Смерть начальника ЦСКА Николая Нино взбудоражила спортивную общественность. Официальные источники, на данные которых ссылалась наша газета, говорили о трагической смерти Николая Семеновича от «сердечной недостаточности». Буквально все официальные лица придерживались этой версии. Тем не менее уже с утра появились новые подробности.

Николай Нино приехал в Нижний Новгород во вторник, 1 октября. На следующий день его ждали в Нижегородской юридической академии. Там начальник ЦСКА должен был защищать кандидатскую диссертацию по теме «Проблемы экономической безопасности России» на кафедре государства и права. Прибыл он в город не один, а в сопровождении персонального шофера на авто марки «Тойота». Все шло своим чередом: гости волжского города разместились в комфортабельных номерах отеля «Ока», которые были забронированы заблаговременно. Как уже неоднократно сообщалось в СМИ, первым тревогу забил шофер, когда шеф в условленное время не появился у машины, чтобы отправиться в Академию. Когда он поднялся к номеру Николая Семеновича, на его продолжительный стук никто не ответил. Когда вызвали дежурного по этажу, выяснилось, что дверь заперта изнутри.

А теперь обратимся к официальным бумагам следственных органов.

«Около шести вечера милиционеры взломали дверь и увидели генерал-майора повешенным на одном из бытовых приборов (на крюке для люстры). При осмотре тела обнаружилось, что на левой руке покойного вскрыты вены». Также криминалистам удалось выяснить, что сделано это было перочинным ножом, который принадлежал Николаю Нино. Кроме того, на прикроватном столике лежала предсмертная записка, в которой было написано дословно: «Я устал. Мне кажется, что я неизлечимо болен. Прошу никого не винить в моей смерти. Простите меня». Далее в тексте идут признания в любви всем близким родственникам. Однако оперативников особенно насторожила просьба, содержащаяся в предсмертной записке, «увезти жену и дочь из Москвы подальше от греха на его родину в Омск». Кстати, по распоряжению, поступившему из высоких московских кабинетов, вся информация о ходе расследования этого дела будет недоступна для общественности, поскольку на нее наложен гриф «Строго секретно».

Рассуждая о возможных причинах смерти, мы общались с людьми, близко его знавшими и по работе, и по жизни. И никто из них не может поверить, что Николай Семенович мог без посторонней помощи решиться на такой поступок. Иными словами, в деле о так называемом «самоубийстве» Николая Нино остается еще очень много открытых вопросов. Поэтому редакция газеты «Советский спорт» будет внимательно отслеживать дальнейшее развитие событий.