Впервые с 21 августа, когда страна услышала о «деле Сычева», заговорил сам объект разбирательств. Почти три недели Дмитрий хранил молчание, пока наконец не прояснил свою точку зрения на скандал, связанный с его уходом из «Спартака». Как удалось выяснить у самого футболиста и его отца, руководство спартаковского клуба оказывало на Дмитрия давление при попытке подписать новый контракт.

— Дмитрий, с каким чувством вы покидали расположение команды?

С каким чувством можно покидать любимую команду? Конечно, я испытываю горечь. Вообще тяжело описать словами чувства, которые я испытывал тогда в Тарасовке.

Говорили, будто вы сбежали с базы чуть ли не через окно?

— Нет, это не так. Уже после подачи заявления в КДК я спокойно приехал в Тарасовку и собрал вещи, после чего покинул базу. Весь персонал, который там находился, воспринял это без шума.

Евгений Сычев: — Мы с Димой ни от кого не прятались, не были загнаны в угол. Никто нас не сторожил и не охранял. Единственное, я попросил сына поменьше показываться на людях, потому что общественность по-своему трактует ситуацию и могли возникнуть различные эксцессы.

Какие-то проблемы с партнерами у вас возникали?

Д.С.: — Нет, со всем коллективом отношения были отличными. Никаких претензий нет. Я хотел играть в «Спартаке» очень много лет. Все дело в плохом руководстве, от которого я и ухожу.

Какие проблемы возникли с руководителями «Спартака»?

Они предложили мне подписать новый контракт, причем путем запугивания. Либо я ставлю свою подпись в документе, либо меня ссылают в дубль. При этом зарплату оставляли старую, да еще лишали возможности играть в сборной. Грозили также мне двухлетней дисквалификацией, если я пойду против «Спартака».

Е.С.: — Инициаторами разрыва мы не являлись. К Димке относились так, будто он не человек, а раб, и с ним можно делать все что угодно. К счастью, сейчас другое время. Надо уважительнее относиться к тем игрокам, которые представляют не только «Спартак», но и сборную России.

Разве вы не предполагали, что Дмитрия дисквалифицируют? — вопрос Евгению Сычеву.

Это несправедливое решение. Мы рассчитывали, что он все-таки будет выступать. В любом случае проиграл из-за этого только футбол. Дима мог принести пользу и клубу, и сборной.

На что вы рассчитывали, подавая заявление?

Мы хотели добиться для Дмитрия статуса свободного игрока. К сожалению, случилось то, что случилось.

Говорят, контракт вызвал у вас удивление?

В пункте 7 «Особые условия», где раньше стоял прочерк, было следующее: «В случае ухода из команды Дмитрий штрафуется на один миллион евро». И это при зарплате четыре тысячи рублей в месяц. Клуб, выступивший инициатором разрыва, штрафуется на сумму в пять миллионов евро.

Считаете, это фальсификация?

Безусловно. Поймите, восемнадцатилетний ребенок не может обманывать, потому что он подписывал этот контракт, и я видел его собственными глазами. Финансовые условия для нас никогда не были на первом месте. В семье больших денег никогда не было. Наоборот, Дима приносил деньги, чтобы мы, родители, могли себе что-то приобрести.

Со стороны руководства были попытки оставить вас в команде после разгоревшегося конфликта? — вопрос Дмитрию Сычеву.

Да, они хотели вернуть меня обратно, при этом даже улучшить условия контракта. Но как я могу возвращаться к руководству, которое вылило на меня столько грязи? Поезд уже ушел.

Дмитрий, понимая всю сложность ситуации, можете представить свое будущее?

Мне хотелось бы остаться в России. Чемпионат у нас сильный, интересный. Просто так за границу никто не уезжает. Но, учитывая все произошедшее, говорить с уверенностью, что я здесь останусь, нельзя. Вы не представляете, как мне сейчас тяжело видеть, что все играют в футбол, в то время как я сам лишен такой возможности.