В ЦЕНТРЕ ПОЛЯ

– Президент «Интера» Массимо Моратти всегда был известен своим корректным отношением к тренерам. Даже если их ошибки очевидны всем, он, по крайней мере на публике, старался их затушевать, старался произнести какие-то слова поддержки в их адрес.

А вот после субботнего дерби мы впервые увидели его другим. Моратти не зашел в раздевалку к игрокам, как он это обычно делал, даже если матч проигран. Он из своей почетной ложи промчался быстрым шагом сразу на выход – и сел в машину. Единственное, что от него в тот момент услышали, было следующее: «Купер ошибся. Еще когда я прочитал состав, понял, что все закончится именно так». И эти слова так же были необычны в его устах.

Моратти дал понять, что он не только президент, но и болельщик своего клуба. Может быть, больше болельщик, чем президент. И, может быть, самый заядлый из всех. «К дерби нельзя относиться как к рядовому матчу, – сказал он спустя некоторое время, когда пришел в себя и остудил эмоции. – Надо рисковать, надо забыть об усталости, о боли, о микротравмах. Надо играть через не могу. Все сильнейшие должны выходить на поле. Вот почему, когда я не увидел в составе Креспо и Дзанетти, я был неприятно удивлен. Получалось, что мы сами сдаем игру «Милану». Ради чего, спрашивается? Может быть, Купер держал в голове предстоящий матч Лиги чемпионов? Но он что, забыл про значимость дерби? Забыл, что ему всегда должен отдаваться приоритет? Я уж не говорю о том, что второй раунд Лиги чемпионов еще даже не начался и впереди шесть туров. Допускаю, что Купер – гибкий тактик, и он знает, как распределять нагрузку между игроками оптимальным способом. Но, подчеркиваю, это был случай, когда не гибкость надо проявлять, а решимость. Решимость и самоотдачу. Команда, представшая на поле, не обладала должным потенциалом. Меня злило, что мы, уступая в счете, не можем прибавить в игре, чтобы зажать соперника. Некоторые говорят теперь: мы, дескать, по игре не уступали. Вот если бы, мол, забил Вьери, если бы забил Консейсан… Да дело не в том, что они упустили свои моменты! Дело в том, что мы сами предоставили «Милану» гандикап, и за это поплатились».