ФУТБОЛ

Несмотря на то что в этом сезоне московский «Спартак» испытывает ощутимые трудности при защите своего чемпионского титула, у поклонников красно-белых есть хороший повод для оптимизма. Ведь руководство клуба всерьез взялось за спартаковскую школу, которая с приходом известного форварда недавнего прошлого Сергея Юрана постепенно выходит на европейский уровень.

ШКОЛА

На данный момент спартаковская пирамида воспитания талантов считается одной из самых сбалансированных в России. На должность руководителя детской школы красно-белых недавно вернулся известный специалист Илья Ивиницкий, который под чутким руководством боссов клуба взялся за дело засучив рукава. На первом этапе отбираются мальчики от шести лет. Дети попадают в так называемую группу начальной подготовки, где из общего количества поступивших на обучение ребят составляют три потока по двадцать человек каждый. Причем юный футболист, стабильно показывающий высокие результаты, может быть переведен из низшей группы в среднюю, а затем в высшую. В свою очередь, если мальчик не демонстрирует игры, достойной первой команды, то его неизбежно ожидает понижение в классе. На втором этапе формируется единая команда из ребят одного года рождения. Это происходит тогда, когда молодые дарования достигают возраста десяти-одиннадцати лет. Общее число игроков в коллективе составляет около двадцати пяти человек.

Несмотря на то что денег пацаны пока не получают, стимулов оставаться в структуре красно-белых у них немало. Бесплатное обмундирование и питание – раз. Работа под началом опытных тренеров – два. Возможность съездить за границу и померяться силами с европейскими сверстниками (а далеко глядящие родители добавят к этому и шанс засветить свое чадо на детской европейской арене) – три. Прекрасные поля и регулярные интересные тренировки – четыре. Если в этот период, когда ребенок еще не подписал соответствующее соглашение со «Спартаком», к нему проявят интерес другие детские школы, вопрос о переходе рассматривается в индивидуальном порядке после беседы с родителями футболиста. А дальше начинается самое интересное…

АКАДЕМИЯ

Наиболее перспективные ребята из спартаковской детской школы в 13–15 лет попадают в академию, под крыло блистательного форварда недавнего прошлого Сергея Юрана. Сюда же приглашают и других талантливых мальчишек из других регионов, их поиск идет по всей России. Для молодых футболистов помимо повышения в классе перевод в академию имеет и еще один важный подтекст – им начинают выплачивать стипендию. Вернее, не им, а родителям, однако важно то, что в семью начинающего спортсмена идут реальные деньги, и, судя по отзывам отцов и матерей игроков, весьма неплохие. Это становится возможным благодаря тому, что клуб заключает с так называемым попечительским органом футболиста, коим и является в подавляющем большинстве случаев семейный совет будущего профессионала, индивидуальный договор. Нынешняя система соглашений была разработана лично президентом «Спартака» Андреем Червиченко, техническим директором клуба Александром Шикуновым и Сергеем Юраном при участии спортивных юристов. Суть ее в том, что молодому игроку предоставляются стипендия, экипировка, питание и проживание в гостинице (новый жилой корпус для спартаковской молодежи планируют сдать в эксплуатацию весной), а взамен клуб получает все права на футболиста. Перейти в другой коллектив парень может только после выплаты определенной компенсации, предусмотренной контрактом. В недалеком будущем спартаковская академия будет всерьез претендовать на статус всероссийской: уже сейчас в каждой из команд, составленных из ребят одного года рождения, насчитывается, по словам Юрана, около тридцати процентов провинциальных футболистов.

ПЕРСПЕКТИВЫ

Это, пожалуй, главное, что заставляет маленьких звездочек, а также их родителей, рваться в «Спартак». У игрока, подписавшего договор с красно-белыми, появляется шанс со временем попасть ни много ни мало в команду мастеров. Для этого нужно показать себя достойным молодежной команды, откуда открывается прямая дорога в дубль. У российских футбольных специалистов сейчас на слуху имя Алексея Ребко – а ведь этот спартаковский воспитанник, уже выходивший в этом сезоне на поле в составе команды мастеров, на данный момент является… одиннадцатиклассником!

Да и вообще желающих позаниматься под руководством самого Юрана (Ромащенко, Цымбаларя) нынче хоть отбавляй. Увы, пока что селекционерам клуба приходится быть очень строгими: академия попросту не способна вместить всех перспективных футболистов. Однако к нынешней весне, когда будет построена гостиница, эта проблема должна решиться.

Остается только добавить, что контракт с каждым из воспитанников подписывается на два года – больший срок по законам ФИФА недопустим. Лишь достигнув восемнадцатилетия, футболист сможет заключить пятилетнее соглашение с клубом, которое сделает его настоящим профессионалом без всяких оговорок.

КОНТРАКТЫ ДЛЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ –
ЗАЩИТА ОТ ГРАБЕЖА

Во главе спартаковской академии стоит Сергей Юран, известный в прошлом форвард, сам поигравший за красно-белых. Он выразил надежду, что в ближайшем будущем его подопечные смогут приносить реальную пользу команде мастеров «Спартака».

– Сейчас я возглавляю спартаковскую академию, – рассказывает Сергей. – В моем ведении находятся мальчики, начиная с 1989 года рождения и заканчивая молодежной сборной «Спартака». Одним из первых шагов, предпринятых мной, стала частичная смена тренеров. Теперь с мальчиками 87-го года рождения занимается Илья Цымбаларь, а с 88-м – Мирослав Ромащенко.

– Насколько много желающих обучаться в спартаковской академии?

– Хоть отбавляй. «Спартак» – это имя, аналогов которому в России нет. Помимо москвичей мы приглашаем перспективных ребят из других регионов, этим занимаются наши селекционеры. Если им кто-то понравился, мы берем юношу на заметку и приглашаем пройти с нами недельный тренировочный цикл. Уже сейчас за первые три-четыре месяца работы после такого просмотра осталось четверо или пятеро ребят. Когда достроим гостиничный корпус, число приглашаемых футболистов увеличится.

– Насколько хорошо отлажено взаимодействие со спартаковской школой?

– Когда Андрей Червиченко приглашал меня на работу, была поставлена одновременно простая и очень сложная задача: вернуть ту спартаковскую школу, которая выпустила многих талантливых ребят. Мы работаем для одной цели, поэтому некачественного взаимодействия быть просто не может. Если появляется мальчишка 1990–1991 года рождения, мы встречаемся с представителями школы, благодарим их за проделанную работу и забираем парня в академию.

– Что заставило спартаковское руководство ввести систему контрактов? Ведь не секрет, что поначалу некоторые родители отнеслись к ней настороженно.

– Талантливая молодежь попросту утекает из «Спартака». К примеру, один из годов выпуска был попросту разграблен. Тренер вкладывал в них душу, занимался с ребятами, возил за границу. А потом приехали люди из Украины, соблазнили родителей, посулив им 2–3 тысячи долларов. Те пришли в школу, забрали детей с собой и отдали, допустим, в Киев. Куда это годится?

– И как обстоит дело теперь?

– Мы с Александром Шикуновым и Андреем Червиченко при участии юриста «Спартака» разработали систему, при которой подобных неприятностей удается избежать. Теперь можно работать с ребенком, не боясь того, что его «украдут». Без нашего согласия парень уйти не сможет. Если на протяжении двух-трех лет игрок не прибавляет в мастерстве, то мы собираем специальный тренерский совет с целью прояснить его дальнейшее будущее. Либо отпускаем его, давая возможность при желании перейти в любую другую школу, либо, если футболист признается перспективным, обязываем его выплатить нам предусмотренную соглашением компенсацию. Ее сумма устанавливается исходя из того, сколько средств было вложено в воспитание мальчика.

– То есть с детским рабством, как поспешил окрестить новую систему кто-то из родителей, соглашение не имеет ничего общего?

– Абсолютно ничего. Перед тем, как эти договоры вступили в силу, мы провели родительское собрание, где обрисовали папам и мамам все перспективы. Сказали, кто не хочет – ради бога, забирайте ребенка и уходите в «Локомотив», ЦСКА, куда угодно. Кто хочет подписать контракт – ознакомьтесь с новыми условиями. В чем признак родительского недоверия? Они просто хотят перестраховаться, а вдруг кто-то больше за их чадо предложит. Ставят деньги во главу угла. Некоторые вообще считают, что их ребенок должен чуть ли не в «Милане» играть. От такой уверенности в чужих силах страдает в первую очередь сам футболист. Клуб же просто-напросто должен быть уверен в том, что не зря вкладывает свои деньги.

– В чем отличие юношеского договора от настоящего, взрослого, контракта?

– Когда взрослый человек подписывает контракт, ему не нужен попечительский совет, там зарплата начисляется непосредственно игроку. Детский подписывается родителем, ибо он и несет основную ответственность за ребенка.

ДОСЛОВНО

Александр ШИКУНОВ, технический директор «Спартака»:

– Никакого рабства в «Спартаке» нет и быть не может. Соглашения с юными футболистами и их родителями уже давно стали нормой во всем мире. Если по истечении двухлетнего соглашения игрок не хочет продолжать обучение, его никто не держит – пусть играет на скрипке, фортепиано, вообще занимается, чем хочет. Но клуб должен иметь гарантию того, что воспитывает футболиста с выгодой для себя. Если вся Москва придет к нам обуваться, одеваться, а потом сделает ручкой, ничего хорошего для «Спартака» не будет.