Холодные войны - Советский спорт

Матч-центр

  • 03окончен
  • Футбол05 ноября 2002 00:00

    Холодные войны

    null

    ФУТБОЛ И ПОЛИТИКА

    ЯПОНИЯ И КОРЕЯ ССОРИЛИСЬ ДАЖЕ ПО ПУСТЯКАМ

    Эксперимент с совместным проведением крупного футбольного турнира нациями-антагонистами уже, как известно, проведен. И этот опыт однозначно признан негативным. ФИФА объявила ЧМ-2002 первым и последним мировым чемпионатом с двумя хозяевами. Об этом во время жеребьевки финальных групп в Пусане поведал (видимо, имея на то полномочия) Мишель Платини, главный советник президента ФИФА Зеппа Блаттера. Как сказал француз, проблемы, связанные с раздвоением, значительно перевешивают плюсы. Тем более, если речь идет о странах с непростыми взаимоотношениями, как в случае с Японией и Кореей.

    С издержками разделения чемпионата мира на две страны ФИФА довелось столкнуться довольно скоро: когда в отношениях Японского и Корейского оргкомитетов возникли разногласия в связи с порядком упоминания стран на афишах и билетах.

    Японцы уведомили было своих партнеров в том, что они собираются первой ставить название своей страны. Корейцы возразили против такого поворота событий, указывая на официальное название турнира – «2002 World Cup Korea/Japan». «Как можно что-то здесь менять? Ведь это – торговая марка», – не уступал Чун Мон Чжун.

    ФИФА быстро положила конец распрям. Из ее офиса поступило разъяснение: порядок должен оставаться таким, какой значится в «товарном знаке», и точка. Японцам в конце концов грех жаловаться, поскольку изначально они уступили Корее право стоять первой вовсе не из чистого альтруизма, а в обмен на право провести финальный матч у себя в Иокогаме.

    НОГА МИКАДО НИ РАЗУ НЕ СТУПАЛА НА КОРЕЙСКУЮ ЗЕМЛЮ

    Впрочем, полностью справиться с межнациональными барьерами ФИФА все равно было не по силам. Скажем, впервые оказалась нарушенной традиция, по которой высший государственный правитель принимающей страны обязательно присутствует на матче открытия. О том, чтобы японский император Акихито прибыл 31 мая в Сеул, и речи никакой не шло. Начиная с 1945 года, когда завершилась 35-летняя оккупация японцами Корейского полуострова, еще ни разу нога микадо не ступала на землю Страны Утренней свежести. И сейчас, хотя корейцы приглашали Акихито, в свете напряженных отношений двух стран японская сторона не сочла этот политический акт возможным. Высшим лицом на церемонии от Страны Восходящего Солнца стал премьер-министр Дзюнитиро Коидзуми.

    Акихито, чей отец Хирохито был главнокомандующим в период Второй мировой войны, попытался в декабре 2001 года, на праздновании своего 68-го дня рождения, сгладить антияпонские настроения упоминанием о своих корнях, идущих с полуострова. «Я ощущаю свое родство с Кореей», – произнес он, пояснив, что в историческом документе VIII века записано: мать японского императора Камму (736-806), то есть далекого пращура Акихито, была из колена короля Муръена, который правил в 501-523 годах Пекчхе, одним из трех древних королевств на территории современной Кореи.

    Этот факт генеалогии правящего рода известен студентам-историкам, но он редко упоминается в обыденной жизни Японии, особенно в свете событий прошлого века. А ремарка микадо – такой вывод сделали наблюдатели – свидетельствует о его сожалении по поводу того, что он не сможет посетить церемонию открытия в Сеуле.

    БРИТАНСКОЙ СБОРНОЙ – ДРУЖНОЕ «НЕТ»!

    Однажды Зепп Блаттер в своем интервью телекомпании ВВС высказался на тему, как было бы здорово, если бы четыре британские ассоциации объединились и представили на Олимпийских играх единую футбольную команду. Из штаб-квартир этих самых ассоциаций в его адрес тут же поступила дружная отповедь.

    В их негативной реакции читалось опасение, не послужит ли данное объединение первым шагом в процессе, результатом которого может стать потеря независимости ассоциаций. Блаттер в ответ заверил, что его идея не имеет ни малейшей связи с утратой привилегии, которой издревле пользуются Англия, Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия.

    Особенно гневно отреагировали на предложение президента ФИФА шотландцы. «С 1872 года мы существуем как независимая футбольная нация, и нам нет никакой выгоды менять наш статус, – говорилось в их заявлении. – К тому же на Олимпийских турнирах разрешено выступать игрокам до 23 лет, а молодежная сборная – подспорье для первой. Это прописные истины. Как мы можем рубить сук, на котором сидим?»

    КСТАТИ

    В июле 1969 года именно из-за футбола началась война между Сальвадором и Гондурасом. Произошло это после того, как национальная сборная Гондураса проиграла своему сопернику в отборочном матче чемпионата мира.