V4x3 l 1448014524658

ИППЭЙ СИНОДЗУКА. Этого 14‑летнего парнишку (сын японца и русской) Василий Уткин представил стране три года назад в «Футбольном клубе»: прилетел, мол, из Токио, чтобы увидеть своего кумира – Кейсуке Хонду. Вот программа и устроила встречу. Хотя перед камерой парень не только охотился за соотечественником, но и ловко жонглировал, а потом раз сорок обвел, как столба, тележурналиста. О его футбольных перспективах в России речь не шла – таких дриблеров и у нас хватает. Оказалось, не хватает: в этом году Иппэй Синодзука вдруг вынырнул… в заявке «Спартака»! Каким образом, выяснил «ССФ».

«ЭТО НАШ ЯПОНЕЦ!»

Мир тесен. В Сокольниках на матче дублеров «Спартак» – ЦСКА встречаю приятеля Рифата, детского тренера,– гоняю с ним мяч два раза в неделю. Он: «Ты как тут?».

– Надо с японцем поговорить.

– Так это НАШ японец! Начинал в нашей 80‑й в Бибиреве! Видно было, школа у парня есть. Успел даже один матч за нас сыграть – фактически в одиночку обыграл «Крылья».

Дубль ЦСКА в одиночку не обыграешь. Тем более если начинаешь матч в запасе.

Иппэя (№70) бросили в бой на 64‑й минуте. Требуя мяч жестами («Мне! Мне!»), японец бегал по всему фронту атаки. Не многое получалось, но в победном голе поучаствовал – именно на него шел прострел, отбитый вратарем прямо на трусящего Пантелеева: победа «Спартака» – 3:2!

После матча около раздевалок пресс-атташе красно-белых Леша Матвеев знакомит с Иппэем: «Вот «Советский спорт» – поговори, когда освободишься». Минут черед пятнадцать спартаковская молодежь начнет выдвигаться к автобусу, чтобы ехать в Тарасовку (с утра тренировка). Иппэй же топает со мной сквозь дождь к манежу – надеемся там найти место для разговора.

– Ну и погодка… В Японии теплее?

– Градусов двадцать шесть, там хорошо, – отвечает по-русски, но с ностальгической ноткой (сразу вспоминается: «В Ташкенте хорошо, там яблоки...»). – До моря час езды на машине. Большие волны – как аттракцион, песчаный пляж…

«СЛУЧИЛАСЬ ФУКУСИМА...»

– Какими судьбами в «Спартаке»?

– Перешел из «Чертаново» – агент предложил, Сафонов. Зимой был в дубле на просмотре, сказали прийти летом. Начал играть за академию. С голами было туго: десять матчей – четыре мяча. Но в следующем сезоне в первом круге за пять матчей забил семь, и меня перевели в дубль.

– Ты вроде в этом году должен был за «Спартак-2» играть.

– Да, тренер Бушманов выбирал, кого взять во вторую лигу, и меня оставил. Но выпускал редко. Там шансов мало. Много хороших игроков и повзрослее. Я решил, что нужно больше игровой практики, и попросился в дубль.

– Центральный нападающий – твое место?

– Нет, обычно я под нападающим выхожу. Люблю игру вести.

– Как тебя вообще в Россию занесло?

– Случилась Факусима. Хотя наш город (живем под Токио) далеко от станции – два часа езды, но папа побоялся радиации и отправил меня с сестрой на месяц в Москву. А здесь проблемы с визами возникли – задержался…

Решил где-нибудь в футбол поиграть. С «Чертаново» раз потренировался – команда уехала на сборы. Сходил в ДЮСШ на «Бабушкинской» – захотелось чего-то посильнее. Поехал на просмотр в «Локомотив» – не взяли. А тут «Чертаново» вернулось со сборов. Сначала тренер сказал: «Физически слаб. Если тебя брать, кого-то надо выгонять». Просматривали меня месяца два и наконец сказали – берем.

– За два месяца «физику» подтянул?

– Во дворе делал ускорения, прыгал, отжимался, пресс качал. Летали с мамой в Японию решать вопрос со школой, я пришел на тренировку в свою старую команду, и мне сказали, что я очень прибавил.

«В «ЧЕРТАНОВО» «ПИХАЛИ»

– Мама и папа – болельщики?

– Нет. Среди родственников спортом никто не интересовался, только дедушка по отцу – марафонец. Но папа теперь, конечно, за меня болеет, даже специальную литературу читает. Общаемся эсэмэсками или по скайпу.

Родители видят, что мне тяжело в России, но говорят – старайся, если поставил такую цель.

– Что именно тяжело?

– Сначала все было тяжело! Пища очень однообразная – каждый день почти одно и то же. В Японии много мест, где можно дешево и вкусно поесть. А здесь и дорого, и нет ничего. Разговаривал плохо. Хотя на поле не надо особо разговаривать. Еще мне в «Чертаново» много «пихали». Очень тяжело было, если честно, даже на тренировки не хотелось идти.

– За что «пихали»? Пас не отдавал?

– Ну да. Мы же в Японии тактикой не занимались. Только дриблингом. В Японии первый год запрещают пас давать. Главное, научиться обыгрывать. А сейчас я почти забыл, как обводить...

Вообще было трудно к вашему футболу привыкать. Здесь все намного быстрее. В Японии, даже когда в пас играем, не спешим, перекатываем сзади, ищем дыры в обороне. Как «Барселона». А здесь – сразу вперед и борьба…

И в быту русские сильно отличаются. Японцы скромнее, в них нет наглости. И в жизни, и в футболе очень добрые. А здесь много агрессии. В магазинах продавцы злые. В автобусе хочу билет купить, спрашиваю: «Почему так дорого?» Водитель: «Не хочешь ехать – вылезай». В Японии такого не услышишь, там спокойно и тихо. Там не обманывают.

– Обманывали?

– Бабушку обманывали. У нее было три мужа, и все ее обманули. Бабушка у нас доверчивая… Один муж украл квартиру, три машины и деньги, что она заработала...

ЗЛОЙ ХОНДА

– Ты же еще в школе учишься?

– В 11‑м классе, школа на Калужской. Но в этом году в Тарасовке часто остаюсь – по утрам тренировки. Учителя говорят: неси справку, что не можешь посещать занятия, мы тебе индивидуальную программу придумаем. Наверное, придется переводиться в школу в Тарасовке.

– С Хондой как пообщались?

– Повезли меня в Ватутинки на базу. Хонда был зол на российских журналистов – что-то плохое про него написали. Спросил: «Зачем приехал в Россию?». Я ответил. «Ясно. Ну пока!». Вот и весь разговор.

– Планы…

– Хорошо бы в основу «Спартака» пробиться. Не получится – в другой команде премьер-лиги себя попробовать. Охота и за границу поехать, где уровень повыше.

«ОН ЖЕ ЯПОНЕЦ, А ЯПОНЦЫ ТЕРПЯТ»

Напрашиваюсь в гости к Иппэю – поговорить с мамой. Елена долго извиняется за квартиру – требует ремонта, но пока руки не доходят.

Показываю журнал «ССФ».

«Леонид Викторович!» – восклицает женщина, увидев фото Слуцкого. Оказывается, с легкой руки сына (познакомил с японскими журналистами) Елена стала футбольным человеком: переводила интервью с главным тренером ЦСКА, Думбия, Дзагоевым…

«Бедный! – жалеет Слуцкого. – Как же ему сейчас трудно»…

– Когда «Спартак» играл с ЦСКА, за армейцев болели?

– Когда сынок будет в основной команде играть, тогда и буду болеть за «Спартак». Но вообще-то я увлекаюсь балетом, а футболом пришлось – из-за сына. Я с ним лет до двенадцати во дворе бегала и даже забивала (смеется). Сейчас он говорит: «Да я поддавался!».

– Почему не вернулись в Японию – была ведь возможность?

– Решили, раз тренер дал шанс… Мы были на просмотре в «Локомотиве». Тренер сказал: «Слабенький». А в «Чертаново» Геннадий Федорович Колесов разрешил: «Пусть пару месяцев поиграет». И когда Иппуша забил пару голов, дело пошло. Начались поездки – Минск, Киев. Получил форму, бутсы, и даже денежку начали платить...

– Иппэй рассказывал, как ему «пихали» в «Чертаново». Не жаловался?

– Нет. Он же японец, а японцы терпят. Мужчине полезно. Сейчас прошу его только об одном: «Иппэй, если какая победа, чтобы не обмывать». Знаю, многие молодые ребята начинают: бары, туда-сюда…

– Кроме «Спартака» были варианты?

– Из «Зенита» звонили. Но переезжать в Питер не хотелось, хотя у нас там квартира осталась от бабушки. Поэтому, когда возник вариант со «Спартаком», подумали: отлично!

– Если у Иппэя не получится в футболе...

– Не пропадет! У него способности к точным наукам, просто сейчас все забросил. В школе в этом году пока ни разу не был. Да и домой раз в неделю заезжает.

– Кстати, а как переводится фамилия Синодзука?

– На самом деле – Щинозука. Что-то вроде «гуляющий в тростнике».

Удачной прогулки, Иппэй!

Связанные материалы: