ЗВЕЗДА

Каких только эпитетов и сравнений не удостаивался за свою карьеру 22-летний полузащитник дортмундской «Боруссии» Томаш Росицки. Его ставили благодаря таланту в один ряд и с Моцартом, и с Микеланджело. Однако эти гении трудились, по большому счету, для себя, а Томаш обладает не только высоким индивидуальным мастерством, но и умением играть на команду, что он и продемонстрировал в недавней встрече с «Локомотивом».

НЕ НАДО СПЕШИТЬ ОТРЫВАТЬ ГОЛОВУ

В матче с железнодорожниками игроки «Боруссии», не успев получить пас, тут же искали глазами свою десятку, чтобы доверить чеху право продолжить комбинацию. После встречи Томаш любезно уделил нам несколько минут и дал ответы на интересующие вопросы, никоим образом не показав, что он звезда. Вежливо, немного застенчиво Росицки описал свои трудовые и личные будни.

— Вы стали звездой в звездном коллективе. Подскажете рецепт, как вам это удалось?

— Все дело в атмосфере, которая царит в «Боруссии». Маттиас Заммер (главный тренер «Боруссии». — Прим. О.А.) не имеет правила тут же отрывать голову футболисту, допустившему ошибку. У каждого есть шанс исправиться. Но если дважды наступаешь на одни и те же грабли, то вот тут уж держись: тренер сотрет тебя с лица земли.

— Совсем недавно вам исполнилось 22 года. Не тяжело ли в таком молодом возрасте да еще вдали от родины выдерживать все «тяготы» славы?

— Боюсь вас разочаровать, но я обычный молодой человек — только иногда играю в футбол. Вот и все мое отличие от тысячи молодых людей в Германии.

— А как же быть с поклонницами, которые просто без ума от вас?

— Это не мешает мне совершенно. Здесь, в Германии, знают разумные пределы. Вот где-нибудь в Италии или в Бразилии пришлось бы туго. Кроме того, какой же молодой человек не будет испытывать радость от того, что на него заглядываются девушки?

— Многие звезды одного с вами возраста позволяют себе частенько разные вольности, списывая это на издержки гениальности. Вы же держитесь скромно. Как вам это удается?

— Очень легко. У меня есть хорошие друзья, которые время от времени говорят мне, что я откровенная сволочь (смеется). Вообще я по натуре такой человек, что шумное окружение меня тяготит, и я стараюсь скрыться от всех глаз и насладиться спокойной обстановкой.

— Кто же ваш самый строгий критик?

— Конечно, мой отец. Всю свою жизнь он поучает меня. Первый год, как я переехал в Дортмунд, он жил вместе со мной. Так после каждой игры он усаживал меня перед собой и показывал: «Это было плохо, это было очень плохо, а это вообще ни в какие ворота не лезет». Подобные нравоучения здорово мне помогли не остановиться в росте.

— Один великий футболист поставил вас между богом и Пеле по таланту…

— Я думаю, не надо обижать короля футбола. Король должен быть один, и он уже есть. Я же стараюсь сказать свое слово в футболе.

С КОЛЛЕРОМ МОЖЕМ РАЗБУДИТЬ ДАЖЕ МЕРТВОГО

— Однажды вы сказали, что больше всего тратите денег на бензин. Вы любитель машин?

— Нет, это я сказал после того, как предпринял путешествие на автомобиле в Чехию. Расстояние в 700 километров стало сущим адом и тратой денег. Я настолько вымотался, что подумал: если я проеду еще несколько километров, то моя голова уже никогда не сможет решить даже элементарной математической задачи. Больше я подобных вояжей предпринимать никогда не буду. Мне бы лучше дома посидеть. Например, перед компьютером. Вот мое истинное хобби.

— Но каждый человек должен иметь под рукой человека, которому он может выложить самое сокровенное.

— Такой человек – мой брат. Он старше меня на три года, но лучшего друга у меня нет. Маттиаса Заммера я с удовольствием всегда слушаю. Но откровенничать с братом — это святое.

— А как же ваш соотечественник и партнер по клубу Ян Коллер? Вас что-нибудь объединяет, кроме того, что у вас одна родина?

— Я приехал в Дортмунд на полгода раньше Яна, а потому помогал ему здесь обживаться. И мы настолько сблизились, что разница в семь лет совершенно не чувствуется. Более того, он часто ведет себя, как ребенок, в хорошем смысле этого слова. Ян такой же спокойный человек, как и я, и мне доставляет удовольствие проводить с ним время. Однако когда мы начинаем играть друг против друга в футбол на компьютере, шум поднимается такой, словно его создают человек двадцать — проснется даже мертвый. Во многом все это из-за Яна. Он всегда бушует, когда проигрывает мне, а проигрывает он практически всегда.

ЛЮБОПЫТНО

В прошлом году Томаш Росицки, открыто заявлявший о своей непритязательности к моде, неожиданно сменил имидж, и вместо длинных волос однажды на его голове появился довольно несуразный ежик. Как оказалось, чех доверился своим партнерам по «Боруссии» Эванилсону и Деде, мечтой которых с детства было стать парикмахерами. Однако с Росицки они явно перемудрили, и еще долго журналисты шутили по поводу прически Томаша, которая наводила на мысль, что у Росицки — тиф.

НАША СПРАВКА

Томаш РОСИЦКИ (Чехия)

Полузащитник дортмундской «Боруссии»
Родился 4 октября 1980 года в Праге.
Рост 178 см, вес 65 кг.
Ранее выступал за чешские клубы «Компресоры» (Прага) и «Спарта» (Прага).
Двукратный чемпион Чехии, чемпион Германии.
Всего за национальную команду сыграл 24 матча, забил 5 мячей.

ДОСЛОВНО

— Что за шницель к нам приехал? Мальчик, отъешься сначала, а потом о футболе думай.

Газета «BILD» (после прибытия Томаша Росицки в Дортмунд)