В прошлом номере «ФК» опубликовал письмо одной мамы воспитанника спартаковской школы. Напоминаем вам некоторые выдержки из письма.

«Одним из первых нововведений господина Червиченко на посту президента ФК «Спартак» стало составление «договора» для воспитанников футбольной школы «Спартак», — пишет взволнованная мама.

«Наших детей берут в рабство, причем за наш же счет, — утверждает она. — От лица всех родителей футбольной школы «Спартак» просим рассказать о правомочности этого «договора».

Наши старшие коллеги из «Советского спорта» оперативно связались с директором футбольной школы «Спартак» Сергеем Юраном и техническим директором ФК «Спартак» Александром Шикуновым.

Во главе спартаковской академии стоит Сергей Юран, известный в прошлом форвард, сам поигравший за красно-белых. Он выразил надежду, что в ближайшем будущем его подопечные смогут приносить реальную пользу команде мастеров «Спартака».

— Что заставило спартаковское руководство ввести систему контрактов? — вопрос к Сергею Юрану. — Ведь не секрет, что поначалу некоторые родители отнеслись к ней настороженно.

— Талантливая молодежь просто утекает из «Спартака». К примеру, один из годов выпуска был попрoсту разграблен, — рассказывает Сергей. — Тренер вкладывал в них душу, занимался с ребятами, возил за границу. А потом приехали люди из Украины, соблазнили родителей, посулив им по 2—3 тысячи долларов. Те пришли в школу, забрали детей с собой и отдали, допустим, в Киев. Куда это годится?

— И как обстоит дело теперь?

— Мы с Александром Шикуновым и Андреем Червиченко при участии юриста «Спартака» разработали систему, при которой подобных неприятностей удается избежать. Теперь можно работать с ребенком, не боясь того, что его «украдут». Без нашего согласия парень уйти не сможет. Если на протяжении двух-трех лет игрок не прибавляет в мастерстве, то мы собираем специальный тренерский совет с целью прояснить его дальнейшее будущее. Либо отпускаем его, давая возможность при желании перейти в любую другую школу, либо, если футболист признается перспективным, обязываем его выплатить нам предусмотренную соглашением компенсацию. Ее сумма устанавливается исходя из того, сколько средств было вложено в воспитание мальчика.

— То есть с детским рабством, как поспешил окрестить новую систему кто-то из родителей, соглашение не имеет ничего общего?

— Абсолютно ничего. Перед тем как эти договоры вступили в силу, мы провели родительское собрание, где обрисовали папам и мамам все перспективы. Сказали, кто не хочет — забирайте ребенка и уходите в «Локомотив», ЦСКА, куда угодно. Кто хочет подписать контракт — ознакомьтесь с новыми условиями. В чем признак родительского недоверия? Они просто хотят перестраховаться, а вдруг кто-то больше за их чадо предложит? Ставят деньги во главу угла. Некоторые вообще считают, что их ребенок должен чуть ли не в «Милане» играть. От такой уверенности в чужих силах страдает в первую очередь сам футболист. Клуб же просто-напросто должен быть уверен в том, что не зря вкладывает свои деньги.

— В чем отличие юношеского договора от настоящего, взрослого контракта?

— Когда взрослый человек подписывает контракт, ему не нужен попечительский совет, там зарплата начисляется непосредственно игроку. Детский подписывается родителем, ибо он и несет основную ответственность за ребенка.

ДОСЛОВНО

Александр Шикунов, технический директор «Спартака»:

Никакого рабства в «Спартаке» нет и быть не может. Соглашения с юными футболистами и их родителями уже давно стали нормой во всем мире. Если по истечении двухлетнего соглашения игрок не хочет продолжать обучение, его никто не держит — пусть играет на скрипке, фортепиано, вообще занимается, чем хочет. Но клуб должен иметь гарантию того, что воспитывает футболиста с выгодой для себя. Если вся Москва придет к нам обуваться, одеваться, а потом сделает ручкой, ничего хорошего для «Спартака» не будет.