Пеле: Рано записывать меня в импотенты! - Советский спорт
Футбол24 сентября 2002 00:00Автор: Гольдес Игорь

Пеле: Рано записывать меня в импотенты!

null

СВЕТСКАЯ ЖИЗНЬ

Новым увлечением Пеле в рекламном бизнесе после кофе стали пилюли, повышающие мужскую потенцию. Теперь Король футбола, которому в октябре исполнится 62 года, усиленно зазывает всех, у кого есть проблемы по этой части, пользоваться известным лекарственным препаратом.

КОРОЛЬ В ФУТБОЛЕ — КОРОЛЬ В ПОСТЕЛИ

— Простите, не продиктован ли ваш новый интерес в рекламном бизнесе, хотя бы отчасти, проблемами в личной жизни? Ведь ваш возраст уже трудно назвать молодым…

— Напрасно вы так думаете. Кое в чем я по-прежнему могу дать фору многим молодым. Тем более что и юношей иногда одолевает половая слабость. Я и среди футболистов знаю подобные примеры. Бывает, игрок не может совладать с оказываемым на него давлением, с ним происходит стресс. И в самый «ответственный» момент у него раз – и не встает. Иногда такой же эффект возникает, когда футболист отрывается от родной среды и уезжает играть за границу, в непривычные условия. Если бы я был импотентом, я бы без колебаний обсуждал это с доктором. Но многие люди, страдающие подобным недугом, насколько я знаю, стесняются это делать, стыдясь своей дисфункции. Надеюсь, мое личное участие в этой кампании поможет им на пути к решению проблемы. Наши акции проводятся на телевидении, в прессе и даже на «Маракане».

— В связи с этой темой любопытно вспомнить, что в свое время, замыслив разрушить ваш имидж, политические враги планировали выставить вас именно импотентом.

— Да, такая история имела место. Это были проделки Клебера Лейте, магната (или, как говорят в Бразилии, картола), который впервые столкнулся со мной в сфере предпринимательства в начале 90-х годов. Моя маркетинговая компания претендовала на покупку прав трансляции матчей бразильского чемпионата. Федерация, возглавляемая Рикардо Тейшейрой, запросила у меня взятку в миллион долларов. Я отказался платить. Более того, предал гласности эту попытку жульничества со стороны федерации. За это я попал в немилость к всемогущему Жоао Авеланжу, тестю Тейшейры. Авеланж люто возненавидел меня. Он сделал ряд недостойных столь высокопоставленной фигуры выпадов и даже запретил мне присутствовать на жеребьевке чемпионата мира 1994 года.

А Клебер Лейте оказался как раз тем бизнесменом, который через принадлежащую ему «Траффик Компани» купил эти самые права на трансляции. Он не погнушался пойти на нечестную сделку с Тейшейрой и постепенно стал в компании высокопоставленных махинаторов своим в доску. Вскоре он заручился рекомендацией Авеланжа при выборах на пост президента «Фламенго».

Спустя несколько лет, когда меня назначили министром спорта Бразилии, наши с ним интересы столкнулись еще раз. Получив желаемый пост, Клебер Лейте стал одной из главных сил, тормозящих мои усилия по оздоровлению ситуации в национальном футболе.

Тогда-то в кругу своих приспешников Лейте и решил дискредитировать меня. План состоял в следующем: я приглашаюсь на популярную воскресную телепередачу. Там же будет находиться подкупленная проститутка, которая во всеуслышание заявляет о том, что пыталась переспать с Пеле, но он оказался импотентом.

Беседы заговорщиков, к счастью, каким-то образом оказались записанными на пленку и выплыли наружу. На магнитозаписи некто задал Лейте вопрос: стоит ли делать так, как он задумал? «Конечно, если нужно уничтожить чью-то репутацию, все средства хороши, — ответил он. — Если шлюшка скажет с экрана, что Клебер — импотент, она только разозлит меня, но не более: все об этом тотчас забудут. А если она заявит, что импотент — Пеле? Да это станет главной сенсацией для всего мира!»

Благодаря магнитофонной записи коварный план был сорван. Бог вновь заступился за меня, как это не раз бывало в прошлом.

ОДНОПОЛЫЙ ДЕБЮТ

— Как-то несколько лет назад вы признались в прессе, что первый сексуальный опыт в вашей жизни был однополым. Признаться в голубизне у вас в Бразилии считается делом менее зазорным, чем в импотенции?

— Не думаю, что в данном случае можно вести речь о голубизне. Ведь это случилось только один раз. Ну, не один, несколько, но с одним и тем же человеком. Он был намного старше меня, в то время 14-летнего парня. В Бразилии не считается ненормальным, когда 13-, 14-,15-летние пацаны занимаются сексом. Большинство занимается этим с девушками, ну а кто-то и с парнями. В принципе, и к этому относятся терпимо, тем более что во многих случаях такие контакты не определяют ориентацию на всю последующую жизнь, а носят преходящий характер. Так случилось и со мной. Получив «путевку в жизнь», я более не возвращался к такого рода контактам. Мне, повторяю, было всего 14, я был молод и глуп. Когда я пришел в «Сантос», увидел, что чуть ли не все игроки клуба занимаются сексом с одним и тем же геем. Я просто попал в общую струю.

— Вам исполнилось 17 лет, когда вы дебютировали на чемпионате мира 1958 года в Швеции. Успели ли вы к этому времени отметить свой гетеросексуальный дебют?

— Да, впервые у меня произошло «это» с одной девушкой за год до поездки на тот ЧМ. Мы оба были подростками, романтичными и влюбленными друг в друга.

— Впервые оказавшись в Европе, да еще на севере, вы, вероятно, были впечатлены шведскими девушками?

— Что и говорить: все с такими светлыми волосами, какие я видел только у кукол в магазинах! Но и они тоже смотрели на меня, как на какое-то чудо природы. Подходили ко мне, чтобы поговорить, попросить автограф, а иногда и потрогать мои руки и лицо. Они не скрывали своего удивления. Им казался странным цвет моей кожи. По этому поводу товарищи по команде подтрунивали: «Скажи им, Пеле, такой цвет никакой дождь не смоет!» Или: «Не бойтесь, девушка, он не линяет!» Или: «Его даже в ванне не отмыть!» Одна девушка запомнилась мне больше других, звали ее Леной, и было ей столько же, сколько и мне, — 17. Она приходила ко мне в гостиницу, и мы, взявшись за руки, счастливые, испытывая трепетное волнение, шли гулять. Когда мы улетали, она рыдала, и я казался самому себе взрослым, потому что такая красивая девушка плакала из-за того, что я ее покидал.

ФУТБОЛИСТОВ ГУБИТ НЕ СЕКС

— Как видно, игрокам вашего поколения жилось проще и вольготнее в плане половых отношений. Вот Большой Фил на чемпионате мира в Японии и Корее секс своим подопечным вообще запретил.

— Не разделяю его позиции. Что плохого в сексе, даже в период мирового первенства? Если посмотреть на конкретные примеры, то не секс ведь губит карьеры. Их губят другие причины. Пьянство, скажем. Или, хуже того, наркотики. Взять хотя бы Джорджа Беста. Он, как известно, был очень падок на женщин, порой меры не знал. Но не секс погубил его как футболиста, а алкоголь. Мне помнится случай из 1974 года, когда футболистам сборной Бразилии также запретили интимные отношения. Луис Перейра, ведущий защитник команды, жаловался мне: «И от нас хотят, чтобы мы стали чемпионами мира! По чему? По мастурбации?» Ту сборную упрекали в отсутствии легкости, в чрезмерной агрессии на поле. И неспроста.

— По мере того, как росла ваша популярность, вам наверняка доводилось испытывать ее побочный фактор — внимание поклонниц.

— О, это иногда превращалось в сущее бедствие. Тем более что девушки с годами тоже становились все более раскрепощенными. Я не был святым. Бывало, удовлетворял назойливых особ. Порой нарывался в связи с этим на неприятности. Поэтому с годами стал осторожнее и нанял штат телохранителей, дабы оградить себя от разных прилипчивых стерв.

— Какие ошибки вы имеете в виду?

— К примеру, с годами я пришел к выводу, что лучше не заводить отношений с девственницами. Хлопот потом не оберешься — как с ними, так и с их родителями. Еще хуже, когда «залетаешь». Переспишь так случайно с кем-нибудь, а потом, по прошествии нескольких десятков лет, у тебя нежданно-негаданно обнаруживается ребенок. Мотайся потом по судам да экспертизам.

— Как часто вы попадали в такие истории?

— Пока дважды, причем второй случай произошел недавно, в текущем году. Отряд моих детей пополнила Флавия Кристина Курц де Карвальо. Ей 33 года, и я признал ее своей дочерью. Она — плод одного из моих скоротечных романов 1968 года.

— Второй женщине, по имени Сандра Режина Машадо, претендовавшей на такую же честь, посчастливилось, насколько известно, меньше?

— Да, хотя она и уверяет, что родилась от моей связи с ее матерью-домработницей в 1961 году, и даже раздобыла справку, согласно которой ее и мой ДНК-коды совпадают, у меня нет серьезных оснований считать ее своим ребенком. Как-то, желая покончить с подобной проблемой радикальным образом, я решился на операцию — сделал себе резекцию семявыводящих протоков. Теперь естественным способом детей зачать уже не могу. Потом, когда женился на своей нынешней супруге Ассирии, пожалел о таком шаге. Нам захотелось иметь детей, и пришлось заводить их лабораторным путем. Так появились на свет двойняшки — Селесте и Джошуа.

— Легендарный баскетболист Уилт Чемберлен утверждал, что у него в течение жизни было более 20 тысяч сексуальных партнеров. Когда он умер (три года назад), ему было 63 года. Допустим, он, как и вы, начал половую жизнь в 14. Несложные вычисления показывают, что в среднем за год он обзаводился более чем 400 новыми интимными связями. То есть чаще чем раз в сутки. Как вам такое достижение?

— Феноменально! Если учесть требования, предъявляемые НБА, я удивляюсь, откуда он находил столько времени и энергии. Несмотря на то что моя половая жизнь по-прежнему в норме, я и помыслить не могу о том, чтобы хотя бы приблизиться к рекорду Чемберлена.

— Будь он сейчас жив, какое пополнение ждало бы вашу команду! Какой великолепный бы из него получился пропагандист препарата от импотенции, не правда ли?

— Скорее уж пропагандист презервативов!