V4x3 l 1440263847554

УЭЙН РУНИ

Он попросил руководство «Манчестер Юнайтед» о трансфере. Одной из причин такого решения считается приход на «Олд Траффорд» Дэвида Мойеса, который был первым тренером Руни в «Эвертоне». После выхода автобиографий игрока в 2006 и 2007 годах («Моя история до сего дня» и «Путь, которому я следую»), где Шрек выдвинул ряд обвинений в адрес тренера, отношения между ними испортились. Мойес даже обращался в суд с иском в клевете и выиграл 500 тысяч фунтов. «ССФ» приводит отрывки из этих книг.

РУНИ В «ЭВЕРТОНЕ»

Годы: 2002–2004 (Руни – выпускник клубной академии)

Матчи: 89

Голы: 25*

Трансфер: в «МЮ» за 37 млн евро**. Трансфер был завершен всего за несколько часов до закрытия летнего трансферного окна-2004.

* Забив 2 октября 2002 года в матче Кубка лиги против «Рексема», 16‑летний Руни стал самым молодым в истории клуба голеадором «Эвертона», побив рекорд Томми Лоутона.

** Сумма, уплаченная за трансфер Руни, до сих пор остается рекордной для игрока, не достигшего 20 лет.

«ИСПОЛЬЗУЙ ЧЕРТОВ СТАКАН!»

– Когда я пробился в основу «Эвертона» и сильно провел первый сезон (2002/03), казалось, все расчудесно. От одноклубников в раздевалке я не чувствовал и намека на ревность. Но на следующий год появился человек, которому не очень нравилось, что происходит вокруг меня, –  Дэвид Мойес. Должно быть, у него были на то причины, но он ни разу не сообщил мне о них.

Полагаю, после отличного сезона он ждал, что все внимание будет приковано к его персоне. «Эвертон» финишировал на седьмом месте – лучший показатель за последние шесть лет. Но когда тренер понял, что прожекторы направлены на меня, ему захотелось исправить это. По крайней мере, так мне казалось со стороны.

Я мог ошибаться. Возможно, на правах тренера он правильно делал, пытаясь оградить меня от внимания прессы и общества. Но я думал иначе. А Мойес не находил времени для объяснений.

Например, он не позволял мне давать послематчевые интервью и появляться на пресс-конференциях. В общем, справедливо. Но иногда мне было необходимо высказаться. Как в случае с красной карточкой во встрече с «Бирмингемом». Я хотел объяснить, что тот фол не был умышленным, я не планировал никого травмировать. Мне надо было дать свою оценку происшедшему, но такого права я не получил.

Когда я подписал первый профессиональный контракт, клуб созвал большую пресс-конференцию, чтобы представить меня СМИ. Я заходил в зал на подкашивающихся ногах. Сотни журналистов и 12 телеканалов – настоящий кошмар! У меня не было опыта подобных мероприятий, я не понимал, зачем вообще все это нужно. Потом дошло – это хорошая реклама «Эвертона» и собственно Мойеса.

Я сел за стол рядом с тренером. Передо мной стояла бутылка с водой и несколько стаканов. Я взял бутылку и сделал большой глоток, но тут же услышал шипение Мойеса: «Используй чертов стакан!».

«МИСТЕР «ЭВЕРТОН»

– В начале моего второго сезона в «Эвертоне» Мойес предупредил: «Держись подальше от Данкана Фергюсона. Он для тебя не лучший пример».

Я тут же в раздевалке при всех поведал об этом Ферги. Он расхохотался в ответ. Подумал, что это шутка, начал дурачиться, говоря, что плохо влияет на людей и к нему лучше не прикасаться.

Никогда не думал, что Ферги – худой пример для подражания. Судебное разбирательство по его делу, когда он кого-то там избил, было давным-давно. С самого начала он помогал мне, и я всегда считал его образцовым профессионалом, который вкалывает на тренировках и правильно питается. Мне казалось, он отлично подходит клубу.

Со временем и мои отношения с Мойесом стали ухудшаться. Хотя фанаты считали, что тренер все делает правильно не только для «Эвертона», но и для меня. Он заботливо и мудро создавал образ Мистера «Эвертон», тренера народной команды, и хорошо проведенный сезон был ему на руку.

После матча, когда мы уступили уже не помню, кому, он заявил, что мы проиграли исключительно из-за меня, и отправил на дополнительную тренировку. «Ты жрешь слишком много гамбургеров!» – орал он мне в лицо. Я ответил, что это не так, и спросил, с чего он вообще так решил. В ответ донеслось: «Ты у меня на особом положении. Потому что ты это ты». Я не понял ничего из сказанного.

Некоторое время он провел со мной на тренировке. По Крочтен Парк я бегал в компании фи-зиотерапевта, приставленного на случай, если я буду филонить. И это реально бесило.

«ХОТЕЛОСЬ БЫТЬ ПОДАЛЬШЕ ОТ ЭТОГО ГОРОДА, ПРОБЛЕМ И МОЙЕСА»


– После Евро-2004 мы с Колин (жена Руни. – Прим. пер.) планировали отдохнуть на Барбадосе. Не было ясности с датой вылета – это зависело от того, как далеко наша сборная пройдет в Португалии. Я и представить не мог, что для меня все закончится травмой. Когда вернулся домой, наступил едва ли не худший этап в моей жизни.

Всю вторую половину предыдущего сезона в «Эвертоне» я чувствовал, что отношения с Мойесом не ладятся. В Португалию товарищам по сборной звонили клубные тренеры. От Мойеса я так и не дождался звонка – фактически мы не разговаривали с ним до моего возвращения в Беллефилд на предсезонные сборы.

Все сильнее росло убеждение, что в случае хорошо проведенного Евро «Эвертон» продал бы меня. И я не был против такого варианта. Не чувствовал, что клуб собирается бороться за что-то серьезное, двигаться вперед и быть конкурентоспособным.

Сообщил о своих планах Мойесу. Он спросил, почему я хочу уйти. Я не стал его критиковать, сославшись на причины личного характера: газетные истории про проституток расстраивают меня, и я хочу покинуть Ливерпуль.

Но клуб преподнес все так, будто именно я был инициатором ухода. Неправда! Когда я играл на Евро, президент «Эвертона» Билл Кенрайт дал эксклюзивное интервью News of the World, заявив, что за 50 млн фунтов клуб готов расстаться с Руни. Кроме того, в Португалию прилетал наш новый исполнительный директор Тревор Берч, чтобы встретиться с моим агентом Полом. Он спросил, готов ли я к переходу в «Челси». По контракту у меня оставалось еще три года, так что «Эвертон» мог выручить за мой трансфер хорошие деньги…

Через несколько дней после нашего первого разговора Мойес поинтересовался, не хочу ли я перейти в «Ливерпуль», проявляющий ко мне интерес. Я переспросил: «Вы, должно быть, шутите?!». Ведь я – «Эвертон» плоть от плоти! Я не чувствовал, что бросаю клуб, мне просто хотелось быть подальше от этого города, проблем и Дэвида Мойеса…

Связанные материалы: