Больше недели провел в составе столичного «Динамо» голкипер национальной сборной Руслан Нигматуллин. Он готовился с командой перед отъездом в Италию, где у всех начинаются сборы.В разговоре с нашим корреспондентом Руслан рассказал о том, как он пережил события чемпионата мира и многое другое.

ВЕРОНА — МОНТЕ-КАРЛО — КАЗАНЬ

— После окончания чемпионата мира для сборной России у вас был месяц отпуска. Как его провели?

— Удалось хорошо отдохнуть, а главное — сделал операцию на носовой перегородке. В течение пяти лет она не давала мне спокойно дышать. Приходилось пользоваться специальными каплями. Вечно так продолжаться не могло, и, наконец, я избавился от этой проблемы. Большое спасибо «Вероне», взявшей все расходы на себя.

— Помимо лечения чем еще занимались?

— По совету друзей сделал четырехчасовой марш-бросок на машине из Вероны в Монте-Карло. До того там бывать не приходилось, но рассказывали о неземной красоте этого местечка. Что ж, теперь могу согласиться с этим полностью — мне очень понравилось. Наверное, нет ни одного города в мире, где бы так увлекались гонками «Формулы-1». Едва ли не на каждом шагу можно повстречать различную атрибутику по этой тематике.

— В родных местах побывали?

— Конечно. За месяц успел дважды съездить в Казань к родителям — сначала один, а потом с семьей. В общем, отдохнул душой и телом.

— Кстати, почему вы решили тренироваться именно с «Динамо»?

— Не хотел решать теневых задач (улыбается). Попросил разрешения у Прокопенко через старого знакомого Булыкина и получил «добро». Мне не хотелось идти в «Локомотив» по понятным причинам, также избежал встречи с бывшим и нынешним главным тренером сборной России.

В ЦЕНЕ ПОДСКОЧИЛ ТОЛЬКО СЫЧЕВ

— Трудно начинать подготовку к сезону, не зная команды, в которой начнешь выступать?

— Безусловно, это накладывает свой отпечаток. Стараюсь как можно меньше об этом думать и просто потихоньку набираю форму. На тренировках с динамовцами мне приходилось довольно тяжело. За месяц растерял всю форму.

— Знаете ли вы свою стоимость?

— Точно не скажу, но знаю, что в районе полутора миллионов долларов.

— До начала чемпионата мира эта цифра была такой же?

— Дороже я стоить не стал — это точно. Конечно, хотелось как можно удачнее выступить на турнире, чтобы заключить хороший контракт, но судьба распорядилась иначе. Из двадцати трех человек, попавших в заявку, только один проявил себя с самой лучшей стороны. Это Дима Сычев. Соответственно он заметно вырос в цене.

— С какими чувствами сейчас, по прошествии месяца, вспоминаете японские события?

— Обида и досада от неудачи на чемпионате сидят во мне до сих пор. В связи с этим даже не хочется анализировать наше и личное выступление.

— Вам самому есть себя за что упрекать?

— Выигрывает или проигрывает вся команда, как бы громко это ни звучало. Я же просто не выручил.

— Так ведь залетали в ваши ворота практически неберущиеся мячи…

— Теперь это не важно.

— О каком эпизоде самое горестное воспоминание?

— Второй гол бельгийцев в матче нас явно надломил. Ни моральных, ни физических сил в тот момент уже не было. Я почувствовал, что мы не отыграемся. А там еще и третий получили после рикошета.

— Можно было взять удар Сонка головой?

— Играть на выходе в том эпизоде не было смысла — мяч летел слишком низко. Дима Хохлов, казалось, был первым на мяче, но Сонк его продавил и забил.

— Вы хорошо помните пропущенные мячи?

— Такое сразу не забывается. Наверное, еще долго буду помнить.

— Когда вернулись домой, вас пытались успокаивать?

— Да, родственники, друзья находили какие-то слова, но я предложил поменять тему для общения — что угодно, кроме футбола.

КРИТИКА В АДРЕС СБОРНОЙ СПРАВЕДЛИВА

— На ваш взгляд, Романцева критиковали справедливо?

— Естественно, при неудачном для сборной результате наступает горячая пора для критиков. Главный тренер, его помощники, футболисты попадают под шквал огня. Это обычный процесс. По большому счету, она справедлива, ведь мы не выполнили поставленную задачу.

— Как вы восприняли назначение на пост главного тренера сборной Газзаева?

— Приход этого наставника можно считать новым этапом. Мне снова необходимо доказывать игрой свою состоятельность. Если пригласят, буду рад защищать честь страны.

— У вас есть сомнения относительно вызова в новую сборную?

— Понимаете, у каждого тренера свое видение футбола. Пока мне сложно говорить, как новое руководство относится к моей кандидатуре. Впрочем, последние два года я готовился быть первым номером сборной. Продолжу работу в том же духе.

— Согласны с тем, что попасть в национальную команду легче из российского клуба, нежели заграничного?

— Конечно. Но я не для того уезжал в Италию, чтобы снова вернуться в Россию. Это исключено на 100%. Трудностей не боюсь, буду биться за место под солнцем в Италии до последнего.

— Газзаев на «горячей линии» в «Советском спорте» очертил круг вратарей, куда наряду с вами вошел Овчинников. Для вас это имеет значение?

— С Сергеем мы конкуренты, но это не значит, что мы ругаемся или не здороваемся. Не секрет, что если бы Овчинников поехал на чемпионат мира, то могла бы возникнуть напряженная ситуация. Ведь ни я, ни он не хотели становиться дублерами друг друга. Возможно, именно по этой причине руководство сборной решило отказаться от включения в заявку Сергея и сделало ставку на меня. От себя могу с уверенностью сказать: Овчинников является вратарем очень высокого класса.

В ИТАЛИИ НЕЛЬЗЯ СПОКОЙНО ПОЕСТЬ

— Вас не тянуло обратно в Россию за полгода пребывания в Италии?

— Чувство ностальгии меня действительно посещало. Я не могу без нашего телевидения, без газет с русскими буквами, без Москвы. Более или менее комфортно в Италии стал себя чувствовать лишь к исходу пятого месяца пребывания, когда стал понимать речь.

— Итальянский учили с преподавателем?

— Нет, самостоятельно, на практике. Внимательно слушал, кто как говорит, и старался запомнить и понять. Оказалось не так и тяжело, по крайней мере японский в сто раз сложнее.

— Итальянским менталитетом быстро прониклись?

— Не сразу, но со временем удалось. Пришлось менять некоторые привычки. Первое — это кухня. Она совершенно другая по сравнению с Россией. Да и режим питания доставил немало проблем. Например, с 12.30 до 15.30 все рестораны, кафе и магазины закрыты. С ужином — похожая проблема. Захотел есть в шесть или семь вечера, а ничего не работает. В 18.30 — пожалуйста. Представляете, у меня в пять часов заканчивается тренировка, хочется перекусить, но сделать ты этого не можешь. Приходилось по полтора часа ждать.

— Если бы у вас была возможность что-то изменить перед отъездом в Италию, что сделали бы в первую очередь?

— В глобальном плане — ничего. Не менял бы даже команду, в которой оказался, но внес бы в условия контракта всего один пункт: сыграть как минимум половину игр второго круга. Этого вполне достаточно, чтобы я без нервотрепки готовился к чемпионату мира.

— Вам в голову могло прийти, что вы не сыграете ни одного полного матча?

— Не только мне, но и президенту «Вероны», и ее техническому директору. И только главный тренер Альберто Малезани гнул свою линию. Он ждал момента, когда мы наберем необходимые для сохранения прописки в серии А сорок очков. Набрали… (грустно вздыхает).

— Воспоминания о дебюте в матче с «Интером» мрачные?

— Как раз нет, я остался удовлетворен. Во-первых, я наконец сыграл, а во-вторых, получил наивысшую оценку наравне с Вьери — семерку от ведущего итальянского издания «La Gazzetta dello Sport». Более того, практически перед каждым туром журналисты ставили меня в основной состав команды.

— Почувствовав итальянский футбол изнутри, вы наверняка хорошо уловили разницу с российским чемпионатом?

— Сильно наш футбол ругать не буду (улыбается). «Локомотив» построил себе суперстадион — чем не шаг вперед к европейскому уровню? У меня остались от него хорошие впечатления, несмотря на протекающие унитазы на первом матче. Если без шуток, мне даже жалко, что не удалось сыграть на таком красавце в футболке «Локомотива». Если говорить про качество футбола, то огромная разница в скорости. Выступающие в чемпионате Италии суперзвезды делают футбол красивым и зрелищным.

МЕЖДУ ТЕМ...

До последнего момента существовал вариант, при котором Руслан Нигматуллин мог продолжить карьеру в клубе серии А «Реджине» на правах аренды, однако сделка сорвалась. В связи с этим наиболее вероятно, что голкипер сборной России начнет сезон в серии В с прежним клубом «Верона», с которым уже начал предсезонную подготовку.