«Могу музей Это’О открывать!»

Когда камерунец играл в «Анжи», он сделал большое доброе дело – подарил квартиру администратору команды Марату Батырову. Чем не повод позвонить человеку и расспросить его о звездном нападающем «Челси»?
«Могу музей Это’О открывать!»
17 марта 2014 14:41

Когда камерунец играл в «Анжи», он сделал большое доброе дело – подарил квартиру администратору команды Марату Батырову. Чем не повод позвонить человеку и расспросить его о звездном нападающем «Челси»?

– Марат, говорят вы один из самых близких друзей Это’О в России.

– Да, он, когда в этот раз приезжал, подошел, спросил, как дела. Когда играл в «Анжи», часто через переводчика Филиппа интересовался, как у меня дела, что да как.

– Вы его с 2011 года знаете, как он себя проявлял вне поля?

– Он не только футболист хороший, но и как человек – отличный! Иногда читаешь, пишут, что зазнается, ведет себя как звезда, но я никогда этого не замечал. Что Это’О, что Роберто Карлос – оба молодцы!

– Давно известно, что Это’О подарил вам квартиру. Как это произошло?

– Это был его первый день рождения в России, он всю команду пригласил к себе домой.

– В свою огромную московскую квартиру с бассейном и баней?

– Да, мы собрались у него на кухне, общались. Встал Махач Гаджиев, заговорил о жизни, обо мне – в том смысле, что у меня жилья нет. Ну Это’О и сказал: «А я ему квартиру подарю!».

– Тут, наверное, все стали аплодировать, закричали: «Красавчик!»?

– Нет, все тихо прошло. И он это вообще не афишировал, даже в «Анжи» не все знали, потом откуда-то стали узнавать, и теперь всем известно.

– А дальше что было?

– В квартире были только стены, надо было обустраиваться, и Это’О потом часто спрашивал: «Когда ремонт закончишь? В гости к тебе хочу!». На новоселье я его, конечно, пригласил.

– Это был единственный подарок от него?

– Нет, когда в декабре в Англии играли с «Тоттенхэмом», он приходил в раздевалку и подарил мне именную футболку «Челси». Дома теперь висит, рядом с его фотографиями.

– Можно музей Это’О открывать!

– Можно, тем более многие дорогу ко мне знают. Я на первом этаже живу, и когда Это’О на новоселье приходил, дети со всего двора сбежались, человек 50–60 висели на окнах, все хотели его видеть!