людей, которые решили вопрос в его пользу. Жизнь показала, что напрасно он так сделал – уже через полгода его в команде не было…

Связанные материалы: