Охотники за головами, или ногоприкладство по-Саратовски - Советский спорт

Матч-центр

  • 16-й тур
    окончен
    Боруссия М
    Нюрнберг
    2
    0
  • 18-й тур
    2-й тайм
    Кан
    Тулуза
    1
    1
  • 16-й тур
    1-й тайм
    Болонья
    Милан
    0
    0
  • Герта
    Аугсбург
    0
    1
  • Вольфсбург
    Штутгарт
    1
    0
  • Фортуна
    Боруссия Д
    1
    0
  • Футбол10 сентября 2002 00:00Автор: Беркут Евгений

    Охотники за головами, или ногоприкладство по-Саратовски

    null

    НАШЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

    ФУТБОЛИСТЫ «СОКОЛА» ОЛЕГ ВЕРЕТЕННИКОВ И ОЛЕГ МУСИН ИЗБИЛИ БОЛЕЛЬЩИКА СЕРГЕЯ БЫЧКОВА ДО ПОЛУСМЕРТИ

    В Саратове случилось невероятное – впервые в истории европейского футбола игроки жестоко избили болельщика своего клуба. Потерпевший Сергей Бычков сам позвонил к нам в редакцию и поведал о том, что произошло тем майским вечером в окрестностях саратовского стадиона «Локомотив» после матча с московским «Динамо». Разговор наш состоялся в конце августа, когда уже всем стало ясно, что же дело зашло в тупик. Руководство клуба не только не компенсировало ущерб, причиненный здоровью своего преданного поклонника, но даже не извинилось перед ним. Наш корреспондент срочно отправился в Саратов проводить собственное расследование.

    ПОЧЕМУ МЫ УЗНАЛИ ОБ ЭТОМ ТОЛЬКО СЕЙЧАС?

    Перед тем, как отправиться на вокзал, я заглянул к одному своему другу, спартаковскому фанату по прозвищу Сироп, который не так давно вернулся из Саратова, с матча «Сокол» – «Спартак». «Там весь город только и говорит об этом!» – не скрывая эмоций, делился впечатлениями от недавней поездки представитель красно-белой торсиды. Но почему же об этом вопиющем, возмутительном случае говорят только в Саратове, почему об этих событиях до сих пор не знают в Москве? Оказывается, как предупредил меня Сироп, в Саратове уже была проведена соответствующая «обработка» работников средств массовой информации. Информацию об инциденте выносить за пределы Саратова и области, мягко говоря, не рекомендуется.

    Сироп поведал мне суть произошедшего на основе того, что ему рассказали саратовские фанаты. Из его рассказа следовало, что потерпевший заговорил с выходившим из офиса клуба Веретенниковым, тот отвел его за какой-то автобус, чтобы никто не видел, и начал избивать. Затем появился Мусин и добавил, причем преимущественно ногами. Когда через несколько минут подбежали саратовские фаны, оба футболиста прыгнули в проезжавшее мимо авто и скрылись.

    Далее Сироп заострил внимание на том, что последующие события обернулись для Бычкова множеством тайн и загадок. Больше всего мучил Сергея вопрос: откуда в прокуратуре взялось заявление, написанное от его имени, если сам он его туда не подавал? А если не он, то кто – милиция, свидетели?

    Да разве способен на такое лучший бомбардир российских чемпионатов? Видя мое замешательство и даже некоторое сомнение в том, что это возможно, Сироп показал мне статью в газете «Саратов настоящий», № 13 (20) за 17 мая сего года, где черным по белому было написано: «Игроки саратовского клуба, два Олега – Веретенников и Мусин, препроводили одного из самых ретивых «ораторов» подальше от взоров людских и там «побеседовали» с ним с позиции силы. Здесь, в отличие от недавнего поединка с динамовцами, «победа» осталась за игроками «Сокола» – болельщику в кровь разбили лицо». И далее следует ряд примеров за последние 10–12 лет, когда известные спортсмены были замечены в рукоприкладстве или иных проявлениях хулиганского поведения. «Но практически во всех этих случаях, – замечает далее газета, – провинившиеся понесли адекватное наказание. В нашем же случае выходка игроков «Сокола» осталась безнаказанной. Руководство клуба даже не сочло необходимым хотя бы извиниться перед болельщиками на своем официальном интернет-сайте или через средства массовой информации».

    Предположениями вряд ли можно чего добиться, так что поездки в Саратов мне было не избежать…

    МАЙСКИЙ КОШМАР

    Потерпевшему Сергею Бычкову 25 лет. Худощавого телосложения, среднего роста. Работает мастером смены на предприятии «Саратовстройстекло», образование высшее. Активный фан-стаж 5 лет. За свой некогда любимый клуб «пробил» 17 выездов. Ему принадлежит авторство около 70 процентов песен и кричалок из репертуара фанатов «Сокола». Особенно игроки клуба разных лет любили сочиненные им строки: «Взвейся, любимый «Сокол», гордо взлети над нами и озари собою небо больших побед…»

    В Саратов я прибыл в день игры «Сокол» – «Зенит». Сергея мне удалось отыскать за два часа до матча, но где… возле офиса саратовского клуба на Аткарской улице, где чуть более ста дней назад его едва не лишили жизни когда-то обожествляемые им кумиры. Он с волнением начал рассказывать, как все это произошло.

    – Это было 8 мая после игры с «Динамо». Мы стояли, как обычно, возле офиса клуба, откуда футболисты выходят к клубному автобусу. Естественно, все недовольны очередным поражением. И вот один за другим стали выходить игроки «Сокола». Тех, кто играл нормально, мы, конечно, приветствуем: Балтиев, например, у нас игрок неплохой. Он идет, мы ему: «Молодец, молодец!» И вот выходит Веретенников… Я ему говорю: «Олег, что за дела, сколько можно так играть? Может, тебе лучше домой поехать, в первую лигу-то мы и без тебя вылетим?» Просто он к нам, как на курорт, приехал: его купили за 800 тысяч долларов, а толку никакого. Мало того что в этом сезоне ни одного мяча не забил, так он на поле еле ноги передвигает, можно сказать, вообще пешком ходит. Он на меня покосился и злобно так сквозь зубы процедил: «Домой – это куда?» И тут наши девчонки, как бы скандируя, закричали: «Ротор», Волгоград!» Ни единого слова матом не было сказано! Рядом же находились представители администрации клуба, да и девчонок-то было вокруг немало… И после этого я его еще раз спросил: «Ну что, может, все-таки поедешь в Волгоград свой?» А он мне: «Сейчас я тебе объясню, идем». Взял меня «за грудки», потащил через дорогу, отвел за автобус, который ментов развозит после матча. В саратовских газетах написали, что это клубный автобус. Нет, на самом деле ментовский был, но пустой – все работники милиции были еще на стадионе, «охраняли» на секторе динамовских фанов. Отвел меня туда и, как только мы скрылись от посторонних глаз, ни слова не говоря, сильно ударил меня ногой – как бы пинка дал. И я упал. Пытаюсь подняться – он меня кулаками по лицу… Все-таки он побольше меня по габаритам, детина такой здоровый, я-то намного меньше буду, так что я и не пытался сопротивляться – просто закрыл лицо руками и терплю. А он в это время продолжает меня по лицу бить.

    И тут сзади подбежал Мусин и повалил меня на землю, на асфальт. Затем оба стали меня бить ногами. Одежду всю порвали. А потом Мусин сверху несколько раз ударил меня ногой по голове. И я об асфальт головой бился. На некоторое время потерял сознание.

    Закончилось все тем, что наш фан по прозвищу Кекс (он после игры заглянул в клубный офис и задержался) стал меня искать, чтобы обсудить поездку на следующий наш матч в Москву. Наши ребята ему сказали, что Веретенников отвел меня за автобус. Он подходит и видит, как Мусин бьет меня ногой по голове. Кекс от увиденного просто замер на месте, а когда немного пришел в себя, закричал Мусину: «Олег, ты что делаешь?» А Мусин ему в ответ: «Вали отсюда, сейчас и ты по башке получишь».

    А потом и другие наши фаны подошли, народу было много, человек сорок. И один из них, здоровенный такой мужик по прозвищу Карелин, увидев меня лежащим на асфальте в луже крови, спрашивает этих двух негодяев, за что, мол, вы парня избиваете. Если вы такие храбрые, давайте со мной деритесь. Веретенников начал мямлить что-то вроде: а вы хоть слышали, что он сказал? Толком ничего не ответил. Мусин в сложившейся ситуации быстро сориентировался. Он то ли сам тачку поймал, то ли какие-то его знакомые в это время проезжали – в общем, они оба прыгнули в машину и вместе уехали.

    Меня окружили ребята, начали приводить в чувство. Первое, что я услышал, когда немного пришел в себя, это их слова: «Серега, если бы ты это не сказал, все остальные когда-нибудь сказали бы». Потом вызвали «скорую», и мы поехали сначала в травмпункт зафиксировать побои, а оттуда к нейрохирургу, который уже официально зафиксировал «многочисленные ссадины, ушибы, сотрясение мозга». Врач «скорой» сказала, что больше двух сопровождающих нельзя. В итоге со мной поехали наш известный фанат Акула и еще один парень по имени Денис, которые впоследствии, спустя два-три часа, помогли мне написать заявление в милиции, в дежурной части РОВД Фрунзенского района. Сами они выступили свидетелями происшедшего. На этом дело приостановилось.

    ВЫМОГАЛ ДЕНЬГИ С КЛУБА? ВЕРИТСЯ С ТРУДОМ!

    – Потом через некоторое время, – продолжает свой рассказ Сергей, – мне передают, чтобы я пришел в милицию, к следователю.

    По дороге туда мне надо было сделать пересадку у вокзала на другой автобус. Я вышел и мимо нашего стадиона направился на другую остановку (в Саратове железнодорожный вокзал расположен рядом со стадионом «Локомотив», где проводит домашние игры «Сокол». – Прим. авт.). У нас есть человек, который занимается официальным фан-клубом, по прозвищу Малыш. Он меня возле стадиона встречает и говорит, мол, все это дело надо бы замять, то есть компенсировать: мне заплатят деньги за причитающийся ущерб, а я забираю заявление. За деньгами могу приходить завтра с утра, но «заяву» лучше бы забрать сегодня.

    Я и так собирался забирать заявление. Мне почему-то казалось, что наши ребята будут меня обвинять, будто я против своего родного клуба пошел. И вот я думаю: «Ну что ж, наверное, так будет лучше, все-таки деньги не помешают. Ведь они мне как раз теперь на разные лекарства нужны». В общем, забрал я это заявление.

    – В милицейском участке как-то отреагировали на то, что ты вдруг решил это дело прекратить?

    – В участке мне говорят: «Ты что, деньги захотел срубить?» Я им объясняю, что вообще-то я и не думал о деньгах. Для того чтобы деньги получить, под удар голову не подставляют. Ладно, говорят, дело можно замять. Я написал «отказную», что претензий к футболистам больше не имею. Но менты все равно продолжали подкалывать: «Значит, деньги хочешь, раз заявление забираешь».

    Забегая вперед, от себя замечу. После матча с «Зенитом» в офисе клуба по окончании послематчевой пресс-конференции я просил работников клуба как-то прокомментировать все произошедшее. Но президента клуба Романа Пипия, к сожалению, не оказалось в Саратове. Главный тренер команды Леонид Ткаченко «отмазался»: в клубе его тогда еще не было. Когда же он пришел работать в «Сокол», то, узнав о происшедшем, сразу же распорядился наказать похулиганивших футболистов. Правда, наказание должно было последовать «внутри клуба». Вот только потерпевшему от этого ну никак не легче. И в завершение Ткаченко сказал, что лучше всего об этом спросить у Пипия – он один из немногих сегодняшних руководителей «Сокола», кто работал в то время. Вот только Пипия-то, как меня проинформировали местные журналисты, в отпуске. Замкнутый круг?

    Я обратился за разъяснениями к руководителю пресс-службы ФК «Сокол» Роману Грибову. Он мне рассказал, что имела место провокация со стороны болельщика. Для него была устроена персональная встреча с руководством «Сокола». С ним хорошо побеседовали, после чего пострадавший забрал заявление из милиции по собственному желанию, но… за деньги. Когда же я попытался разузнать у него сумму этой выплаты, Грибов разозлился и разговаривать со мной больше не захотел.

    РАЗВЕЛИ, КАК ПАЦАНА

    В общем, на словах Сергею пообещали, что побои клуб ему компенсирует. А он и поверил. Но вернемся к его рассказу.

    – Вскоре я опять встречаю этого посредника, председателя нашего официального фан-клуба Малыша, и он мне говорит, что клуб готов выплатить мне ущерб и даже сумму назвал – 500 долларов. «Хорошо, ну давай, когда?» – «Жди, завтра мы с тобой свяжемся». А потом началось: приди завтра, опять приди завтра, приди послезавтра. Они все молчат и молчат. А Малыш меня утешает: «Серега, не волнуйся, люди серьезные, они не кинут, все будет, только подожди». И дальше опять за старое.

    Три месяца прошло. Я так понял, что уже все… И Малыш мне говорит: «Я не хотел верить в это, но, похоже, нас кинули…» Знаешь, что самое интересное? Они не говорили, что ничего мне не дадут, но уже ясно давали понять, чтобы я перестал ходить, добиваться всего этого.

    Начальник команды Милосердов вроде пытался это дело закончить. Рассказывали мне про его разговор с главным тренером. Подошел к Ткаченко, говорит, мол, давай как-нибудь с парнем-то до конца решим вопрос. А тот в ответ: «Ой, не до этого, у нас и так не особо хорошая сейчас ситуация в команде, чтобы такие мелкие дела решать». То есть я для них уже все, на заднем плане, думают, что я успокоился.

    – А «заява» в прокуратуре откуда взялась?

    – О ней я вообще уже позже узнал. У нас есть один заядлый болельщик, начальник линейного отдела внутренних дел на транспорте Приволжской железной дороги. Он в хороших отношениях с начальством команды. И вот он как узнал про это, сразу меня разыскал и к себе вызвал. Прихожу, и он первым делом поинтересовался: «Ты как, с прессой не общался?» Нет, говорю, и не собираюсь даже. А он мне: «Это самое главное». Они не хотели огласки, больше всего боялись, если СМИ узнают. Напоследок, когда я уже собрался уходить, он спросил: «Ты зачем в прокуратуру заявление подал?» Я говорю, что не подавал. «Ну как же, вспомни. С тобой же тогда два парня ходили, давали показания, как свидетели, значит, это заявление написал либо ты, либо кто-то из них». Оно, по его словам, написано один в один с тем заявлением, что мною было подано в милицию.

    – А эти два парня, что с тобой были, свидетели, они что говорят?

    – Я спрашивал у них. Нет, что ты, отвечают, не было такого, ни в какие прокуратуры мы не ходили. Получается, что это лишний повод на меня наехать. В клубе спрашивают: «Зачем ты пошел в прокуратуру? Только осложнил нам задачу». Я отвечаю: «Не был я нигде».

    ВСЯКОГО ЛИ БАНДИТА МОЖНО ПОСАДИТЬ?

    В последний день моего пребывания в Саратове мы с Сергеем посетили штаб РОВД Фрунзенского района. Начальник штаба Игорь Гаделин подтвердил, что материал дела никуда не пропадал, в Книге учета поступлений он зарегистрирован 9 мая под № 729 и сейчас находится на проверке в прокуратуре Фрунзенского района. Подло обманутый любимым клубом и жестоко избитый некогда обожествляемыми кумирами, Сергей Бычков настроен сейчас более чем решительно. Он твердо намерен добиваться возбуждения уголовного дела в отношении Мусина и Веретенникова, причем сам потерпевший считает так: «Не важно, какой им дадут срок, главное, чтобы они предстали перед судом; они поступили, как бандиты, поэтому должны сидеть в тюрьме».

    Когда верстался номер, нам стали известны итоги проверки материалов дела в прокуратуре. Подробности читайте в среду.

    ДОСЛОВНО

    Олег Мусин (в перерыве одного из домашних матчей болельщики подошли к скамейке запасных «Сокола» и задали ему вопрос насчет этого инцидента):

    – Я считаю, что я прав. Я заступился за друга.

    ОТ РЕДАКЦИИ

    Мы так и не получили ответ от президента клуба «Сокол» Романа Пипия на вопросы, отправленные 29 августа электронной почтой по адресу sokol-press@renet.ru: какое наказание понесли футболисты и как клуб возместил своему преданному болельщику моральный и физический ущерб? Мы всегда готовы опубликовать его мнение по этому вопросу, а также готовы предоставить возможность высказаться и другим представителям клуба. Любопытно было бы узнать точку зрения и самих Мусина с Веретенниковым и услышать от них ответ на вопрос: что же их заставило применить по отношению к болельщику физическую силу?

    «Советский спорт» будет внимательно следить за развитием ситуации в Саратове и обещает обещает информировать своих читателей о дальнейшем развитии событий.