Чижов рискует карьерой ради «Сатурна» - Советский спорт

Матч-центр

  • 6-й тур
    перерыв
    АЕК Ларнака
    Байер
    1
    2
  • 6-й тур
    перерыв
    Лудогорец
    Цюрих
    1
    1
  • 6-й тур
    перерыв
    РБ Лейпциг
    Русенборг
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Селтик
    Ред Булл Зальцбург
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Копенгаген
    Бордо
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Славия П
    Зенит
    2
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Спартак Тр
    Фенербахче
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Динамо З
    Андерлехт
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Спортинг
    Ворскла
    3
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Арсенал
    Карабах
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Дюделанж
    Бетис
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Олимпиакос
    Милан
    0
    0
  • Футбол05 ноября 2002 00:00Автор: Ляховенко Роман

    Чижов рискует карьерой ради «Сатурна»

    null

    ПЕРСОНА

    В нынешнем сезоне голкипер «Сатурна-REN TV» Валерий Чижов является одним из лучших вратарей премьер-лиги. Не помешала Валерию даже жуткая травма, полученная в матче против московского «Спартака», когда после столкновения с Владимиром Бесчастных его увезли в реанимацию с переломами носа и лицевой кости. В недавнем поединке с московским «Локомотивом» сатурновский голкипер вновь продемонстрировал феноменальную игру, а сейчас вместе с партнерами борется за четвертое место в российском первенстве.

    В 15 ЛЕТ ПОЛУЧАЛ БОЛЬШЕ РОДИТЕЛЕЙ

    — Когда я учился в первом классе в одной из московских школ, к нам пришел футбольный тренер и стал агитировать ребят записаться в футбольную секцию, — рассказывает Валерий Чижов. — Естественно, я был в числе тех, кто откликнулся на его предложение. Причем начинал защитником, поскольку в группе был самым высоким. Но наши вратари пропускали чересчур много голов, и тренер поставил в «рамку» меня. И пошло-поехало…

    — В «Спартак» вы попали из юношеской «Смены», в которой определились со своим игровым амплуа.

    — Точно. Селекционеры «Спартака» заметили меня, когда я выступал за юниорскую сборную СССР на мемориале Гранаткина, и пригласили в клуб. Так я стал спартаковцем.

    — При знакомстве со звездами красно-белых сильно волновались?

    — Еще бы! Помню, стоял около метро «Сокольники» возле клубного автобуса и мимо меня прошли Родионов, Черенков, Карпин, Мостовой. По телу мурашки побежали… Разместились они, а потом и я залез, сел на свободное кресло. В «Спартаке» было принято перед тем, как занять место в автобусе, со всеми поздороваться. И вот я захожу и жму им руки! Потом, конечно, через пару месяцев уже узнавать меня начали, и мандраж прошел.

    — Родители не были против вашего увлечения футболом?

    — Поначалу сопротивлялись. Они у меня оба заводские, работали на деревообрабатывающем заводе на пилораме. Хотели, чтобы я окончил техникум, пошел по их стопам либо стал таксистом. Но когда я привез с турнира свою первую зарплату, которая была больше их месячных окладов вместе взятых, больше на мозги не капали (улыбается).

    — Так много заработали?

    — Да, пятнадцатилетним парнем я принес родителям полторы тысячи рублей, а они получали по двести, не больше. Мы играли какой-то турнир в Красноярске, на родине Олега Романцева. Я заменил Стауче за пятнадцать минут до конца и таким образом дебютировал в «Спартаке».

    — После этого вы провели в стане красно-белых шесть лет и практически не выходили в основе…

    — Да, шансов пробиться в основной состав у меня почти не было. Конкуренты были уж слишком звездные — Черчесов, Стауче, Помазун, Тяпушкин. В итоге оказался в нижнекамском «Нефтехимике». В дубле «Спартака» ведь не те зарплаты, что в основе. А я к тому времени уже женился, надо было кормить семью. Поэтому и решил продолжить карьеру в первой лиге. Что любопытно, спартаковские руководители через полгода призывали меня вернуться. Но я уже готовился к отъезду в «Брюгге».

    ОДИН ГЛАЗ ВИДИТ ЛУЧШЕ ДРУГОГО

    — И тут — первая серьезная травма.

    — Да, за неделю до отъезда в Бельгию порвал ахилл и целый год провел без футбола. Ходить учился заново — какая уж тут Бельгия. В результате оказался в «Сатурне», поднялся с ним в высшую лигу.

    — За годы выступления в подмосковном клубе вам еще дважды пришлось ложиться под нож…

    — Началось все с того, что во время первого сезона в Раменском нередко пропускал обидные голы. Состав еще не был толком наигран, поэтому партнеры часто ошибались. А я не всегда выручал. К тому же на обследовании у меня обнаружили незначительные проблемы со зрением. В итоге я решился на операцию, только бы меня незаслуженно не обвиняли в том, что я вижу не все, что летит в ворота. Операцию делали, как и в первый раз, в Москве, на Таганке. Помог Дима Гончаров, с которым мы когда-то играли за сборную Москвы. Его отец хорошо разбирается в офтальмологии — он и привел меня в клинику.

    — После этого ваши дела пошли в гору. Но, судя по вашим словам, дело было скорее в психологии, чем в реальной пользе от операции.

    — Вы правы. После этого я понял, что больше никто не сможет сослаться на мое здоровье, и почувствовал уверенность в своих силах. Она не покидает меня до сих пор. А после операции, которая делалась при помощи лазера, один глаз у меня теперь видит лучше, чем у обычных людей. Видать, перестарались медики (улыбается). Но это мне ни капли не мешает.

    — Все бы хорошо, но в этом году случилось злополучное столкновение с Бесчастных…

    — Я глубоко переживал несчастье, случившееся с Сергеем Перхуном. А тут и сам оказался в похожей ситуации. Когда поступил в больницу, врачи хотели просто вправить нос. А оказалось — все лицевые кости раздроблены. Собрали по кусочкам, напихали бинтов для поддержания формы носа, а когда хотели через две недели вытаскивать, оказалось, что они уже прижились и удалению не подлежат. Пришлось опять резать. В результате поставили на лицо платиновую пластину, от переносицы до виска. Она поддерживает срастающиеся кости. Сейчас играю на свой страх и риск — врачи советовали пропустить этот сезон и готовиться к следующему, говорили, что я рискую всей карьерой. Предупреждали, что при повторном повреждении кости уже не соберешь. Но слишком велико желание помочь клубу, поэтому я не мог не вернуться досрочно. Ребята заходили ко мне в палату и были просто в шоке. Приезжал и Вова Бесчастных — на него зла не держу. Такова уж вратарская доля.

    ЖЕНУ НАШЕЛ В «МАКДОНАЛДСЕ»

    — Давайте поговорим о «Сатурне-REN TV». Можно ли сказать, что в этой команде вы нашли себя?

    — За четыре года, проведенные в подмосковном клубе, все для меня стало родным: и ребята, и база, и стадион, и руководство. Если вначале возникали определенные трения, то теперь дела обстоят наилучшим образом.

    — В клубе вы принадлежите к заводилам или же предпочитаете наблюдать за тем, как «прикалываются» другие?

    — По ситуации. Вообще, нам сейчас не до шуток. Ребята напряжены, все хотят занять четвертое место. Любая усмешка может быть неправильно истолкована. Вот, например, недавно наш ганец Принс Амоако чуть не устроил разборку с Эдиком Мором прямо во время матча, а на днях на тренировке схлестнулся с Муратовичем. А вообще заводил у нас хватает: Серега Рогачев, Андриан Сосновский, Дима Ляпкин.

    — Последние двое — ваши постоянные партнеры по бильярду.

    — Любим мы это дело. Причем соревнуемся с переменным успехом — черные дни у каждого из нас бывают не только в футболе (смеется).

    — Напоследок — о семейной жизни. Правда ли, что свою будущую жену вы нашли в «Макдоналдсе»?

    — Скорее, возле него. Мы с Андреем Коноваловым, который сейчас выступает в казанском «Рубине», увидели на Пушкинской, возле «Макдоналдса», двух симпатичных девчонок. Почему, думаем, не подойти? В итоге получилось, что одна из них, Наташа, стала моей супругой. Хотя ухаживать долго пришлось — больше трех лет. Сейчас воспитываем дочку Сашу. Она с женой — моя главная радость.

    БЛИЦ-АНКЕТА

    Любимое блюдо — пельмени, винегрет
    Любимый напиток — чай. Но после матча две-три кружки пива не помешают. Предпочитаемая марка пива — «Эдельвейс»
    Любимый фильм — старые отечественные комедии
    Любимое животное — попугай. Недавно Чижов подарил дочке попугая по имени Гриша.
    Любимая машина — «Мерседес»

    ДОСЛОВНО

    Наталия ЧИЖОВА, супруга:

    — Валера очень спокойный человек. После неудачных матчей волосы на голове не рвет, тарелки не бьет. Но ничего не скрывает, всегда открыто высказывает мнение о партнерах, о своей игре. Еще он очень добрый, а главное, щедрый — дарит много подарков. Когда мы только познакомились, Валера часто говорил, что едет на какую-то базу. Я имела смутное представление о футболе, поэтому думала, что это плодоовощная.