-->

Трансляции чемпионата мира на общероссийских каналах были организованы вместе ОРТ и РТР. Между тем для Общественного российского телевидения именно крупнейшие международные турниры с участием национальных сборных являются главным приоритетом в футболе. О том, какие выводы позволил сделать прошедший чемпионат, о перспективах самой популярной игры в мире на Первом канале мы поговорили с директором спортивных программ ОРТ Николаем Малышевым.

И ЧТО НАМ ИСЛАНДИЯ С ПОЛЬШЕЙ?

– Николай Николаевич, чемпионат в Японии и Корее имел какие-то серьезные особенности?

– Накануне чемпионата впервые в истории телевидения возникла ситуация, когда все права на трансляции монополизировала одна частная компания – речь идет о «Кирх груп». Между тем существует такая крупная организация, как Европейский вещательный союз, в который от России входят ОРТ и РТР. Ему раньше ФИФА и передавала права на трансляции, а он, в свою очередь, продавал их национальным телекомпаниям. К тому же союз задолго до открытия чемпионата создавал в стране его проведения международный телевизионный центр, где все компании, в том числе и наша, имели свои офисы. В центре решались все вопросы по организации трансляций. Но теперь вмешалась «Кирх», заплатив за монопольное право на трансляции один миллиард двести миллионов долларов – на двести миллионов больше, чем готов был выложить Евросоюз. И на этот раз мы еще за месяц до чемпионата не знали, как будем их вести. Больше того, «Кирх» запросила с национальных телекомпаний совершенно нереальную цену за право показа чемпионата. С нас, к примеру, сначала потребовали 250 миллионов долларов! Мы даже ничего говорить тогда по этому поводу не сочли нужным. Просто ждали, когда «Кирх» снизит цену.

– И добились своего?

– Разумеется. И мы с РТР, и компании большинства ведущих футбольных стран Европы держались до последнего, так что «Кирх» вынуждена была значительно снизить цену. А еще за месяц до чемпионата она имела соглашения лишь с телекомпаниями небольших стран – Польши, Румынии, Исландии… Они-то транслировали чемпионат далеко не полностью, и стоимость их прав была совсем небольшой. Поэтому «Кирх» и пошла на уступки в отношении крупных стран. В итоге Россия, наряду с Англией, Италией, Францией, получила право на показ матчей чемпионата мира в последний момент. Правда, права на трансляции обошлись нам все равно дороже, чем раньше. Но политика «Кирх» привела фактически к банкротству этой компании – ей не удалось компенсировать затраты на покупку монопольных прав. Так что, надеюсь, в дальнейшем мы снова будем иметь дело только с Европейским вещательным союзом.

РЕКОРДЫ ПРЯМЫХ ЭФИРОВ

– Какие чувства оставил чемпионат лично у вас?

– Он получился для нашей страны уникальным: впервые практически все матчи транслировались в прямом эфире. И хотя трансляции шли в дневное время, они имели колоссальный рейтинг – до 25 процентов. Это для нашей страны – абсолютный рекорд для спортивных передач. Представьте себе: такую аудиторию имеют только новогодние программы!

– А вечером ваша компания регулярно устраивала футбольные ток-шоу. Их проведение себя оправдало?

– Конечно. Они привлекали внимание аудитории к вечерним повторным показам матчей, в них выступали интересные люди, шел живой разговор о проблемах нашего футбола. Хотя рейтинг прямых трансляций все равно был выше.

– Рост рейтингов футбольных трансляций поможет привлечь вам дополнительные спонсорские средства?

– Наверняка. Занимаясь творчеством, мы обязаны думать и о том, как заработать деньги. Хотя здесь важно не перегнуть палку. Потому что уже сейчас многие телезрители недовольны большим количеством рекламы во время трансляций.

– В Западной Европе появляется еще одна проблема: эфир перенасыщен футбольными трансляциями. Вы можете представить себе ситуацию, что наш зритель будет пресыщен футболом?

– Нам такое явно не грозит. Наоборот, футбола на наших экранах должно быть больше. Постараемся и в дальнейшем не разочаровывать зрителей. И обязательно покажем ближайшие матчи нашей сборной со шведами и ирландцами.