«Fiel» означает «преданная» - Советский спорт

Матч-центр

  • 18-й тур
    окончен
    Кан
    Тулуза
    2
    1
  • 16-й тур
    2-й тайм
    Болонья
    Милан
    0
    0
  • Герта
    Аугсбург
    2
    2
  • Вольфсбург
    Штутгарт
    2
    0
  • Фортуна
    Боруссия Д
    2
    0
  • Футбол12 ноября 2002 00:00Автор: Фесуненко Игорь

    «Fiel» означает «преданная»

    null

    НА ФУТБОЛЕ

    Продолжая рассказ о бразильских торсидах, хочу теперь познакомить вас с совершенно уникальным явлением в этой сфере — торсидой сан-паульского футбольного клуба «Коринтианс». Родилась она в 1910 году, вместе со своей командой, сразу же ставшей, в отличие от «Сан-Паулу», «Палмейраса», «Сантоса» и других «больших» клубов штата, прибежищем незнатных футболистов, выходцев из народа.

    Помните, с полгода назад я уже рассказывал о том, как пять рабочих парней из квартала Сан-Ретиро в маленькой парикмахерской решили создать свой клуб. Народный, рабочий. Таким он и остался навсегда, этот «Коринтианс», ставший самым популярным клубом штата, вокруг которого объединилась многомиллионная торсида. Есть у нее интересное имя. О нем — чуть позже, а сначала — история о том, как этой торсиде, многострадальной и терпеливой, пришлось однажды ждать победы любимого клуба в каком-нибудь из турниров целых 22 года. Или, если уж быть совсем точным, 22 года 8 месяцев 7 дней 4 часа и 36 минут! С такой скрупулезностью был подсчитан местными статистиками срок, отделявший победный гол в чемпионате 1954 года (завоеванном, правда, 6 февраля 1955-го) от гола, который принес следующую победу и был забит 13 октября 1977 года…

    Нет, вы вдумайтесь в эти цифры: 22 года торсида «Коринтианса» ожидала победу своего клуба! Двадцать два года!

    За эти два с лишним десятилетия неузнаваемо изменились и страна, и мир. Пришел в большой футбол и ушел из него великий Пеле, успев забить более 1200 голов (в том числе немалую толику — в ворота «Коринтианса»!). Трижды бразильцы становились за это время чемпионами мира. В стране был свергнут режим президента Гуларта, власть захватили генералы, двадцать лет со скучной регулярностью сменявшие друг друга в президентском дворце. В США за эти годы ушел в отставку с поста президента Дуайт Эйзенхауэр и был убит его преемник Джон Кеннеди. Его сменили в Белом доме Линдон Джонсон, Никсон и Форд. Разгорелась и закончилась война во Вьетнаме. В Англии скончался Уинстон Черчилль, во Франции ушел в мир иной генерал Де Голль, а в Китае лег в мавзолей заснувший вечным сном Великий кормчий. В далекой России Сталин успел поцарствовать и был бесцеремонно смещен борцом с культом Никитой Хрущевым. Потом начал зарождаться новый культ — генсека Брежнева. Люди вышли в космос, Гагарин крикнул: «Поехали!» — и успел рассказать миру, что Земля — голубая, американские астронавты доставили на Землю кусочки Луны. Менялись эпохи, мир стал иным, а коринтианос все ждали и ждали победы.

    Не случайно, видать, один из самых верных поклонников этого клуба поэт и композитор Жилберто Жил сказал однажды: «Быть коринтиано — это значит согласиться с тем, что каждый год ты будешь страдать».

    Да, именно это чувство — страдание — является определяющим, когда речь заходит об «алвинегрос» — «черно-белых», как называют себя фанаты «Коринтианса». За все свои нескончаемые страдания, за долготерпение и верность любимому клубу они также прозвали свою торсиду, крупнейшую в самом крупном штате страны Сан-Пауло и вторую по численности в стране после «Фламенго», трогательным и точным словом «Fiel» — «верная» или «преданная». А еще она зовется «коринтианская нация». И вообще она самая необычная, самая своеобразная из бразильских торсид. Почему? Об этом — в следующих колонках.

    * ЦИТАТА ДНЯ:

    Мы идем на футбол именно для того, чтобы выплеснуть свои эмоции, освободиться от них, ничего не пряча. И там, на футболе, нет начальников и подчиненных, там только болельщик, человек, который любит клуб и отдается этой любви, проживая во время матча судьбу своей команды.

    Нельсон Родригес, бразильский писатель