ЭКСКЛЮЗИВ

Получив от редакции задание побеседовать с врачами, лечившими Дмитрия Парфенова, я с удивлением обнаружил, что добраться до нужного специалиста порой труднее, чем до какого-нибудь известного футболиста или актера. Хотя при личном знакомстве все они представали приветливыми и доброжелательными людьми, общение начиналось с осторожного вопроса, было ли согласовано интервью с комитетом здравоохранения. И лишь получив уверение, что пресс-секретарь комитета поставлен в известность, эскулапы 13-й городской клинической больницы согласились ответить на мои вопросы.

– Операция Дмитрия Парфенова проводилась с использованием новейших технологий, поэтому никакой неожиданности в его быстром расставании с нашей больницей нет, – заведующий отделением хирургии Игорь Самуилович Цыпин улыбается в ответ на просьбу прокомментировать благожелательные отклики врачей «Спартака». – Рады, что наш труд был оценен по достоинству коллегами из футбольного клуба, но мы не сделали ничего необычного.

– Как же объяснить тот поразительный, просто-таки рекордный факт, что человек с переломом костей голени начинает уже через две недели передвигаться без костылей?

– Во-первых, удачно сработала бригада хирургов во главе с Алексеем Юрьевичем Семенистым. А во-вторых, использованная методика позволяет нагружать оперированную конечность и производить движения в ранние послеоперационные сроки. Благодаря стабильной фиксации и отсутствию обязательной ранее гипсовой повязки пациент может начинать двигательную деятельность даже до полного сращения.

– Каким будет дальнейшее лечение Парфенова?

– Обычным для таких случаев. Физиотерапия, гимнастика, ходьба с нагрузками на ногу. Мы будем по-прежнему контролировать процесс реабилитации и время от времени наблюдать Парфенова у нас в больнице. Следующая наша встреча, кстати, намечена на будущий понедельник.

– Есть ли разница между восстановлением после подобной операции спортсмена и обычного человека?

– В принципе, нет, просто спортсмены требуют полноценного выздоровления гораздо раньше. Для тех запредельных нагрузок, которым подвергается организм, в частности в футболе, необходимо, чтобы никакие последствия операции уже не давали о себе знать.

Старшую медсестру этажа, где находилась палата Дмитрия Парфенова, мой визит застал за раздачей весьма аппетитно пахнущего обеда. На вопрос о недавнем пациенте Галина Григорьевна поначалу замахала руками: «Да что вы! Не знаю я ничего о нем», однако в итоге поделилась некоторыми сведениями о пребывании известного футболиста.

– Дима не доставлял нам особых хлопот. Тем более режим мы его соблюдать не заставляли и гостей пускали с удовольствием, – поведала Галина Григорьевна. – Питание, как видите, у нас неплохое, но мы не возражали, если родственники и футболисты приносили ему домашнюю еду. У него была небольшая отдельная палата (по официальной формулировке, «с улучшенными условиями». – Прим. С.П.), там у нас стоит телевизор, а уже сам Дима попросил привезти видеомагнитофон и ноутбук.

– Похудел Парфенов за время болезни?

– Визуально – нет (улыбается).

– Можете предположить, почему он был так настойчив в своем нежелании видеть журналистов?

– Лучше это спросить у него самого. Могу лишь предположить, что у футболистов такая примета.

– Бывали ли у вас раньше столь известные пациенты?

– Спортсменов не помню, а вот артисты бывали. Могу вспомнить, например, Окуневскую или Жарикова. Что касается повышенного внимания к Парфенову, то, к счастью, болельщики никаких демонстраций под окнами не устраивали.

Спросив напоследок у заведующего отделением, когда по его прогнозу вернется в строй ведущий защитник красно-белых, я получил весьма оригинальный ответ.

– Дима перед выпиской сказал: «Дайте мне мяч, я могу хоть сейчас пойти играть». Так что, может быть, увидим его уже в следующем матче, – с лукавой улыбкой проводил меня Цыпин.