Естественно, не может оставаться в стороне от «дела Сычева» первое лицо российского футбола — президент РФС Вячеслав Колосков. Он пообещал лично заняться вопросом форварда-бунтаря.

— Как вы относитесь к заявлению Романцева о том, что вы не контролируете процессы, происходящие в российском футболе?

— В ситуации с Сычевым должен разбираться специальный орган – РФС, в составе которого имеются комитет дисциплинарного контроля, апелляционный комитет. Плюс есть комитет по статусу игроков во главе с Николаем Толстых. Президент РФС не должен заниматься проблемами одного игрока. Мне незачем вникать в эти детали. Хотя теперь, когда дело приняло такой оборот и получило широкую огласку, я вместе с членами КДК попытаюсь в нем разобраться.

— Вы на чьей стороне – «Спартака» или Сычева?  

— Я осуждаю Сычева. Этот футболист подорвал свою репутацию. Он ослабил «Спартак», которому предстоит выступать в Лиге чемпионов. Пригодился бы Сычев и сборной России. Он обманул ожидания болельщиков, которые ходили на стадион, чтобы увидеть своего любимца.

С другой стороны, и «Спартак» не прав. Его руководители должны понимать, что сейчас нет крепостного права. Каждая личность может отстаивать свои законные интересы. Если бы и та, и другая сторона отнеслись к спорной ситуации с пониманием, исходя из интересов нашего футбола, а не личных амбиций, то думаю, никакого конфликта бы не было.

— Вы каким-то способом можете помочь его урегулировать?

— Я обязательно внимательно изучу все предъявленные в КДК документы, рассмотрю вынесенное комиссией решение. Затем мы соберем всех заинтересованных в скорейшем разрешении конфликта и постараемся привести доводы противоборствующих сторон к общему знаменателю. Не в моих интересах возникновение острых ситуаций в нашем футболе, которые мешают его развитию. Мне не нравится, когда пропадают талантливые игроки. В клубах обязаны твердо знать, что контракты футболистов должны быть юридически неуязвимыми.

КСТАТИ

Через пять дней после подачи Сычевым заявления в КДК «Спартак» перечислил на счет Дмитрия сумму в 27 000 долларов США. По всей видимости, это и были обещанные при переходе в «Спартак» подъемные плюс некоторая задолженность по зарплате.