V4x3 l 1490542925601

Вчера президент «Динамо» Борис Ротенберг, о назначении которого было объявлено накануне, дал эксклюзивное интервью корреспонденту «Советского спорта». В нем он объяснил, для чего могут объединиться футбольное и хоккейное «Динамо», рассказал о задаче футбольного клуба на этот сезон и пожалел, что не смог помешать уходу в «Анжи» Александра Кокорина.

«ФУТБОЛЬНОМУ «ДИНАМО» НУЖЕН КУЛАК»

– Ваш приход на пост президента футбольного «Динамо» связан с возможным объединением с «Динамо» хоккейным. Для чего это нужно? – первый вопрос Борису Ротенбергу.
– Причина проста. Болельщики ходят на матчи и хоккейного, и футбольного «Динамо». В хоккее «Динамо» два года подряд становится лучшим. «Динамо» – это история. Клуб всегда был непобедим. Но в какой-то момент победный дух был утерян – имею в виду футбол. Вижу, что ребята выходят на поле с потухшими глазами. Они, наверное, не понимают, в каком клубе находятся.

– В чем главная идея объединенного клуба?
– Важно, чтобы команды общались. Смотрю, как отдаются хоккеисты, выходя на лед. Хотя у них зарплаты не такие высокие, как у футболистов. Но они – кулак. Так должно быть и в футболе. Когда есть кулак – есть победы. Пусть у нас не будет звездных чемпионов, которые только и смотрят, как больше заработать, но будет команда. Важно взаимодействовать с ветеранами, которые знают цену успеха, чтобы они общались с нашими молодыми ребятами.

– Напрашивается вывод: вы приходите в футбольное «Динамо», чтобы сделать его чемпионом, как и хоккейное?
– Это сложно. Не хочется об этом говорить, но, естественно, это предусматривается. Мы хотим, чтобы «Динамо» стало сильнейшим клубом. И постепенно будем идти к этому. Для этого нужно, чтобы работали детская школа, чтобы росли российские футболисты. Если приходят легионеры, надо, чтобы наши молодые игроки учились и развивались сами.

– Сейчас не так?
– Результат, который предусматривает быструю победу, подразумевает покупку легионеров. А российских ребят сажают на скамейку. У меня другая идея: хочу развивать российский футбол.

– У «Динамо» с российскими игрокам все обстоит неплохо. Есть Соболев, Панюков, Соломатин, Соловьев, который, правда, уходит в «Зенит»…
– Разбазарили ребят, которых растили сами. Это очень неприятно. Они же, как дети. Им надо все объяснять. Я уверен, что не все за деньги готовы продаваться и убегать. Всегда можно объяснить человеку... Да, он заработает сразу большие деньги, перейдя в другую команду. Но будет ли там продвижение? Я бы очень хотел, чтобы ребята развивались и достигли самых высоких результатов в «Динамо».

– Как можете прокомментировать трансфер Кокорина в «Анжи»? Он ведь был для «Динамо» одним из важнейших футболистов. Причем своих…
– Вокруг Кокорина можно было создать команду. Он мне всегда нравился. Это один из сильнейших российских футболистов, тем более выращенных нашим клубом. Дай бог, чтоб он заиграл в «Анжи»… Решение по нему – не мое, оно принималось до моего прихода. Наверное, я бы не допустил этого перехода. Постарался бы всех убедить, что этого делать нельзя. Кокорин – игрок сборной страны. Наоборот, надо собирать их в команде… Сейчас говорить о чем-то уже поздно. Мы начинаем с новой страницы. И опираемся все-таки на российских игроков.

«ФИНАНСИРОВАНИЕ НЕ УМЕНЬШИТСЯ. А ДАЛЬШЕ – ПОСМОТРИМ»

– Уже известно, какой пакет акций клуба будет у ваших структур?
– Еще нет до конца сверстанного соглашения. Сейчас мы хотим сделать так, чтобы руководство клуба стало прозрачным и более работоспособным.

– Но, как сказал первый заместитель президента – председателя правления ВТБ и глава совета директоров «Динамо» Василий Титов, со временем ВТБ, которому принадлежат 75 минус одна акция клуба, хочет уйти из проекта...
– Банк – наш партнер.

– В ближайшей перспективе уход не состоится?
– Нет. ВТБ не уходит. Мы сотрудничаем, у нас хорошие парт­нерские отношения.

– С вашим приходом финансирование клуба увеличится? Останется таким же?
– Оно не уменьшится. А дальше будем смотреть. Сейчас нет планов, чтобы купить кого-то за сумасшедшие деньги. Смысл такой: создать команду, которая была бы единой. Чтобы кто-то один не завидовал второму.

– Ну да, перед вами пример хоккейного «Динамо». Там нет суперзвезд, но...
– …клуб дважды подряд становился чемпионом КХЛ. Они выходят побеждать, потому что каждый игрок понимает: за его спиной стоит такой же, как он. Если кто-то ошибся, ошибки исправляют вместе. В футбольном клубе должно происходить то же самое.

– Кто из хоккейного клуба помог бы футбольному «Динамо» в создании командного духа?
– Из хоккейного клуба любого можно взять!

«НЕ МОЖЕМ БЫТЬ НА ДЕСЯТЫХ МЕСТАХ»

– Каков кредит доверия к Дану Петреску?
– Он – стабильный тренер. Эмоциональная составляющая… Надо разговаривать. Понятно, что не очень красиво, когда он так проявляет эмоции. Но это такой человек. А в работе он очень полезен. Петреску всегда стремится достичь результата.

– То есть о перемене тренера речи не идет?
– Все на контракте. В данной ситуации нельзя этого делать в спортивных целях.

– В то же время уволен спортивный директор Дмитрий Галямин. Почему?
– Допустил уход наших доморощенных футболистов, вокруг которых можно было создавать команду. Можно всех убрать, набрать одних легионеров. Ну и что это будет? Не российский футбол, а что-то непонятное.

– Кто станет новым спортивным директором?
– Объявим в ближайшее время.

– Какую задачу ставите перед футбольным «Динамо» на этот сезон?
– «Динамо» не может быть на десятых местах. Это уже не «Динамо». Сейчас можно говорить о пятом-шестом месте – мы смотрим трезво на вещи. Но стремимся подняться наверх, играть в еврокубках.

– Вы часто бывали на матчах футбольного «Динамо» в прошлом сезоне?
– Смотрел почти все матчи. И хоккейного «Динамо» тоже.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Борис РОТЕНБЕРГ

Родился 3 января 1957 года.

Предприниматель, совладелец и член совета директоров СМП Банка, вице-президент Федерации дзюдо России, заслуженный тренер России, кандидат педагогических наук. C 2013 года – президент ФК «Динамо» (Москва). Брат председателя совета директоров и президента ХК «Динамо» Аркадия Ротенберга.

Борис Ротенберг в списке 200 богатейших людей России по версии журнала «Forbes» занимает 73‑е место с состоянием в $1,4 млрд.

Связанные материалы: