СВЕТСКАЯ ЖИЗНЬ

Пеле принято считать самым знаменитым футболистом на планете. Но это, может быть, не совсем так. Есть человек, который может с ним в этом поспорить. 82-летний Карол Войтыла, принявший в 1977 году имя Иоанна Павла II, стал не только первым папой-неитальянцем за долгие столетия, но и первым папой-футболистом. Он, конечно, не достиг на поле таких высот, как Пеле, но тому есть вполне очевидные причины. Одному Богу известно, как далеко бы Его Святейшество пошел, избери он вместо религиозной деятельности футбольную.

ПОНТИФИК В КЛУБЕ ФАНАТОВ «РЕАЛА»

И по сей день господин Войтыла остается далеко не равнодушным к увлечению молодости, с удовольствием поддерживает беседы на футбольные темы. В сентябре мадридский «Реал» принял его по случаю 100-летнего юбилея клуба в свои члены (карточка была вручена понтифику на аудиенции во время визита команды в Рим для игры с «Ромой»). Более того, папа Иоанн Павел II инициировал в прошлом году создание в Ватикане первого футбольного клуба этого города-государства – «Ватикан Сити Роверс» (последнее слово означает «скитальцы»).

– Значит, вас можно считать президентом футбольного клуба? – вопрос Иоанну Павлу II.

– Правильнее сказать, духовным пастырем.

– В каком соревновании выступают «Роверс»?

– В Католической футбольной лиге.

– И как успехи?

– Прошлый год закончили с показателями 4 победы, 1 ничья, 5 поражений в 10 матчах. Баланс слегка отрицательный, но для начала неплохо. В нынешнем году есть кое-какой прогресс. В последнем матче вот разгромили «Агнцев Божьих Крестоносцев» – 3:0. По итогам 2001 года мы наградили наиболее отличившихся игроков – отца Майкла, лучшего бомбардира с 9 мячами, отца Карена – лучшего ассистента с 5 голевыми передачами. Конфуз вышел с номинацией «наиболее ценный игрок» – сразу 9 членов команды набрали в референдуме равное число голосов. Они и разделили награду.

– Не противоречит ли создание такого клуба канонам церкви?

– Ни в коем случае. Наоборот, полностью согласуется с ними. Святой Бенедикт в VI веке сказал: «Праздность – худший враг души». Это высказывание стало девизом клуба. Любая деятельность, и спортивная в том числе, оживляет церковь, оживляет веру и христианское самосознание, потому что пробуждает энтузиазм и инициативность. Этот тезис я озвучил еще в своей энциклике от 1990 года. И именно тогда впервые зародилась идея создать в Ватикане футбольный клуб. Святые отцы были в курсе, что футбол – моя давняя страсть. Они – Брендан и Найджел – проконсультировались с кардиналом Ратцингером, главой Конгрегации за Доктрину Веры, получили его добро, а также заручились согласием священника, тренировавшего команду монастыря из Аббатства Трех Фонтанов, возглавить задуманную ими команду. Собрав группу игроков, они пришли ко мне на аудиенцию. Проделанная ими работа стала для меня приятным сюрпризом. Я и не предполагал, что именно таковыми окажутся последствия моей энциклики. С великим удовольствием я отпустил им свое благословение и дал наказ блюсти высокий спортивный дух, потому что игроки фактически возводятся в ранг послов церкви. Более того, я не ограничился одним лишь напутствием и включился в решение некоторых рабочих задач – например, поиск экипировки.

А теперь у меня есть проект сооружения в стенах Ватикана стадиона, который отвечал бы международным требованиям.

– Каков статус игроков «Роверс»?

– Можно сказать, полупрофессиональный. Команда существует пока в основном на пожертвования паствы. Но мы не скрываем, что «Роверс» – социальная, а не клерикальная организация, и значит, может функционировать согласно установленным в миру правилам. Например, привлекать спонсоров. Поэтому не исключено, что со временем «Роверс» перейдут на профессиональные рельсы и включатся в структуру итальянского футбола.

ПРОПОВЕДЬ В ФУТБОЛКЕ

– Обязана ли принадлежность к католицизму быть непременным условием вхождения в команду?

– Как раз, напротив, я порекомендовал включить в нее одного-двух очевидных язычников и настоял, чтобы в ней был хотя бы один представитель протестантизма. Так повышается евангельский потенциал команды, что полезно в деле улучшения взаимопонимания между различными ветвями христианской семьи – такова наша общая линия.

– Это правда, что однажды вы появились в соборе Святого Петра в Риме, облачившись в футболку вместо сутаны, и в таком виде провели проповедь?

– Правда. Это было в тот самый день, когда я дал аудиенцию игрокам и руководителям «Лацио», выигравшим чемпионат Италии. Они преподнесли мне голубую майку своего клуба с фамилией Войтыла и номером 80 на спине (событие совпало с моим 80-летним юбилеем). После аудиенции мне предстояло отслужить проповедь, и у меня возникла идея порадовать паству необычной «формой». Кроме того, я решил этим подчеркнуть, что церковь – отнюдь не вещь в себе, не косная, чуждая людским эмоциям организация.

– Не могли бы поделиться воспоминаниями о вашей собственной футбольной карьере?

– Ну, карьера – это чересчур громкое слово. Речь идет не более чем об увлечении. Наша семья проживала в небольшом городке Вадовице в 50 километрах от Кракова, где мой отец, армейский лейтенант, осел после выхода в отставку. В Вадовице было около 6 тысяч поляков и католиков других национальностей, и еще полторы тысячи человек насчитывала еврейская община. По такому признаку мы обычно и делились на команды – католики против евреев. Но бывали и случаи «смешения». Дом, в котором жила наша семья, принадлежал евреям. Они хоть и твердо держались своей религии, но уважительно относились к вере иной. Я иногда вставал в ворота еврейской команды, если ей недоставало голкипера.

– Как вас называли ваши товарищи по футболу?

– Лелек, производное от Карола. Потом, в более взрослом возрасте, у меня появилась кличка «Мартына» – по имени Хенрика Мартыны, одного из ведущих игроков польской сборной. Он был не вратарем – защитником. Видимо, так меня прозвали из-за чисто внешнего сходства.

– Вы переживали за сборную Польши, когда она в 1938 году впервые поехала на чемпионат мира, во Францию?

– Вся страна за нее переживала! Это была очень сильная команда. Перед чемпионатом она громила крепких соперников – югославов (4:0), ирландцев (6:0). Но нам очень не повезло со жребием – попали сразу на бразильцев. Да и с ними играли абсолютно на равных, уступив лишь в добавочное время с фантастическим счетом 5:6. Никогда я не болел так сильно, как тогда, слушая радиорепортаж из Франции.

ЗАНЯТИЯ С ТОМАШЕВСКИМ

– Ходит легенда, что фантастическая игра в воротах Яна Томашевского, благодаря которой сборная Польши выбила Англию в отборочном цикле к чемпионату мира 1974 года, была следствием того, что вы чуть ли не тренировали его.

– Я с Томашевским действительно занимался, но мои «тренировки» носили скорее духовный характер, чем физический. Я учил его правильно молиться. А Англию мы победили еще и потому, что ее тренер Альф Рамсей, будучи протестантом, позволял себе неуважительные выпады в адрес католиков.

– Кроме футбола, какими еще видами спорта вы занимались?

– Лыжами. Любил совершать пешие прогулки на дальние расстояния.

– Как долго вы продолжали играть в футбол?

– В первые годы папства еще играл. Мы устраивали импровизированные матчи с моими помощниками прямо в Сикстинской капелле. Но однажды из-за сильного удара мяча откололся краешек потолочной фрески Микеланджело с изображением Адама и Евы. Пришлось это дело прекратить. В начале 80-х годов у нас была неплохая группа игроков. Мы бросали вызов любительским командам Италии, но те отказывались: чувствовали себя заранее обреченными на неудачу в игре с «Божьими атлетами». Соперники находились в атеистических странах Восточной Европы. Но и их мы обыгрывали с крупным счетом.

– Вы смотрели финал последнего чемпионата мира?

– Смотрел по телевизору, установленному в обеденной комнате на вилле, где я провожу отдых.

– За кого из двух вратарей болели – за бразильца Маркуса или немца Кана?

– За обоих поровну.

– Говорят, недавнее решение УЕФА сократить календарь Лиги чемпионов за счет устранения второй групповой стадии было принято не без вашего влияния.

– Вполне возможно. Весной я обращался к европейским властям с просьбой защитить спортивные идеалы, вспомнить, что в игре имеют значение не только деньги. Если природные характеристики футбола будут заменены на экономические, игра умрет.