Объявленный во вторник список кандидатов в сборную, по сути, является декларацией ее главного тренера Валерия Газзаева. Декларацией намерения создать новую российскую команду. Впервые в ее истории игроки национальной и молодежной сборных оказались в едином поле зрения тренера. Но едва ли не для половины из них включение в этот список стало все-таки авансом. Поэтому гораздо более симптоматичным выглядит не присутствие в нем тех или иных футболистов, а отсутствие ветеранов сборной, до последнего времени находившихся в ней на ведущих ролях. Обновление команды, очевидно, станет радикальным.

  Сразу после чемпионата мира Валерий Карпин некоторое время хранил молчание по поводу возможности продолжения своих выступлений за национальную команду, что вполне понятно. Ведь он, как и большинство ветеранов, воспринимал турнир в Японии и Корее как последний реальный шанс для представителей своего поколения добиться большого успеха. Теперь, когда спустя полтора месяца после возвращения наших футболистов с Дальнего Востока Валерий Газзаев не назвал ветеранов в числе кандидатов в состав обновленной российской команды, мы поговорили с Карпиным о его отношении к сборной.

— Для вас стало неожиданностью, что ветеранов сборной не оказалось среди кандидатов в обновленную команду?

— Сейчас я не придаю этому списку очень уж большого значения. Кстати, и узнал о нем от вас. В любом случае, насколько я понимаю, он не является окончательным. Но в принципе можно было предположить, что сборную ждет значительное обновление. Ведь любой новый тренер стремится реализовать свои планы по формированию команды. А двух специалистов с абсолютно одинаковыми взглядами на эту проблему ведь не бывает.

— Скажите откровенно, после неудачи сборной на чемпионате мира вы были психологически готовы сыграть, к примеру, в контрольном матче со шведами?

— Знаете, я об этой игре даже не вспоминал. Очень уж много у меня в нынешнее западноевропейское межсезонье хлопот накопилось – имею в виду собственное трудоустройство. Однако я недавно уже сформулировал свою позицию в отношении сборной и готов ее еще раз повторить: если получу вызов в команду, буду играть за нее во всех матчах – и в официальных, и в товарищеских.

— Кстати, когда вы собираетесь определиться с клубом на предстоящий сезон?

— В течение недели. Хотя, конечно, теоретически это может произойти в любой день. Скорее всего, я все-таки сменю клуб. С руководством «Сельты» я вообще никаких переговоров не вел. Но в жизни всякое бывает. И если руководители «Сельты» мне вдруг позвонят и предложат устраивающий меня вариант контракта, то я могу подписать это соглашение.

— С другими ветеранами сборной ситуацию вокруг сборной обсуждали?

— Нет, летом у нас для этого и времени не бывает. Сначала все разъезжаются отдыхать, а потом заняты подготовкой к сезону.

— А с Валерием Газзаевым вам приходилось общаться?

— Нет. Но не сомневаюсь, что опытный тренер и игрок всегда могут найти общий язык.

— Если в ближайшее время вызов в сборную на официальные матчи так и не последует, вы хотели бы провести в ее составе торжественный прощальный матч?

— Самому мне вести речь о таком матче вряд ли этично. К тому же, на мой взгляд, о нем мне еще и рано думать. Да и всех старожилов сборной не нужно торопиться в ветераны записывать. Ну в самом деле, тому же Аленичеву ведь, по-моему, еще и тридцати не исполнилось (Аленичев отметит юбилей 20 октября. – Ред.)!