«Как это – кто? – спросит возмущенный читатель. – Ясное дело, бразильцы. И отчасти немцы!»

Да, это верно, если говорить о чисто спортивной стороне чемпионата. Но помимо нее существуют всегда и «нефутбольные» победители и побежденные.

Выиграла в первую очередь ФИФА, положившая в свои сейфы кругленькие суммы за не всегда понятные и чистые операции с телетрансляциями матчей, выиграли оргкомитеты Японии и Кореи, заработавшие на продаже билетов. Выиграли власти этих двух стран, сумевшие по максимуму использовать чемпионат для активизации патриотических настроений и пропаганду своих стран на весь мир. (Вспоминаю колоссальное количество брошюр, буклетов, видеодисков, которыми были завалены все пресс-центры чемпионата и которыми щедро одаривали нас местные власти в надежде поведать миру о своих городах и странах.) Выиграли некоторые футбольные звезды, значительно повысившие свою стоимость на международных футбольных биржах.

После чемпионата, как известно, остались в Японии и Корее два десятка современных, прекрасных, сооруженных по новейшему слову спортивной науки и техники стадионов. (Вот еще кто выиграл бешеные суммы — возводившие их фирмы!) Кто будет играть на них и, самое главное, кто будет содержать их? Откуда возьмутся гигантские средства, необходимые для того, чтобы эти храмы футбола не заросли бурьяном и не покрылись ржавчиной? «Опыт» дирекции «Лужников», превратившей прекрасный стадион в шумную ярмарку, вряд ли подойдет Корее и Японии. Попросту говоря: кому они теперь нужны? Ведь из десяти этих футбольных новостроек в Японии лишь в трех городах имеются команды первого дивизиона. В Корее – и того меньше.

«Мы построили наш стадион совсем не для того, чтобы зарабатывать деньги», – такое удивительное признание сделала Машико Минегиши, администратор 63-тысячной арены в Саитаме. Конечно, там будет тренироваться местная команда, но на ее даже самые ответственные матчи вряд ли придет торсида, способная заполнить трибуны этого гиганта хотя бы на четверть. Сей храм футбола обошелся мэрии Саитамы в 667 млн. долларов. Теперь она будет тратить еще 6 млн. в год на его содержание и уже наверняка знает, что расходы эти никогда не окупятся. Как говорится, красиво жить не запретишь. …Вспоминаю в связи с этим, как Жоан Салданья рассказывал мне о 45-тысячном стадионе, построенном в его родном городке Эрешиме на юге Бразилии в середине прошлого века. Городок в то время насчитывал 30 тысяч жителей. Ну хорошо: бразильцы – известные фантазеры и мечтатели! Но как прагматичные японцы и бережливые корейцы умудрились ступить на ту же тропу? Впрочем, чего не сделаешь ради славы любимого отечества…

И Токио, и Сеул планировали поиметь немалые суммы от каждого из 400—500 тысяч туристов, которые должны были приехать на чемпионат. Ошибка: футбольные фанаты в массе своей — люди небогатые. С них много не возьмешь. А кроме того, Корея и Япония находятся вдали от Европы и Америки, которые и поставляют массу футбольных туристов. Посему посещаемость чемпионата оказалась на треть меньше планируемой. Мало того: футбольная лихорадка отпугнула обычных, более состоятельных туристов, которые едут в Японию, чтобы полюбоваться древними храмами Киото и величием Фудзиямы, а в Корею – красотами острова Чеджудо или гор Сорак. И потому парадоксально, но факт: занятость отелей снизилась в год чемпионата на 10—20 процентов по сравнению с 2001 годом!  

И наконец, самый главный вопрос: приживется ли в этих странах футбол? Особенно в Корее. Ведь в Японии он уже и до чемпионата начал набирать силу. Во многом благодаря бразильским легионерам, начиная с Зико и Леонардо. Это я увидел, побывав в этой стране еще в 1996 году. А начнут ли теперь, после великого подвига Гуса Хиддинка, и корейцы играть в футбол?

ОНИ СКАЗАЛИ ЭТО

– А как вы, мадам, объясните маленькому мальчику, что такое счастье?
 – Да не стану я ничего объяснять! Просто дам ему мяч, чтобы он поиграл с ним.
(Ответ немецкой ученой-психолога Дороти Соле на вопрос журналиста.)