Футбольные клубы могут и должны зарабатывать деньги. Возможностей – уйма. Назовем лишь несколько из них.

Продажа ведущих игроков. Это общепринятая практика во всем мире. Переход Александра Панова во французский «Сент-Этьен» принес «Зениту» 5 миллионов долларов. В Санкт-Петербурге не стали делать тайны из суммы несмотря на то, что такой подход принят во всем мире, но не в России. По некоторым оценкам, Алексей Смертин, перейдя из «Локомотива» в «Бордо», обеспечил московской команде такие же деньги, как Панов «Зениту». Однако руководители «Локо» ни разу не подтвердили и не опровергли эту информацию. Сколько заработал «Спартак», продавший в 90-х годах в средненькие европейские клубы не одну, а полторы команды, точно не знает, наверное, даже Романцев.

Самой же большой коммерческой тайной являются трансферы на внутреннем рынке. Голкипер Вениамин Мандрыкин был продан в ЦСКА за 1 миллион долларов. Во что обошлись Евгению Гинеру другие футболисты, известно лишь избранным. Как утверждают неофициальные источники в Махачкале, за бывшего нападающего «Анжи» Предрага Ранджеловича москвичи в свое время выложили полтора миллиона «зеленых», полузащитник Элвер Рахимич обошелся чуть дешевле. Махачкалинцы неплохо заработали на балканских легионерах, если учесть, что в 1999 году эти ребята были куплены за «смешные» деньги: Ранджелович обошелся дагестанцам в 115 000 долларов, а Рахимич — в 9 000. Эти данные привел в своем интервью тренер «Анжи» Гаджи Гаджиев после того, как временно перестал работать с махачкалинской командой.

Реализация клубной атрибутики. В России подобный бизнес пока только начинается. Первопроходцем стал, конечно же, «Спартак», запустивший в продажу футболки с фамилиями Онопко и Карпина, фанатские шарфы и прочие вещи. Однако сегодня уверенное лидерство удерживает «Зенит». На домашние матчи питерская команда собирает на стадионе «Петровский» около 20 000 болельщиков. И практически каждый считает своим долгом приобрести сине-бело-голубые изделия. Футбольная мода пока широкого распространения не получила. В Москве за исключением «Спартака» и ЦСКА нет команд, обладающих большим количеством поклонников, а в провинции еще не сформировалось массовое фанатское движение.

Реклама. Мешают получать доходы от рекламы сложные взаимоотношения российского футбола с телевидением. После трехлетнего отсутствия игры №1 на ТВ перед началом нынешнего чемпионата премьер-лига и ВГТРК подписали договор о передаче прав на трансляции чемпионата РТР. Впервые за десятилетнюю историю российского футбола достигнуто прямое соглашение между организацией, отвечающей за проведение чемпионата, и телекомпанией страны. В соответствии с договором канал РТР получил эксклюзивное право на показ футбольных матчей первенства в течение ближайших трех лет. По ходу сезона можно будет увидеть не менее 30 матчей, а также домашние игры команд в эфире региональных подразделений, входящих в состав Всероссийской государственной телерадиокомпании.

До этого в России на протяжении трех лет действовал контракт между спортивно-маркетинговым агентством IMG и Профессиональной футбольной лигой, который не устраивал обе стороны. ПФЛ жаловалась на мизерные доходы, а входящие в нее клубы — еще и на несправедливость их распределения. Особенно громко возмущался «Спартак». В свою очередь, IMG испытывало большие трудности со сбором рекламы. Международные корпорации, на которые была сделана ставка, российский рынок не привлекал. К тому же рейтинг даже решающих футбольных матчей был ниже, чем у «Бриллиантовой руки» или 186-й серии «Дикого ангела».

КСТАТИ

Компания BSkyB выложила за показ матчей английской премьер-лиги в течение трех лет 1,6 миллиарда долларов. Предыдущий контракт обошелся британским телевизионщикам вдвое дешевле. Шотландский «Селтик» не принял предложение телекомпании NTL продать ей эксклюзивные права на трансляцию игр за 31 миллион. В клубе проанализировали ситуацию и решили, что выгоднее будет продать отдельные матчи восемнадцати различным телекомпаниям.