«Мой замечательный жирный идиот»

МИНО РАЙОЛА. Один из самых влиятельных и уж точно самый крутой агент в истории футбола дал первое интервью для российской прессы. В беседе с корреспондентом «ССФ» менеджер Ибрагимовича, Балотелли и Мхитаряна рассказал, как строит отношения со своими звездными клиентами и с кем из русских игроков готов сотрудничать.
«Мой замечательный жирный идиот»
31 марта 2014 18:12

МИНО РАЙОЛА. Один из самых влиятельных и уж точно самый крутой агент в истории футбола дал первое интервью для российской прессы. В беседе с корреспондентом «ССФ» менеджер Ибрагимовича, Балотелли и Мхитаряна рассказал, как строит отношения со своими звездными клиентами и с кем из русских игроков готов сотрудничать.

Как оказалось, добыть телефон Райолы крайне проблематично. В газете La Gazzetta dello Sport, на страницах которой Мино периодически появляется в качестве эксперта по трансферам, нас вежливо отшили: «Это второй по статусу агент в Европе после Жорже Мендеша. Мы такими контактами не разбрасываемся». Обозреватель Voetbal International Тайс Слегерс, в свое время сведший Райолу и Ибрагимовича в Амстердаме, то ли в шутку, то ли всерьез называет Мино мафиози и телефоном также делиться не хочет. В агентстве sportman, возглавляемом Райолой, устроили форменный допрос (что за издание? что за вопросы? что за журналист?), но и там номер не дали.В общем, не видать «ССФ» этого интервью, не приди на помощь друг нашего издания – футбольный агент Марко Трабукки. Марко лично связался с Райолой, после чего дал адрес его электронной почты, за что ему большое и искреннее grazie. Мино мгновенно ответил на письмо, попросив выслать ему вопросы. И уже на следующий день дал весьма обстоятельное интервью, с характерными для себя «факами» и «шитами», но при этом вовсе незлобное.

ИБРАГИМОВИЧ

– Читали, как Златан приложил вас в автобиографии «Я – Златан»? «Мино, этот жирный идиот, – замечательный жирный идиот».

– Понятия не имею, что он там написал. Как можно читать книгу о том, чем я все еще живу? Наша история не завершена. Ладно бы, Златан подарил мне экземпляр своей книги. Так нет, он хочет, чтобы я ее купил! Не буду я ничего покупать! Но очень здорово, что он подзаработал деньжат, рассказывая о моих веселых приключениях.

– Помните вашу встречу?

– Мы встретились в суши-баре в гостинице Амстердама. Златан тогда играл в «Аяксе». Пришел весь такой расфуфыренный, в куртке от Гуччи. Я сказал, что он должен меняться, если хочет стать лучшим.

– А потом достали бумажку со статистикой: Вьери – 27 игр/24 гола; Индзаги – 25/20; Трезеге – 24/20 ; Ибрагимович – 25 игр/5 голов.

– Так и было. И сказал: «Ты действительно думаешь, что я могу продать тебя с такими показателями?». Он ответил, что если бы забил двадцатку, то даже его мама смогла бы его продать. В общем, мы нашли общий язык. В первую очередь я потребовал, чтобы он избавился от своих часов и «Порше», на котором прикатил на встречу, – в таком возрасте нужно концентрироваться на других вещах.

Ты должен быть голодным и целеустремленным, а не разъезжать на «Порше», рискуя жизнью.

– Еще Златан пишет, что вы орали на него, называли полным нулем и дерьмом. Всех игроков так мотивируете?

– Никого я не мотивирую, просто делюсь мнением. Доверяешь мне – слушайся, не доверяешь – меняй менеджера. Если ты плакса и неженка, мы не подходим друг другу. Твой менеджер – это некто, кто должен идеально подходить тебе. Как костюм или перчатка. Если я тебя не устраиваю, возьми в агенты маму, она точно не будет кричать. Я не из тех, кто будет лизать задницу клиенту: «О, ты был сегодня лучшим на поле!». Кому это может пойти на пользу? Хочешь помочь игроку, будь с ним честен. Если играл как дерьмо, я говорю: «Златан, ты играл как дерьмо». Хотя, если честно, я не много видел игр, где бы Златан играл совсем дерьмово.

Все время, что мы с ним работаем, я старался толкать его вперед. Как выжать максимум из «Феррари»? Не так много возможностей что-то поменять, тем не менее они есть: поставить новые шины, доработать аэродинамику. Вся суть в деталях.

– И?

– И Златан меня послушался. Продал «Порше», взялся за ум. Он настоящая машина. Человек знает, чего хочет и как это получить. Одно дело, когда ты достиг вершины и год-другой продержался на ней. Это не так сложно. Но Златан находится на вершине уже на протяжении 12 лет. Это все потому, что он такой же, как я.

– Какой?

– Его родители эмигрировали в Швецию, мои – в Голландию. Как и я, он поднялся с самых низов и всего добился сам. Думаю, и воспитывали нас одинаково: меня учили, что необходимо вкалывать, чтобы чего-то добиться. Вкалывать больше, чем все остальные. Отец говорил: «Ты должен быть лучшим во всем, что бы ты ни делал». И я старался быть лучшим, даже когда мыл посуду и драил полы в пицца-ресторане, открытым моей семьей. Я не чураюсь черновой работы. Если завтра придется мести улицы или соскребать дерьмо, чтобы сыновья получили нормальное образование, я буду это делать. Если я за что-то берусь, то делаю с фанатизмом. Иначе никогда бы не стал техническим директором «Харлема» уже в 20 лет – самым молодым директором в истории футбола. Наладил связи с «Наполи», потом помог Брайану Рою пере-ехать в «Фоджу», и моя футбольная карьера началась.

Я знаю, что Златан такой же. Он безумец, и с ним прекрасно работать.

БАЛОТЕЛЛИ

– Как вам удается уследить за таким безумцем, как Балотелли?

– Я не согласен с теми, кто считает Марио самым проблемным в мире футболистом. Он самый обсуждаемый, а это совсем другое дело. Если Марио зафигачит мячом в небо, все будут об этом говорить. Если то же самое сделает Месси – реакции не последует. Внимание СМИ к персоне Балотелли в 30 раз выше, чем к любому другому игроку.

– Почему так?

– Потому что он черный. Потому что он невероятный талант, который уже в 16 лет тренировался с первой командой «Интера». Потому что он искренний и прямолинейный и говорит все что приходит в голову. Потому что он настоящий и по-детски непосредственный. Все вы обсуждаете Марио Балотелли и критикуете Марио Балотелли. И в то же время каждый из вас хотел бы быть Марио Балотелли.

Что бы он ни делал, вы понимаете, что всегда мечтали так поступить, но просто не решались. Он Питер Пэн, который живет приключениями. А еще у Марио все данные, чтобы стать лучшим из лучших, – талант, телосложение, «физика». Но он все еще должен работать над собой. Кто-то, как Златан, с самых ранних лет сконцентрирован на цели, а кому-то нужно время, чтобы взять себя в руки. К тому же постоянное внимание журналистов…

– Сложно не замечать все его выходки.

– Ну а что такого скандального Марио сделал в последнее время?

– Играл в пинг-понг, имея травму плеча. В «Милане» были недовольны.

– А кто сказал, что он играл в пинг-понг? Он просто засунул мячик в рот и написал, что может обыграть любого. Не играл он ни во что, в газетах любят раздуть.

– История, как Балотелли чуть не спалил свой дом, балуясь с фейерверками, – тоже неправда?

– Марио – мальчишка, который любит повалять дурака, и это нормально. Но вы слышали хоть раз, чтобы он кого-нибудь сломал на тренировке, чтобы ввязался в драку? Люди не на то обращают внимание. Просто признайтесь, что наблюдать за Златаном или Марио куда интереснее, чем за Месси. Они вызывают больше эмоций. Почему вы, например, не спрашиваете о таких моих клиентах, как Максвелл или Недвед? Потому что они настолько правильные, что вам скучно. Газету не продашь, если будешь писать только об идеальных джентльменах.

МОДЖИ И МХИТАРЯН

– Глава, где Златан описывает переговоры в кабинете главы «Ювентуса», – это умора. «Мино – сумасшедший. Он просто зашел в кабинет Моджи, уселся в его кресло и с самым непринужденным видом задрал ноги на стол. «Какого хрена? – сказал я. – Он скоро придет, сядь рядом со мной. Ты запорешь мой контракт!». Мне было не по себе, когда появился Моджи с сигарой в зубах и заорал с порога: «Что еще за хрен расселся на моем кресле?!» – «Просто сядь и поговорим», – ответил Мино. Конечно же он знал, что делает. Этот парень – мастер переговоров».

– Я в любой ситуации стараюсь вести себя естественно. Все дело в твоей уверенности, а не в твоем костюме. Не надо мне рассказывать, как я должен себя вести и как мне одеваться. Если я захотел прийти на переговоры в кроссовках на босу ногу – не ваше дело. Помню, как все были напряжены в тот день в офисе, особенно Моджи. Я увидел в углу мяч и начал чеканить и делать навесы на Златана. Попал Моджи по голове, по плечу. Все расслабились и засмеялись! Это пошло только на пользу нашим переговорам. Уважение уважением, но я никого не боюсь. Если кому-то не нравится мое поведение, пусть скажет мне об этом.

– Может, вы и в офисе «Шахтера» в мяч играли, когда договаривались о трансфере Мхитаряна в «Боруссию»?

– С «Шахтером» были некоторые проблемы. Они ни в какую не хотели отпускать Генриха, утверждали, что прописанная в его контракте сумма отступных – это вовсе не сумма отступных. Было сложно, но в конечном итоге мы смогли его пристроить.

– Как вы вообще вышли на Мхитаряна?

– Он сам со мной связался. Я никогда в жизни не выходил на игроков. Это все равно как если доктор будет ходить по больнице и кричать: вы не хотите быть моим пациентом? Пациент сам ищет лучшего врача. Я не воспринимаю агентов, которые ходят за игроками и упрашивают поработать с ними. Гиблый путь. Все игроки работают со мной только потому, что хотят этого. Я в жизни не заключил с игроками ни одного контракта. Хочешь уйти к другому менеджеру – можешь это сделать хоть завтра.

– Почему «Боруссия»?

– У нас было шесть-семь вариантов, но Микитарян (именно так Мино произносит фамилию игрока. – Прим. ред.) очень хотел поработать с Клоппом и посчитал, что «Боруссия» – идеальный промежуточный шаг.

– Промежуточный?!

– А что? Ведь есть еще такие клубы, как «Барселона», «Реал» или «МЮ». Микитарян – фантастический, драйвовый игрок. Один из тех футболистов, которые совершенно четко понимают, что им надо от жизни. Он еще не состоялся как игрок и продолжает прогрессировать. Считаю, что «Боруссия» – хороший выбор, потому что на данный момент Генрих лучший игрок Бундеслиги.

– Видимо, еще одного подопечного – Погба вы считаете лучшим молодым игроком Серии А.

– Не могу поверить, что кто-то все еще говорит о Погба как о юном таланте. Он уже сейчас входит в десятку лучших игроков мира, хотя ему только 20. Это уже не талант, это реальность. И если Бэйл стоит сотню миллионов евро, то Погба как минимум в два раза дороже.

– Ваша цитата: «Погба – это картина Сальвадора Дали, а Балотелли – Мона Лиза». Любите живопись?

– Вообще-то я сказал, что Златан – Мона Лиза. Не знаю, почему в газетах так написали.

– Кто в таком случае Балотелли?

– Однозначно импрессионист. Скажем, Амедео Модильяни.

– А Мхитарян?

– Микитарян – это Винсент Ван Гог: мягкие тона, но четкие движения.

КОКОРИН И СМОЛОВ

– Ибрагимович вспоминает, как хотел в «Барсу»: «С каждым днем я все больше надеялся на переход. «Барса» как раз взяла Лигу чемпионов, обыграв «МЮ», и я подумал: вот это команда! Я постоянно названивал Мино: «Ты что, спишь там?» – «Да пошел ты, – отвечал Мино. – Ты дерьмо, и никто тебя не хочет. Тебе придется вернуться в «Мальмё». Но я знаю, он рвал задницу, чтобы устроить трансфер в «Барсу», мы оба мечтали об этой сделке». Ваши методы ведения переговоров наверняка сработали бы в России.

– Уже есть опыт. Пытался пристроить в «Удинезе» нападающего из «Торпедо». Господи Иисусе, как же его звали? Уже договорился с итальянской стороной, все уладил с президентом «Торпедо». А на следующий день ваши ребята вдруг резко меняют условия сделки и тут же продают парня в «Брюгге». Я тогда сказал себе: «Класс, но эта страна не для меня» (смеется). Да, вспомнил имя игрока – Янкаускас. Еще два-три раза пытались организовать что-нибудь с участием ЦСКА, но, оказалось, что с ними тоже очень сложно договориться. Тем не менее никаких предубеждений относительно России у меня нет. Что касается моих игроков, то ни один из российских клубов пока не обращался.

– Даже «Анжи»?

– «Анжи» тратил на рынке миллионы, но при этом сотрудничал с одним-единственным человеком. Я не хотел бы говорить об этом. Мне плевать. Я работаю только напрямую, и мне не нужны посредники. Либо так, либо до свидания.

– Предположим, вам звонит русский игрок: «Мино, я очень талантливый и хочу, чтобы вы помогли мне перейти в «Милан». Возьмете шефство?

– Недостаточно просто позвонить и сказать «Мино, давай работать вместе». Мы же не в супермаркете. Между нами должна проскочить искра. Деньги – не стимул. Меня интересует футболист и его личность. Если он мне понравится как игрок и как человек, если у него правильный настрой и соответствующие амбиции, мы можем что-то предпринять вместе.

– Вы видите таких игроков в России?

– Не очень хорошо знаком с российским рынком, но есть два-три очень хороших молодых игрока. Один из них оттянутого нападающего в сборной играет.

– Кокорин? Смолов?

– Оба интересные парни. Все в их руках. Моя работа – помочь карьере игрока пойти в гору. А станет он лучшим или нет, зависит от него.

– Можете представить Ибрагимовича, Балотелли или Погба в чемпионате России?

– У Златана еще три года действует контракт с «ПСЖ». У Марио – три года с «Миланом». Погба если куда и перейдет, то в один из шести-семи топ-клубов Европы. Так что мой ответ – сейчас это невозможно.

– А через три года?

– Никогда не говори «никогда», но не думаю, что шансы велики. В России есть деньги, но игроков такого уровня не заманишь баблом. На рынке всегда имеются отличные финансовые предложения для этих футболистов, поэтому им важны другие вещи – уровень чемпионата и страны, где ты живешь. Если бы все решали деньги, игроки толпами уезжали бы в Саудовскую Аравию. Но если перед футболистом стоит выбор – Аравия или «Реал», он выберет «Реал». Потому что там история и традиции, потому что климат мягкий и страна расположена удобно. Потому что высокий уровень жизни. Грубо говоря, ваш чемпионат все еще находится на обочине, если сравнивать его с Англией, Германией или Испанией. Если замутить какой-нибудь европейский чемпионат, в котором помимо ведущих команд будет выступать клуб из России, тогда, быть может, кто-то из звезд к вам и поедет. Я говорю не о Лиге чемпионов, а именно о чемпионате.

– И не вздумайте помещать это интервью куда-нибудь вглубь журнала! – пригрозил напоследок Мино. – Только на обложку!