Когда долго ждешь чего-то важного, свершившись, такое событие часто воспринимается совсем буднично. Судьба поколения, олицетворявшего сборную 90-х, была оглашена вчера на Лужнецкой набережной. И на фоне тотального омоложения национальной команды, размытости ее обновляемых контуров отсутствие в ней ветеранов становится чуть ли не предопределенным и не обсуждаемым.

Каждый из шести старожилов, которые теперь оказались вне поля зрения нового тренерского штаба сборной, прожил в ней свой век. Как относиться к тому, что он закончился?

Недавно на «горячей линии» в редакции «Советского спорта» Валерий Газзаев заявил, что личные пристрастия будут полностью исключены при составлении списка кандидатов в главную команду страны. И, очевидно, свое первое в новом качестве публичное обещание он сдержал. Двери в сборную открылись предельно широко. Шутка ли, среди названных вчера претендентов на место в ней оказались представители сразу 14 (!) клубов премьер-лиги.

И все-таки вместо «личных факторов» на пути некоторых знаковых в отечественном футболе фигур оказался один критерий, объективный, но от того еще более жесткий — ВОЗРАСТ. Среди полевых игроков, попавших в список кандидатов, только Юрий Ковтун успел отметить свое тридцатилетие. Очевидно, что ставка сделана на следующее за ветеранами сборной поколение, которое давно горит желанием реализовать свои амбиции. Очевидно, что она оправданна. Но не слишком ли при этом велика? Да, Сенников, Нижегородов, Игнашевич, Даев, Гусев, Семшов явно рисковали засидеться в кандидатах в основной состав сборной или на ее скамейке запасных из-за безграничного доверия Олега Романцева к «старой гвардии». Но пойдет ли им же на пользу отсутствие конкуренции со стороны тех, «кому за 30»? Ведь Онопко, Никифоров, Мостовой, Карпин и Аленичев полностью от нее не были избавлены никогда. И продолжают отстаивать свое место под солнцем в западных клубах, где главным критерием пригодности игрока остается все же профессионализм, а не возраст.  

Возможно, впрочем, все они еще будут приглашены в сборную, но, скорее всего, только для того, чтобы устроить им торжественные проводы. Но не лишним будет вспомнить, что такая трогательная церемония обычно предусмотрена, когда игрок объявляет о собственном желании закончить выступление в национальной команде. А между тем никто из вышеназванной пятерки «старейшин» о таком желании официально не говорил…