Олег Романцев: Миллион долларов тренеру?! Это все понты! - Советский спорт
Футбол15 июля 2002 00:00Автор: Пахомов Станислав

Олег Романцев: Миллион долларов тренеру?! Это все понты!

null

Наша беседа с Олегом Романцевым получилась достаточно откровенной. Удалось поговорить о многом. Сегодня мы публикуем первую часть интервью. Окончание вы сможете прочитать в еженедельном обозрении «Советский спорт—Футбол», которое поступит в продажу завтра.

ХОТЕЛ УЙТИ РАНЬШЕ, НО МЕНЯ ОТГОВОРИЛИ

— У вас нет желания вычеркнуть прошедший чемпионат мира из памяти?

Зачем? Да это и невозможно.

— Некоторые футболисты говорят, что они это уже сделали.

— Они себя обманывают. Такие события не забываются.

— До сих пор переживаете?

— Вспоминаю, думаю. Но сейчас переживаний меньше, чем шесть лет назад, после выступления на чемпионате Европы 1996 года. Там команда была лучше готова. Многие из тех футболистов поехали и в Японию. Но тогда они были на шесть лет моложе. И я ожидал успеха. Поэтому в 96-м я чувствовал душевную боль.

Сейчас же и я, и футболисты отдавали отчет: на данном этапе развития нашего футбола мы вряд ли заслуживали даже попадания в финальную часть чемпионата мира.

— Значит, вы были готовы к поражениям?

— Я смотрю сотни матчей и клубных команд, и сборных. Вижу тенденции развития футбола в той или иной стране. Мы ни по каким параметрам не могли чего-то добиться.

— Грустно это слышать.

— Более того, после выхода в финальную часть у меня было твердое желание уйти из сборной. Я об этом сказал Колоскову. Но футболисты, тренерский состав убедительно просили меня поехать на чемпионат мира. И я согласился по одной причине: знал, что будет очень и очень тяжело. В радости мы были вместе, и в тяжелой ситуации я не смог бросить команду. Решил остаться.

— Остаться, чтобы проиграть?

— Нет. Заранее не сдавался. Спустя рукава не работал.

— Тем не менее в результате мы даже не вышли из группы.

— Может быть, повторюсь, но на российском футбольном «поле» никто особо не пахал, не сеял и за ним не ухаживал. Какого же урожая тогда ждать? Это же не поле чудес. Да и я не Буратино, чтобы надеяться на чудо.

— Победа над Японией или Бельгией – это разве чудо?

— Выигрывают, как правило, те, кто больше заслуживает, кто больше готов, кто к этому шел тяжелее, дольше и серьезнее. Я имею в виду не конкретно наших игроков, а развитие футбола. Не чудеса, например, что Турция третья. Я бы не удивился, если бы они первыми стали, потому что в Турции есть национальный подход к футболу. Так что турки не с неба свалились. Они серьезно и долго шли к этому результату и заслуженно заняли третье место.

— Теперь не жалеете, что по окончании отборочного цикла все же остались в сборной, а не ушли?

— Я готов к этому вопросу. И правильно, что вы его задали. Знаете, нет, не жалею. Не жалею, потому что иначе, возможно, было бы еще хуже.

— Но само ощущение, что нам трудно будет чего-то добиться, могло быть одной из причин неудачи.

— Мы все отработали в полную силу и с максимальной отдачей. Это мое твердое мнение.

НЕ НАДО МЕНЯ ЖАЛЕТЬ

— После возвращения сборной России из Японии прошло около месяца. Все это время вы не чувствовали себя одиноким?

– Нет. Когда самолет приземлился в Москве, болельщики встречали нас цветами. Мне приходят тысячи писем со словами поддержки. Говорят, что и в Интернете очень много ободряющих откликов. Я искренне им благодарен, и вместе с тем мне очень обидно, что нам не удалось устроить для наших болельщиков праздник…

С другой стороны, когда начинают нас жалеть, это тоже не очень правильно. У меня никто не умер, у нас никто не умер. Произошло то, что вполне могло произойти. Если мы хотим, чтобы следующие чемпионаты были для нас более радостными, наверное, надо уже сейчас задуматься: на каком основании мы пытались на что-то претендовать? Что, футболу в России уделяется больше внимания, чем в Турции, в Голландии? Что, у нас лучше школа, больше интернатов, больше полей, игроков, тренеров? На каком основании мы хотим большего?

– Возможно, на основании той игры, которую показывала наша сборная под вашим руководством в отборочных матчах…

— Действительно, мы уверенно выиграли отборочный цикл. И этим успехом наш футбол может и должен гордиться. Сколько бы некоторые «специалисты» ни хаяли российских игроков, а после распада СССР ни одна из бывших союзных республик еще не приняла участия ни в финале чемпионата мира, ни в финале чемпионата Европы. При этом на Украине, в Грузии, в Армении футбол любят не меньше.

— На Украине, мне кажется, даже больше любят.

— Согласен. Они играли на чемпионате мира? Нет. А Россия играла. Уже за это нельзя футболистов огульно хаять. Уже за это надо им сказать спасибо. У нас разрушилась целая система подготовки молодых футболистов. Нового никто ничего не дал.

– И все же в прошлом году в отборочных матчах мы видели сборную России, которая выглядела интереснее. Не покидает ощущение, что на чемпионате мира мы могли сыграть лучше.

– Словения, которая в отборочном цикле практически ни в чем нам не уступала, выступила на чемпионате мира более бесславно. Скажем прямо, группа, из которой мы пробивались на чемпионат мира, была не самая сильная, и на фоне тех команд мы выглядели прилично. А на чемпионате мира другой уровень.

ВЕРНИТЕ ОНОПКО, МОСТОВОГО, И ОНИ БУДУТ ЛУЧШИМИ

— Складывалось впечатление, что игроки сборной не были готовы физически. Не удалось всех футболистов подвести к чемпионату мира на максимуме их возможностей?

— Трудно это комментировать. Мне кажется, мы все делали так, как поступали бы на нашем месте любые другие тренеры.

— И все же мы видели этих же игроков и в лучшей физической форме.

— Тут еще стечение обстоятельств… Легионеры прошли трудный сезон, каждый из них за что-то боролся в своем чемпионате. Онопко из последних сил бился за выход в испанскую элиту. Не удалось. Никифоров боролся за место в составе. Хохлов — то же самое. Команда Карпина до последнего момента претендовала на призовое место, на Лигу чемпионов. Тоже не получилось. В России, наоборот, было сыграно не так много туров. Поэтому тренировки были дифференцированные.

С другой стороны, в физическом отношении мы ни одной из команд не проиграли. Так, чтобы нас кто-то задушил, перебегал, а мы все встали — нет. Такого не было.

— Но была игра, которая не доставляла радости российским болельщикам.

— Не вина футболистов, что хоть они и сильнейшие у нас, но в мире — не самые лучшие. Это беда нашего футбола. Беда, что именно то среднее поколение, о котором мы все время говорим, выпало. У нас пропало несколько поколений. Преемственность такая: 18-летний Сычев и 38-летний Черчесов, 32-летний Онопко. Вот сейчас верните Мостового, Онопко в Россию, и внутреннее чутье подсказывает: на следующий год они будут лучшими футболистами нашего чемпионата.

— По поводу Онопко, Бесчастных, Никифорова было много вопросов. Вас упрекали в том, что слишком держитесь за людей, с которыми давно знакомы.

— Я стараюсь быть объективным и, считаю, сделал правильный выбор. Онопко вообще лучший защитник в России.

— Вас еще упрекают в отсутствии тактического разнообразия.

— Нас травмы Мостового и Даева подкосили. Очень серьезно подкосили. Тактических схем было с десяток, но все-таки, согласитесь, не могут все они одинаково работать. Не можем мы все десять одинаково глубоко отрабатывать, уделять одинаковое внимание и отшлифовывать их на самом высоком уровне. Всегда есть приоритеты.

Схеме с участием Мостового отдавалась прерогатива. Через Мостового планировался выход из обороны, Мостовой одними только стандартами сколько напряжения создавал всегда. Но произошло несчастье.

— Существует версия: когда тренеры повезли Мостового на чемпионат, они прекрасно знали, что после такой травмы он быстро не восстановится, и по сути обманывали болельщиков.

— (Взрывается). Стас, я в этом деле не соображаю ничего! Сразу после матча с Югославией врачи сделали снимок. Они сказали, что шанс есть. За пять дней до матча с Японией он начал заниматься в основной группе. Провел одну тренировку и снова почувствовал боль. Мы искренне надеялись на его выздоровление. А какой смысл-то было обманывать?

— Все сильны задним умом. И сейчас кажется, что надо было больше доверять молодым. У них и энергии хоть отбавляй, и комплексов еще не успели нажить.

— Мне остается только повторить ваши слова: все сильны задним умом. Нет никаких гарантий, что они сыграли бы лучше. А может быть, мы бы и потеряли этих пацанов. Вышел бы тот же Сычев с первых минут, когда особое нервное напряжение, и сломался. Что бы тогда говорили? Да все то же самое, только наоборот. Основной состав на каждую игру выкристаллизовывается во время тренировок, во время индивидуальных бесед с футболистами. У каждого тренера он подспудно начинает формироваться. Естественно, ни один тренер не поставит заведомо слабого игрока, заведомо слабый состав. Для чего? Я исходил из объективных обстоятельств. Конечно же, обсуждение основного состава между тренерами — это одно, но двух мнений не было даже с игроками, с которыми разговаривали, советовались.

Я ЧУВСТВУЮ ВИНУ В СИТУАЦИИ С ОВЧИННИКОВЫМ

— Видимо, стоит расставить точки над i в ситуации с Сергеем Овчинниковым и Роланом Гусевым, которых не взяли на чемпионат мира. В частности, главный тренер «Локомотива» Юрий Семин сказал, что вы лично ему обещали включить Овчинникова в состав сборной.

— Было такое. Но обстоятельства оказались выше нас. Пришлось в конце концов принять другое решение. Здесь я чувствую свою вину и приношу извинения. А с Гусевым у меня вопросов никаких не было.

— Вы отомстили ему за то, что он не перешел в «Спартак»?

— Какая месть? Зачем? Глупости. Совершенно не там мы ищем. Какая разница, сидел бы Гусев на скамейке запасных в Японии или отдыхал в Москве? Ничего кардинально это изменить не могло. И сейчас искать причины неудач в том, что не взяли Гусева, — все это способ увести от серьезного обсуждения проблем, которые у нас есть. Мы опять вернулись к тому, что происходило после каждого чемпионата мира или Европы. Главный вопрос — о развитии нашего футбола, о подготовке футболистов, подготовке тренеров, вообще всей структуры нашего футбола. А мы опять вернулись к частностям.

— От частностей иногда тоже многое зависит.

— Согласен. Я вам так скажу: при любом результате после чемпионата мира я бы ушел. И Колосков об этом знает. Но это не решение проблемы. Потом еще тренер будет, потом еще. Я согласен: ошибки есть. Но, повторяю, не будет лучше футбол, пока мы не обратим внимания на глобальные наши проблемы. А это все — местечковое, мелкие разборочки. Если проблема в этих деталях, если поэтому мы ничего не выиграли — дай бог, чтобы так было. Но, к сожалению, это не так. Люди, которые ждали и очень рады были неудаче сборной, забывают еще одну такую вещь: в футболе (это выражение англичане придумали сто лет тому назад) самое красивое — статистика, счет. А статистика говорит: эта сборная выступила, повторив лучший результат в истории России — выход в финальную часть чемпионата мира. И когда кто-то, видимо, не совсем в футболе соображающий, вспоминает выигрыши сборной СССР на чемпионате Европы, Олимпиаде или четвертое место в Англии, пусть посмотрит на состав тех команд. Там украинцы, грузины, армяне. Они с таким же, если не с большим основанием могут называть ту сборную своей. Нет, господа, Россия уже другая страна, у нее другие возможности, и по-другому инфраструктура нашего футбола развивается. Развивается очень медленно, очень слабо. Но за счет неимоверных усилий группы футболистов она достигла лучшего результата в своей истории. Вот это статистика.

ЧТО ЭТО ЗА СБОРНАЯ, КОТОРАЯ ЛЕТАЕТ ЗА СЧЕТ ГЛАВНОГО ТРЕНЕРА?

— Почему вы не заключали контракт с РФС?

— Не хотел быть зависимым. Я не видел, чтобы у нас в РФС что-то делалось для футбола перспективное. И завязываться, давать обязательства не хотел. В этом отношении на сто процентов оказался прав. Было много сложностей. Вообще все, что я сейчас говорю, что буду говорить журналистам, все будет выглядеть как оправдание. Я не хочу оправдываться. Я не чувствую себя ни в чем виноватым. Отработали так, как могли на данном этапе. Но из-за того, что я не заключил контракт и был независимым, мы некоторые проблемы закрыли. Довольно большие. Например, кто-нибудь знает, что в Эстонию на товарищеский матч сборная летала за мой счет?

— ?!

— Вот так. У РФС не было денег. Мне пришлось бегать занимать деньги у друзей на поездку. И если бы я не нашел эти деньги, то в Эстонию команда не полетела бы. Что это за сборная, у которой нет денег, которая летает за счет главного тренера? Да, через месяц мне все вернули. Но сама постановка вопроса! Сколько нервов, сколько сил, сколько дурных эмоций, сколько недовольства было у меня! Значит, никому это не нужно. Больше всех это нужно одному человеку. А футболисты приехали работать. Их должны встретить, накормить, напоить, тренировать. А перелеты — забота наших руководителей. Но у них не было денег на сборную.

— Зато деньги есть у бизнесменов, которые тут недавно миллион долларов иностранному тренеру готовы были подарить.

— Это все знакомо. Каждый хочет себе сделать рекламу, кто-то не против засветиться по телевизору, кто-то мечтает в газетах себе имидж создать. Когда дойдет до конкретики, никто копейки не даст! Это все понты! И иностранному тренеру не дали бы ничего! (Эмоционально). Дальше разговоров никто не пойдет. Не надо давать миллион долларов тренеру, все равно от этого наш футбол лучше не станет. Постройте десятки, сотни крытых полей! В Сибири талантливых ребят много, в деревнях. В Москве постройте. Поддерживайте детских тренеров, на высочайший уровень поставьте «Кожаный мяч», чтобы из деревень ребята приезжали. Дайте им денег хотя бы на проезд. Мне десятки писем приходят из деревень от пацанов 12—13-летних: «Я тренируюсь с утра до вечера, но у меня нет денег доехать, допустим, до Тамбова, чтобы показать свое мастерство». Вот кому нужны эти миллионы, а не тренеру. Придет тренер, и что он сделает? В сборной будет учить человека бить по мячу? Тогда эта сборная вообще не имеет права на существование. В сборной у тренера совсем другие задачи.

— Трудно представить, что теперь какой-то иностранный тренер захочет поехать в Россию, узнав, что там тренер сборной (!) должен, кроме всего прочего, еще и деньги с миру по нитке собирать на поездки.

— Сборная до последнего не имела официального генерального спонсора. Мы даже на встрече с президентом Путиным об этом говорили. Честь и хвала «Старому мельнику», который помог какой-то суммой. Единственная компания в России. Вторая компания, которая решила помочь сборной России, – LG. Корейская компания! Где же были эти олигархи, супермиллионеры, миллиардеры? Мы везде говорили об этом. Никто не появился, никто не дал ни копеечки. Эти деньги пошли бы на все сборные: на ветеранов, на инвалидов, на женскую. Дайте денег, чтобы развивались хотя бы юношеские сборные. Нет денег и не будет, не дадут олигархи ни копейки, они только рассуждают.

— Вас, наверное, тоже можно отнести к олигархам? Вы ведь человек обеспеченный.

СПРАВКА

Олег Иванович РОМАНЦЕВ

Родился 4 января 1954 года в Рязанской области.

Мастер спорта международного класса (1980).

Заслуженный тренер РСФСР (1990). Главный тренер «Красной Пресни» (1984—1987), «Спартака» из Орджоникидзе (1988) и московского «Спартака» (1989—1995 и с 1997 по настоящее время). Под его руководством московский «Спартак» становился чемпионом СССР (1989) и 8 раз чемпионом России (1992—1994, 1997—2001). В 1992 году «Спартак» выиграл последний Кубок СССР, а в 1994 — Кубок России. В еврокубках «Спартак» доходил до полуфинала в Кубке европейских чемпионов (1991), Кубке обладателей кубков (1993) и Кубке УЕФА (1998).

Дважды возглавлял сборную России (июль 1994 — июнь 1996, январь 1999 — июнь 2002), 58 матчей: +36=12-10. Под его руководством главная команда страны выходила в финальную часть чемпионата Европы-96 и мира-02.