502 Bad Gateway


nginx
V4x3 l 1440185058395

ОВЧИННИКОВА – В «ЛОКО»! С таким лозунгом настрадавшиеся болельщики «Локомотива» готовы идти хоть на трибуны, хоть на баррикады. «ССФ» спросил у читателей: кто еще из легендарных футболистов может хоть завтра принять команду, в которой раньше играл? В голосовании победил Босс, и мы задали ему несколько вопросов.

– Сергей, поздравляем с победой в нашем опросе. Вы сказали, что готовы возглавить «Локомотив» хоть завтра и что это продуманная позиция, подкрепленная многими людьми. Что это за люди?

– Люди, причастные к «Локомотиву». И игроки, и некоторые люди из РЖД, которые были связаны с клубом, пусть они сейчас и не на первых ролях. Им небезразлична судьба команды, поэтому они на моей стороне.

– А мы вот первым делом подумали, что вы имеете в виду Юрия Семина.

– Юрий Павлович сам в состоянии в любой момент возглавить «Локомотив». Он лоялен ко мне, как и я к нему, мы с ним по одну сторону баррикад.

Хочу пояснить. У меня нет войны со Смородской (президент клуба. – Прим. ред.). Мы с ней даже незнакомы, никогда в жизни не разговаривали. Ни о каком противостоянии речи быть не может еще и потому, что мы с ней хотим одного и того же – чтобы «Локомотив» играл как можно лучше. У нас могут быть разные подходы к делу, но как люди здравомыслящие мы вполне могли бы найти компромисс. Мне кажется, Смородская горит командой. У меня есть четкая позиция, и у нее как у руководителя клуба – тоже. Если бы они совпали, было бы здорово.

– И какова ваша позиция?

– Нужно вернуть «Локомотив» в число лидеров, вести правильную трансферную политику, опираясь на своих воспитанников. И самое главное – развернуть команду лицом к болельщикам, а то сейчас слишком много негатива. «Локомотив» в его сегодняшнем состоянии готов бороться за самые высокие места, вплоть до чемпионства.

– Что этому мешает?

– Забыты славные традиции, когда команда была единым целым. Представьте, в ваш дом придет чужой человек и скажет: теперь я здесь хозяин. Как-то раз Ольга Смородская сказала такую фразу: «Пусть все замолчат. Мы платим деньги, что хотим, то и делаем». Деньги подчиненным вы и так будете платить, раз вы руководители. На мой взгляд, огромная честь – быть президентом «Локомотива», за это можно платить сколько угодно.

– Кстати, о деньгах. В интервью сайту sovsport.ru вы сказали: «Не знаю, на каких условиях заключено соглашение с Биличем, но на мне клуб здорово бы сэкономил»…

– Это ирония. Корреспондент сказал, что в случае увольнения Билича клуб потеряет на выплате компенсации, а я сказал, что на мне тогда сэкономят. Вопрос не в деньгах. Когда я хочу взять на себя ответственность и помочь клубу, не говорю о каких-то суммах. Деньги меня сейчас в жизни интересуют меньше всего!

– Ну вы-то этот вопрос давно уже решили и он перед вами не стоит.

– Точно! Не могу кинуть камень в огород футболистов «Локомотива», потому что они заложники нынешней ситуации. Я знаю немножко больше, чем многие другие, и от этой информации хватаюсь за голову! Да и не только я.

К футболистам меньше всего претензий. Они играют так, как позволяет сегодняшняя атмосфера и все происходящее внутри. Тут я полностью на стороне ребят. Их надо объединить одной идеей, зажечь, и результат придет. Ведь мы не можем сказать, что «Локомотив» играет из рук вон плохо. Эпизодами что-то удается, и в этом больше заслуги игроков, нежели всех остальных. Знаю, футболисты очень хотят перемен. Но хочет ли их руководство?

– Хорошо, игроки – заложники ситуации и плохой атмосферы в команде. А Билич?

– Никто не сомневается в его компетентности. Билич – хороший, компанейский парень, но как тренер он не подходит «Локомотиву». Здесь он не реализовывает свой тренерский потенциал, а зарабатывает деньги. Его меньше всего интересует происходящее здесь. Он ничем не рискует, контракт составлен так, что если его уволят, неустойка будет выплачена в любом случае.

– Если бы вы стали главным тренером, что в первую очередь сделали?

– Объединил бы всех – от президента до последнего работника в клубе. Попросил бы футболистов играть ради тех, кто приходит на трибуны. У меня бы они поняли, что это самое главное. Знаю, как этого добиться, я жесткий тренер. Мы должны умереть, но сделать так, чтобы болельщики были довольны.

Связанные материалы: