Уроженец Камеруна третий год играет за красноярский футбольный клуб «Металлург» и пользуется огромной популярностью в сибирском городе. Сегодня, когда команда на грани вылета из первого дивизиона, темнокожий форвард – одна из немногих радостей красноярских болельщиков.

Самуэль, вы за Камерун на чемпионате мира болели?

– О да! Думаю, на следующем чемпионате одна из команд Черного континента имеет шанс выйти в финал.

Не хотелось помочь землякам?

– Недавно томские болельщики задавали мне подобный вопрос. «Что ты здесь делаешь? – говорят. – Почему не играешь за своих, ты же лучше всех?» Но, боюсь, футбольную карьеру придется завершать в России. И, кстати, мой отец не хотел, чтобы я играл в футбол. Только в России моя мечта осуществилась. Я потому и люблю футбол, что стараюсь наверстать недополученное в детстве. Недавно мне исполнилось 28 лет, значит, лет пять в запасе еще есть.

А что вы думаете о российской сборной?

– Мне не нравятся разговоры о привлечении в сборную тренера-иностранца. Для вашей страны такой вариант не подходит. Человек должен хорошо разбираться в российской действительности, а иностранец увидит только то, что ему предложат.

Но уж для вас тайн в русской душе, наверное, не осталось?

– Россия – это моя жена Галина. Она – самое лучшее, что я здесь нашел. А худшее? Наверное, отношение россиян к иностранцам с другим цветом кожи. К этому можно привыкнуть, но все равно неприятно, когда тебя обсуждают и смеются в спину. События в Томске, когда меня бросились обнимать местные болельщики, пожалуй, исключение.

Но ведь в Красноярске вас любят. Правда, шутят, что Бианг при 15 градусах тепла замерзает.

– Правда! (Смеется). Комфортно чувствую себя при температуре 28–30 градусов. В конце прошлого сезона тренер Александр Ирхин нашел для меня специальную разогревающую мазь, но и она в октябре не помогла – кожа просто онемела.

Тем не менее вы не только скоростной, но и очень выносливый игрок.

– Это так. Чувствую усталость только дома на диване.

О грустном: «Металлург» покинули пять сильных игроков. Вы еще не сидите на чемоданах?

– Не сижу по нескольким причинам. Во-первых, мой контракт продлится еще год, во-вторых, руководство клуба обещает, что во втором круге станет полегче с финансами. И в-третьих, существуют такие понятия, как порядочность и долг. Но должен заметить, если из команды уходят пять игроков сразу, это плохой симптом. Руководство клуба не должно удерживать людей, если положение становится безвыходным – ведь у многих из нас семьи, дети. Вот почему я не хочу давать никаких гарантий. Моя любимая поговорка «Никогда не говори «никогда». Люди вообще должны быть готовы к неприятностям.

Говорят, у вас очень светлокожий малыш…

– Какая разница? Главное, он мой сын – Родерик Дидье Бианг. Его обожают русские бабушка с дедушкой и мои родители тоже. В августе Галина подарит мне еще одного ребенка. Мама говорит с мальчиком по-русски, а папа – по-французски. Я никогда не буду давить на своих детей. Кем они будут – русскими, камерунцами – их дело. Мне, например, очень пригодилось знание французского, английского, а теперь еще и русского языка, не говоря уже о родном камерунском диалекте мабия.

Самуэль, предположим, вы вернетесь на родину. Все равно воспоминания о России останутся?

– Конечно! Правда, водку я пить так и не научился, к местной кухне не привык. Если бы вы знали, какое вкусное жаркое из антилопы! Зато при случае могу выругаться по-русски. Еще здесь красивые девушки, только… Это страна Золушек. Хорошо, что моя жена не такая. Я очень по ней скучаю. От тоски спасает только гитара – даже ночью играю и пою…