ПОРТРЕТ ЗВЕЗДЫ

Голкипер «Локомотива» Сергей Овчинников, безусловно, знает себе цену. Однако нет сомнения в том, что Сергей все же больше любит футбол в себе, чем наоборот. Не случайно отлично знающие его люди могут рассказать о нем гораздо больше, чем сам вратарь, – в своих интервью он предпочитает говорить в основном о любимой работе.

БРАЧНУЮ ЦЕРЕМОНИЮ ПРОВЕЛ В ПОСОЛЬСТВЕ

«Поговорить о Сергее? Что ж, я готова, если мое мнение о нем будет интересно читателям», – ответила на мою просьбу жена голкипера Инга Овчинникова.

— Вы долго изучали друг друга, прежде чем дело дошло до свадьбы?

— Нет, мы познакомились летом 97-го, а примерно через полгода поженились. Я никогда не задумывалась, сколько времени необходимо, чтобы принять решение создать семью. В этой сфере все характерами личностей определяется. По-моему, дело вообще не в сроке – как только начинаешь ощущать, что развивается взаимное серьезное чувство, можно регистрировать отношения.

— Значит, вы почти сразу поняли, что отношения с Сергеем приведут к созданию семьи?

— У нас как-то быстро возникло взаимопонимание, возможно, потому, что оба мы к тому времени были уже взрослыми, сложившимися людьми. И о решении расписаться мне потом жалеть не приходилось. Надеюсь, Сергею тоже.

— Как восприняли ваш выбор профессионального футболиста себе в мужья родители?

— Они всегда уважительно относились к моим решениям. Тем более спорт в нашей семье в почете. Я ведь сама еще в школьные годы выполнила норматив мастера спорта по плаванию. Правда, в студенческие годы тренироваться перестала – в плавании ведь годам к восемнадцати остаются в основном только те, кто способен побеждать на крупнейших стартах. Что же до футбола, то до знакомства с Сергеем я имела о нем лишь общее представление. Ведь в Риге, где я жила, гораздо популярнее хоккей. Но сейчас происходящее на поле, думаю, могу воспринимать в различных нюансах.

— А как вы познакомились с будущим мужем?

— Со спортом наше знакомство никак не связано. Я довольно часто приезжала в Москву из Риги к друзьям. И однажды мы оказались в компании, в которой был и Сергей. Любовь с первого взгляда? Нет, наверное. Но вскоре мы стали встречаться, и наши чувства окрепли, заставив нас быть вместе.

— Свадьбу сыграли в Москве?

— Нет, в начале 98-го года Сергей как раз отправился в Португалию. Так что наша брачная церемония состоялась в российском посольстве в Лиссабоне. В принципе, она была простой формальностью, на ней даже никто из наших родственников не присутствовал, но мы все-таки решили не пренебрегать подобными вещами.

— А с российским размахом отпраздновать вступление в брак вам не хотелось?

— Это как раз не обязательно. Мы с Сергеем до сих пор о другом мечтаем – хотим, наконец, повенчаться. Наметили уже кое-какие планы, но о времени и месте проведения церемонии говорить вслух сейчас, конечно, не стоит.

— Но она должна состояться в православном храме?

— Да, разумеется. Мой отец – латыш, а мама – эстонка. Но она – православная, как и я. Кстати, не удивляйтесь, что я говорю без акцента. Ведь русский в нашей семье всегда был основным языком.

— Вашему сыну уже ведь, по-моему, четырнадцать. Как у него складываются отношения с Сергеем?

— Женя – мой сын, родившийся от первого брака. Но они с мужем отлично ладят. Сейчас, когда сын повзрослел, я во время их разговоров порой даже чувствую себя лишней. Причем Женя давно называет Сергея отцом. Однако тот на парня не давит. Думаю, все свои жизненные выборы сын сделает сам.

— А у Сергея собственные дети есть?

— Не знаю (смеется). По крайней мере, мне о них ничего не известно.

СУХУМСКИЙ ТРАНЗИТ

Когда я однажды поинтересовался у Овчинникова, кто из тренеров оказал на его становление в футболе наибольшее влияние, он, не задумываясь, назвал имя Геннадия Гусарова. Неудивительно, ведь Сергей тренировался под его руководством в динамовской школе на протяжении шести лет.

— Вы хорошо запомнили Овчинникова-школьника? – вопрос Геннадию Александровичу.

— Группу, в которой тренировался Сережа, я принял в 82-м, когда ребятам было уже по двенадцать лет. До этого с ними работал Гавриил Качалин. На фотографии того времени Овчинников мне только по плечо, хотя сам-то я невысок ростом. Вообще Сергей не был похож на вратаря – маленький, упитанный мальчишка, немного даже медлительный. В той группе долгое время основным голкипером числился его конкурент – он оказался выше ростом и более прыгучим.

— И менять амплуа было уже поздно.

— Да, разумеется. Мальчишек лет восьми-девяти я еще ставил, к примеру, из защиты в ворота и наоборот. Но амплуа Сергея уже твердо было определено. И он очень хотел найти себя в футболе. Я постоянно ставил ему в пример великого Льва Яшина, который никогда не уставал шлифовать свое мастерство, даже добившись всеобщего признания. И судя по всему, мои слова были услышаны. Овчинников постоянно работал через «не могу», с поля его было не вытащить. Постепенно он и расти начал, в конце концов став выше своего рослого отца. И где-то лет в пятнадцать он оказался первым вратарем в своей команде.

— А какое сугубо человеческое, а не профессиональное качество, на ваш взгляд, помогло Сергею стать классным голкипером?

— Вратарь, находясь на «посту № 1», в значительной мере влияет на микроклимат в команде. Его поведение может сильно отразиться на настрое игроков, на их уверенности в себе. Так вот, Сергей всегда был общительным, дружелюбным парнем. И остальные ребята его очень уважали. Его ведь еще в школе Боссом прозвали.

— Сергей сильно жалел, что не заиграл в «Динамо» – клубе, в спортшколе которого он вырос?

— По этому поводу Сергей со мной не откровенничал. Но, по-моему, несмотря на все сложности, он довольно уверенно закрепился во взрослом футболе. После окончания школы его включили во вторую динамовскую команду, выступавшую в первенстве Союза. Ведь в основе клуба тогда было сразу три классных вратаря – Уваров, Харин и Сметанин. А тут как раз Олег Долматов отправился в Сухуми тренировать местное «Динамо». И пригласил туда Сергея. Там Овчинников сразу неплохо заиграл, а ведь уровень турнира союзной первой лиги был весьма высок. Там его взял на заметку Юрий Семин и вскоре пригласил в «Локомотив», где Сергей и раскрылся по-настоящему. Меня как динамовского тренера это отнюдь не задевало. Мне всегда было приятно, когда мои воспитанники находили себя в большом футболе, пусть даже в другом клубе. Хотя главный тренер «Динамо» Адамас Голодец в свое время очень сокрушался, что Овчинников покинул клуб до его прихода на этот пост и потому на Сергея уже нельзя рассчитывать. А тот уже действительно нашел себя тогда в «Локомотиве».

— Сергей Овчинников наверняка самый талантливый из ваших воспитанников?

— Скорее, он сумел выжать из себя максимум возможного. За счет колоссальной самоотдачи в работе, приобретенного профессионального опыта он стал одним из надежнейших наших вратарей. Но я как тренер не считаю, что Сергей безупречный голкипер.

— В чем он, по-вашему, уязвим?

— Думаю, игра на выходах — не самая сильная сторона Сергея. Помню, в спортшколе он часто терялся, когда соперники выскакивали к его воротам «один в один», — просто не знал, что делать. Сейчас-то, конечно, опыт его выручает. К тому же и защитники «Локомотива» не оставляют своего вратаря в одиночестве. Так что пропускает Сергей только в исключительных случаях – в основном когда кто-то из соперников вдруг успевает замкнуть прострел вдоль ворот или выскакивает на ударную позицию в районе вратарской. Забить же со средней или дальней дистанции ему крайне сложно, точнее, практически невозможно.

— Весной нынешнего года Сергей стал чемпионом Португалии, теперь он — обладатель российского золота в составе «Локомотива». Как считаете, каким может быть продолжение его карьеры?

— Здорово, что Сергей вернулся в Россию. На Пиренеях он в принципе не затерялся, но годы, проведенные там, на мой взгляд, не лучшая часть его футбольной биографии. Да, заработок в «Бенфике» и «Порту» наверняка неплохой, однако полностью реализоваться в Португалии Сергею не удалось. Зато вновь оказавшись в Москве, он помог своей команде осуществить давнюю мечту, а сам вновь стал вратарем сборной страны. И я уверен, Сергей может еще принести огромную пользу российскому футболу, ведь 32 года для вратаря – возраст отнюдь не критический. Тем более что тяжелых травм в прошлом ему удалось избежать.

ПОЛИГЛОТ В «РАМКЕ»

В разговоре с Ингой Овчинниковой мы, разумеется, не могли не коснуться пиренейской эпопеи семьи вратаря «Локомотива».

— Легионеру всегда трудно в чужой стране, а без знания местного языка, наверное, просто не выжить. Как вы осваивались в Португалии?

— Учить португальский Сергея никто не заставлял. Он сам считал это вполне естественным – общаться на языке страны, в которой играл. И он лучше всех из нас троих освоил португальский, хотя и Женя тоже говорит на нем неплохо. Мне же язык этот давался с трудом. Вообще Сергей не любит становиться зависимым, быть кому-то в тягость. А за границей для этого нужно, естественно, знать языки. И надо сказать, у него есть явная способность к их изучению. Он ведь, помимо португальского, и на испанском может объясниться, и на французском и английском.

— У вас остались в Португалии какие-то любимые места?

— Да, Сергей в этом плане консерватор. И отпуск мы постоянно проводим в одном месте – в Португалии на атлантическом побережье. У нас там есть дом, расположенный рядом с эвкалиптовой рощей.

— Как вы отнеслись к возвращению Сергея в «Локомотив»?

— Положительно. Дело в том, что я себя все-таки в Москве комфортнее чувствую, чем в Западной Европе. Да и Женя здесь в школе по точным дисциплинам подтянется – в Португалии их неважно преподавали. Хотя, конечно, главное для меня – семейный микроклимат. А он, по большому счету, не зависит от того, где ты живешь. Важно – с кем. И для меня главная задача – поддерживать в доме психологический уют. Потому что от всех больших бытовых хлопот меня Сергей освободил. Он всегда дом сам обустраивает.

— А к примеру, при выборе одежды вы даете советы мужу?

— Да, но довольно деликатно. А то ведь характер у него весьма жесткий: попросишь надеть куда-нибудь белый костюм, так он пойдет в черном. И наоборот. Но, в принципе, это не страшно – я считаю, Сергею любой стиль одежды идет.

— Мы довольно много говорим о вашей семейной жизни. Вас вопросы на эту тему совсем не раздражают?

— Ничуть. Я не вижу в них ничего предосудительного. Тем более если собеседник соблюдает корректность. Кстати, в России в этом плане общаться даже проще, чем на Западе. Здесь все-таки сугубо футбольные темы преобладают. Вот в Португалии, когда Сергей начал отращивать волосы, чуть ли не каждый день приходилось отвечать на вопросы о смене его имиджа.

— И как вы это объясняете?

— Я думаю, каждый человек порой что-то хочет поменять в себе. И здесь опять же многое зависит от семьи. Если чувствуешь, что близкие люди с пониманием относятся к твоим экспериментам, то, естественно, чувствуешь себя легко и свободно. Кроме того, до конца прошедшего чемпионата России Сергей вообще не стриг волосы, даже не подравнивал их. На фарт – теперь-то уж можно это не скрывать.

НАКАНУНЕ ЧЕМПИОНАТА МИРА УТЕШАЛ ЖЕНУ

— За ходом «золотого» матча вы наблюдали с трибуны?

— Да, конечно! На стадион стараюсь выбираться регулярно. Обычно я чувствую состояние Сергея во время игры, а на «золотом» матче это у меня не получалось, поскольку сама была комок нервов.

— Эмоции и у футболистов били через край даже после игры. А вы сдержали слезы радости?

— Нет, по-моему. Точно сказать не могу. То неповторимое ощущение осталось в прошлом, и полностью воспроизвести его вряд ли возможно.

— А какой была ваша с Сергеем реакция, когда был объявлен состав сборной России для участия в чемпионате мира, где вашего мужа не оказалось?

— Тяжелый был момент. Сергей-то, видимо, предполагал, что именно так все в любом случае и получится. Расстроился, конечно, но переживал все же меньше, чем я. Так что он меня даже утешал. Тогда, в мае, мы отправились по первому подвернувшемуся туру в Турцию – хотелось на несколько дней отрешиться от остального мира, сменить обстановку. Но в конце концов Сергей все же доказал, что достоин играть в сборной.

— На ваш взгляд, завершающийся сезон можно назвать пиком карьеры Сергея?

— Я считаю, что он все еще продолжает совершенствоваться в своей профессии. А если так, то у него наверняка будут новые победы.

КСТАТИ

Свой первый матч в составе «Локомотива» против родного клуба «Динамо» Сергей Овчинников провел в апреле 1991 года «на ноль». Встреча получилась чрезвычайно упорной, и железнодорожники тогда победили, забив единственный мяч.

В России общаться с журналистами даже проще, чем на Западе. Здесь все-таки сугубо футбольные темы преобладают. Вот в Португалии, когда Сергей начал отращивать волосы, чуть ли не каждый день приходилось отвечать на вопросы о смене его имиджа.

Инга ОВЧИННИКОВА, жена

МНЕНИЕ

Сергей сумел выжать из себя в футболе максимум возможного. За счет колоссальной самоотдачи в работе, приобретенного профессионального опыта он стал одним из надежнейших наших вратарей. Но я как тренер не считаю, что Сергей безупречный голкипер.

Геннадий ГУСАРОВ, тренер