Отношения спартаковских и динамовских болельщиков никогда не отличались особой теплотой. Переход футболиста из одного клуба в другой и наоборот всегда порождал в их среде множество слухов и сплетен, порой очень неприятных для самих «мигрантов». В связи с приходом на пост генерального директора «Динамо» бывшего спартаковца Юрия Заварзина мы решили вспомнить наиболее яркие переходы из «Спартака» в «Динамо».

Евгений ЛОВЧЕВ, полузащитник «Спартака» 70-х гг. (в «Динамо» в 1979-1980 гг.):

Мой уход в «Динамо» был вызван исключительно конфликтом с Бесковым. Я – спартаковец и останусь им на всю жизнь. И в то время не хотел покидать родную команду. Но так сложились обстоятельства, что пришлось уйти. Переход в «Динамо» мне был необходим для того, чтобы не снизить уровень своей игры. В этом смысле «миграция» в сторону бело-голубых оказалась выходом из положения. Теперь считаю, что допустил ошибку – терпеть надо было. Мне кажется, что спартаковец в «Динамо» рискует оказаться инородным телом.

Николай ПИСАРЕВ, нападающий «Спартака» 90-х гг. (в «Динамо» в 1999 г.):

Мне кажется, что такое понятие, как клубный патриотизм, со временем сходит на нет. Приходит профессионализм, когда футболист не подвержен идеологическому воздействию, а просто старается выполнять свою работу как можно качественнее. Конечно, болельщики всегда будут сыпать проклятия в адрес тех, кто ушел во «вражеские» клубы. Взять того же Фигу, перебравшегося из «Барсы» в «Реал». Но мне в этом отношении повезло. В бытность игроком «Динамо» от «спартачей» слышал только приятные слова: «Давай, Коль, возвращайся обратно, мы тебя ждем!» И ведь вернулся.

Константин ГОЛОВСКОЙ, полузащитник «Спартака» 1995-1996 гг. (в «Динамо» с 1997 г.):

Я перешел в «Динамо» по приглашению Георгия Ярцева, которого считал и считаю своим любимым тренером. Он в свое время дал мне шанс в «Спартаке». Когда Ярцев позвал меня к себе уже в другой клуб, я практически не раздумывал – очень хотелось играть, а не сидеть на скамейке запасных. О своей работе в динамовском клубе нисколько не жалею.