ВРАТАРСКАЯ КОНКУРЕНЦИЯ

 Вратарская конкуренция – самая острая. Если полевому игроку тренер может найти «нишу» в составе, изменив его функциональную задачу, то место в воротах, согласно правилам, обязана занимать только одна командная единица – голкипер. В сборной России вратарская дуэль не только острая, но еще и самая яркая, уж больно самобытные личности претендуют здесь на пост № 1 – Сергей Овчинников и Руслан Нигматуллин.

ВДВОЕМ В ВОРОТА НЕ СТАНЕШЬ!

Футбольная судьба часто подкидывает Руслану Нигматуллину конкурентные задачки. Так было в «Спартаке» и в «Вероне», то же самое сейчас происходит в сборной и ЦСКА.

— У вратарей доля такая, — объясняет причины жесткой вратарской конкуренции Руслан. — Место в воротах только одно. Двое не уместятся (смеется)…

— Какой, на ваш взгляд, должна быть идеальная вратарская линия?

— Прежде всего замечу, что двух сильных, равноценных вратарей лучше развести по разным командам. Стоять в очередь – это неправильно. Ничего хорошего из этого не выйдет. Подобная ситуация в свое время сложилась у меня в «Спартаке»: я и Филимонов стояли через матч. Чем это закончилось, все знают – я ушел в «Локомотив», где мне больше доверяли. Первый номер должен постоянно ощущать, что он первый. Вратарская психология – вещь тонкая, без доверия здесь никак. Так что, на мой взгляд, в команде должен быть один опытный вратарь, играющий, и второй – дублер, с прицелом на будущее. Ученик.

— Прямо как сейчас у вас в ЦСКА: Нигматуллин – Мандрыкин.

— Я бы так не сказал. Мандрыкин – уже сам состоявшийся вратарь.

— Бывало ли такое, что в конкурентную борьбу вратарей вмешивалась тренерская воля и вы, будучи заведомо сильнее, оказывались на скамейке запасных?

— В «Вероне» произошло нечто подобное. Там конкуренции не было и в помине. Имело место моральное обязательство тренера перед Ферроном – дескать, пускай ветеран спокойно отстоит последний год. Я же оказался на положении запасного.

— Мечты о серии «А» шестимесячное пребывание в веронском запасе не убило?

— Нет. Проявить себя в итальянском чемпионате по-прежнему остается моей целью.

— Кому из современных вратарей, не раздумывая, отдали бы перчатки и уступили место в составе?

— Оливеру Кану. Меня подкупают его спортивная злость и надежность. Только вот кусаться, как он, никогда не буду (смеется). Разные мы…

— А с кем бы из своих конкурентов пошли в разведку?

— С Платоном Захарчуком. Прекрасный парень и вратарь отличный. Мы с ним еще в «КамАЗе» играли, а потом и в «Локо». Любопытно, что интересы у нас вроде бы разные, но общий язык нашли легко. Захарчук даже интернетом стал увлекаться. Хочется верить, что благодаря мне (улыбается).

РОЛЬ ВТОРОГО ПЛАНА – НЕ ДЛЯ ОВЧИННИКОВА

Сергей Овчинников вернулся в сборную после почти двухлетнего перерыва. Вернулся, чтобы от звонка до звонка отстоять два с половиной матча сборной России в отборочном цикле Евро-2004 (половинку мы наиграли в Грузии). Однако не всегда карьера Босса подразумевала белую полосу основы — была в его жизни и скамейка запасных.

— Когда я играл в «Бенфике», мне тренеры Прюдомма предпочитали, – вспоминает Сергей. — Понять их можно… Имя! Лучший вратарь чемпионата мира! А вот с Байей мне посоперничать не удалось. Так получилось, что когда я выступал, он лечился. Какие отношения были с конкурентами? Не сказал бы, что натянутые, но и не дружеские точно. Узнали, кто сегодня будет играть, и все – разошлись. Это потом, когда Прюдомм уже закончил карьеру, у нас с ним установились прекрасные отношения.

— Не поздновато?

— Я вообще считаю, что нормальная конкуренция не подразумевает тесной дружбы. Это будет только мешать работе.

— Что получается, у вратаря Сергея Овчинникова вообще не было друзей среди голкиперов-конкурентов?

— Почему же! Я в сухумском «Динамо» конкурировал с отличным парнем – с Сергеем Смеловым. Он в свое время стоял в Камышине. Мы с ним пересекались в нескольких командах, и всегда у нас были очень хорошие отношения. И сейчас в «Локомотиве» у меня отличный товарищ — Заур Хапов. Причем интересно, что и со Смеловым, и с Хаповым мы почти ровесники. Это к слову о поиске идеальной вратарской линии. Молодой — старый, опытный — зеленый…

— Как вратари относятся к такому последствию конкурентной борьбы, как скамейка запасных?

— Все зависит от человека. Вратарь должен для себя определиться, может ли он мириться со статусом запасного или нет. Я, например, на роль второго плана не согласен. Для меня нет такого понятия – «второй вратарь»! Но это не значит, что я могу ставить какие-то ультиматумы или уйти, хлопнув дверью. Есть футбольное поле — там и надо доказывать, кто сильнее. Только так.

— А есть такие вратари, кто хлопает дверью или обращается к тренеру с «просьбами об основе»?

— Наверное, есть. И их тоже можно понять. Это ведь не что иное, как средство борьбы за место в составе. Футбол — такая же работа, как и любая другая. Каждый выбирает свой путь.

ДОСЛОВНО

Овчинников о Нигматуллине: «Несмотря на нашу с Русланом конкуренцию у нас остаются ровные отношения. Рабочие. Завоевываем место в основном составе сборной честным путем. И никаких трений между нами никогда не возникало».