Виталий Шевченко

ЛЮБИМАЯ СТРАНА Россия, Боливия, Украина, Израиль
ЛЮБИМЫЙ ГОРОД Москва
ЛЮБИМЫЙ ФИЛЬМ Гамлет
ЛЮБИМЫЙ АКТЕР Смоктуновский
ЛЮБИМЫЙ НАПИТОК Минеральная вода «Пирея» (до двух литров в день)
ЛЮБИМАЯ МАРКА АВТОМОБИЛЯ «Форд Таурус»
ЛЮБИМОЕ БЛЮДО Мясо-гриль
ХОББИ Театр

После ухода из московского «Торпедо» 15 июля этого года Виталий Шевченко 7 декабря официально стал главным тренером команды, которая последние два сезона являлась основным конкурентом черно-белых за место в зоне УЕФА. Спустя неделю после своего назначения наставник «Сатурна-REN TV» побывал в гостях у «Советского спорта» и ответил на вопросы читателей и журналистов газеты.

1-й TAЙМ
вопросы читателей

«САТУРН» ПОПОЛНЯТ 6–7 НОВИЧКОВ

– Алло. Беспокоит вас болельщик «Сатурна». Поздравляю с назначением! Каковы первые впечатления от команды?

– Пока их нет. Ведь я еще и команды-то не видел. Футболисты сейчас находятся в отпуске. 20-го числа, когда соберемся все вместе, будем знакомиться. Что же касается условий, то у подмосковного клуба прекрасный стадион. К сожалению, как и в «Торпедо», у команды нет своей учебно-тренировочной базы. Игроки живут в профилактории рядом с клубным стадионом и готовятся к играм на расположенном неподалеку тренировочном поле. Впрочем, уже в скором времени руководство «Сатурна» планирует построить загородную базу для команды.

– Алло, это Сергей из Жуковского. Определились ли вы с теми, кто пополнит команду в межсезонье и можете ли вы назвать их имена?

– Скажу сразу: никаких фамилий. Мы ведем переговоры с шестью-семью футболистами. Скажу лишь, что это игроки из России, ближнего и дальнего зарубежья. Думаю, они пополнят состав нашей команды.

– А как вы относитесь к кандидатуре Чижова на место вратаря сборной России?

– Кто должен играть в сборной, решает только ее главный тренер. Я же считаю, что Чижов – это очень хороший голкипер.

ХОЧУ КЕЧИНОВА

– Здравствуйте, с вами говорит Павел Николаев из Красноярского края. Кто из футболистов «Сатурна» выставлен на трансфер и какие конкретно позиции в команде вы хотели бы усилить?

– Тех, с кем клуб расстанется, вы уже знаете. Это Мелешин, Ляпкин, Помазун, Мовсесьян. Закончил играть Кураев. Что же касается усиления, то оно необходимо каждой линии нашей команды, так как среди игроков, выставленных на трансфер, есть и защитники, и нападающие.

– А Сосновского тоже не будет в будущем сезоне?

– Нет, он остался в команде.

– Алло. Это Иван Дмитриев из Раменского. Нас интересует вопрос: как вы относитесь к возвращению в команду Валерия Кечинова?

– У Кечинова имеется контракт с ярославским «Шинником». Буквально на прошлой неделе этот клуб окончательно рассчитался за него с «Сатурном». Так что в данный момент возвратить Кечинова в Подмосковье гораздо труднее. Это хороший футболист, и я был бы рад видеть его в своей команде. Получится ли его вернуть, пока не знаю.

– Какие перспективы в «Сатурне» у таких легионеров, как Принс Амоако и Джяукштас?

– Они в команде. Первый здорово отыграл концовку прошедшего чемпионата, второй неплохо начал сезон, а затем немного подсел. Думаю, оба этих футболиста продолжат играть. Будем работать с ними.

МЕНЯ НОСИЛИ НА РУКАХ

– Здравствуйте, это Сергей Зайцев из Москвы. Перед «Сатурном» поставлена задача на сезон – занять третье место. Не чувствуете ли вы, что над вами завис своего рода дамоклов меч, ведь многие тренеры погорели, безуспешно стараясь добиться высоких целей?

– Это обычная практика. И у нас, и на Западе. Перед каждым тренером стоит конкретная задача. Кстати, наша цель на следующий сезон – попасть в еврокубки. Для этого достаточно выиграть Кубок России. А ведь «Сатурн» уже в четвертьфинале. Я считаю, что наша команда поступательно движется вперед и уже была близка к тому, чтобы попасть в европейские кубки. Так что передо мной стоят вполне реальные задачи.

– И, тем не менее, испытываете ли вы в связи с этими задачами психологическое давление?

– Естественно. Это обычное явление в тренерской работе. В случае неудачи наставник принимает первый удар на себя. Надо быть к этому готовым. Как гласит старое футбольное правило, выигрывает команда, а проигрывает тренер.

– Кроме «Сатурна» были ли у вас еще варианты продолжения тренерской карьеры? К примеру, вернуться в Боливию, где вы когда-то работали?

– Из Южной Америки мне звонят регулярно. Мне удалось там себя хорошо проявить. «Боливар» под моим руководством стал чемпионом Боливии. При мне впервые в истории сборная этой страны, шесть игроков которой представляли «Боливар», сумела одолеть бразильцев. Прошло уже восемь лет, и когда я приезжаю в Боливию, то меня узнают на улице. Это очень приятно.

– А на руках носили?

– Да, когда мы стали чемпионами.

– А в «Сатурне» будут носить?

– Я очень надеюсь на это (улыбается).

ГЕРОЕМ КАЛМЫКИИ СТАТЬ НЕ УДАЛОСЬ

– Алло, беспокоит Игорь Кочетков из столицы. Помнится, перед руководимым вами «Ураланом» тоже ставилась задача попадания в зону УЕФА, однако выполнить ее не удалось в силу объективных причин. Тогда ваш голос утонул среди общей эйфории руководителей и болельщиков калмыцкого клуба. А потом пришли разочарование и отставка Шевченко.

– После дебютного сезона «Уралана» в высшей лиге российского первенства, когда нам удалось занять седьмое место, задача попадания в еврокубки не выглядела нереальной. Вспомните, тогда шестая команда по итогам чемпионата выступала в Кубке УЕФА. Оставалось сделать лишь один шаг. Увы, не получилось. У многих футболистов, от которых зависела игра коллектива, заканчивались контракты. И они покинули клуб. Можно было оставить в команде Смертина, Яшкина, Кормильцева. Однако этого не сделали.

– За победу над «Спартаком» два игрока «Уралана» получили звание героев Калмыкии. Как в команде отнеслись к такому вниманию со стороны руководителей республики? Вам медалей не досталось?

– Нет, не досталось. Что же касается тех ребят, которых отметили, то никакой зависти к ним их одноклубники не испытывали. Тогда у нас была дружная команда. Между прочим, награды вручались на собрании команды в официальной обстановке. Кстати, в зависимости от количества бриллиантов один орден героя Калмыкии стоил 38 000 долларов, другой – 34 000.

СЕМШОВ ОСТАНЕТСЯ В «ТОРПЕДО»

– Алло, вас беспокоит Дмитрий из Электростали. Прежде всего мне хотелось бы поблагодарить вас за все, что вы сделали для моего любимого «Торпедо». Возможно ли появление в «Сатурне» игроков из вашей бывшей команды?

– Такой вариант не исключен, если обе стороны договорятся между собой.

– Надеюсь, Семшова это никак не касается?

– Спите спокойно. У Семшова контракт, так что он останется в «Торпедо».

– Кстати, а вы помните, как в конце матча «Торпедо» и «Спартака» при счете 1:1 вы очень негативно восприняли действия Семшова, выбившего в голевой ситуации мяч в аут. Со временем ваша оценка его поступка не изменилась?

– Семшов в той ситуации или что-то не понял, или просто пропижонил. Ну попал в лицо защитнику мячом. Причем несильно. Ну и что? Забивай, а потом оказывай помощь сопернику. Тем более что за две секунды в состоянии Митрески кардинальных сдвигов не произошло бы. Семшов поступил непрофессионально. Если бы такая ситуация возникла в матче Россия – Бельгия, когда от исхода борьбы зависел выход сборной из подгруппы на ЧМ-2002, то поступок футболиста оценили бы по-другому. Я смотрел видеопленку, на которой видно, как Митрески после удара Семшова на миг приподнялся, наблюдая за тем, как наш полузащитник убегает с мячом, а потом снова упал. Получается, он его обманул.

– Уходя из «Торпедо», вы ссылались на психологическую и физическую усталость. За несколько месяцев вне футбола вам удалось отдохнуть?

– Да, конечно. Более того, я сильно соскучился по большой игре. Хочется работать.

2-й ТАЙМ.
вопросы журналистов

УСПЕХ «ТОРПЕДО» – И МОЯ ЗАСЛУГА

– Много говорилось о том, что вы покинули «Торпедо» из-за личного конфликта с руководством клуба…

– Нет. Существовали объективные причины, по которым я вынужден был уйти из команды. Во-первых, мы проиграли подряд пять матчей. Во-вторых, у меня и у руководителей команды были разные взгляды на поступательное развитие «Торпедо». После сезона-2001 из коллектива ушла целая группа ключевых футболистов: Березовский, Даев, Вязьмикин, Гашкин, Камольцев, Литвинов, Шкапенко. Я не понимал, почему такие мастера покинули «Торпедо», а клуб не предпринял конкретные шаги для того, чтобы их удержать. Имелись у меня разногласия с руководством и по некоторым стратегическим вопросам. Ведь для того, чтобы попасть в элиту российского футбола, необходимы некоторые обязательные условия. Это опять-таки к вопросу о спортивной базе.

По сути, в этом году команда создавалась заново. И игрокам требовалось время для того, чтобы притереться друг к другу. Тем не менее я оставил своему преемнику хороший коллектив, он не был в разобранном состоянии.

Петренко, оказавшись в непростой ситуации, сумел хорошо сработать. В то же время я считаю, что успешное в целом выступление «Торпедо» в этом сезоне – это и моя заслуга.

– Петренко не обращался к вам за советами?

– А смысл? Он более трех лет находился в «Торпедо», прекрасно знал команду, видел тренировочный процесс.

– После своей отставки в «Торпедо» чем занимались?

– Смотрел футбол. Читал специальную литературу. Был в Италии, Испании, посещал матчи регулярных чемпионатов этих стран. Отдыхал в Турции.

ТРЕНЕРСКИЙ КАВАРДАК

– За что вы любите футбол?

– За его многогранность и непредсказуемость. Как и в любой другой спортивной игре, многое в футболе зависит от удачи, случая. Ведь не всегда побеждает сильнейший. Тем не менее каждый тренер, и я в том числе, старается максимально снизить процент случайности. Но разве предусмотришь все! Когда, условно говоря, твоя команда атакует, 10 раз попадает в штангу, а затем пропускает гол после контратаки. Это футбол…

– …в котором главное – это результат?

– Разумеется. На его достижение нацелены все тренеры. При этом надо постараться сделать так, чтобы результат этот был достигнут в красивой и зрелищной игре.

– Многие руководители российских клубов, требуя сиюминутных успехов от своих коллективов, забывают, что команда не создается за один год, и не заботятся о перспективах…

– Да, иногда кое-кому не хватает терпения. Это и приводит к тренерской чехарде. Посмотрите, сколько наставников за последнее время сменилось в «Анжи», «Соколе», «Зените». Бывает, многое нужно исправлять в структуре клуба, а убирают тренера, он объявляется главной причиной неудач. Я работал в Израиле, так там такой же кавардак: за сезон меняются 8–10 наставников. Лично я считаю, что нужно дать человеку поработать, проявить себя и уже потом с него спрашивать.

СТРЕСС СНИМАЮ ТЕАТРОМ

– Верите ли вы в судьбу или убеждены в том, что человек – творец своего счастья?

– Футболисты – люди суеверные, многие среди них верят в Бога. Я тоже считаю, что есть нечто, влияющее на человеческую судьбу.

– Это нечто – рок, бог или что-то другое?

Я был бы, наверное, философом, а не тренером, если бы ответил на этот вопрос определенно. У многих команд есть свои церкви, иконы. Футболисты и тренеры верят в сверхъестественное.

В католической Боливии, например, практиковались мессы перед важными международными матчами, на которые приходили не только футболисты, но и руководители команды. Сами игроки регулярно посещали храмы. Причем не как у нас в России – всей командой, а каждый индивидуально. В Южной Америке сам футбол является религией. Представьте себе, в каждой крупной газете Боливии ежедневно выходит спортивное приложение объемом в десятки страниц. По трем-четырем каналам демонстрируются тренировки ведущих клубов страны. Вот такое внимание.

– Работа тренера связана с большими психологическими нагрузками. Как снимаете стресс?

– По-разному. Я нормальный человек, люблю посидеть с друзьями, могу выпить. Стараюсь немного отвлечься от футбола. Люблю театр. Я часто раньше посещал «Маяковку», близко знаком с Гундаревой, Фатюшиным, Ромашиным.

– Долго переживаете поражения?

– Смотря какое поражение. Обычно посплю ночь и уже готов к работе. Иногда рана может ныть долго. Особого рецепта от стресса у меня нет.

– Правда, что вам предлагали возглавить сборную Боливии и знаменитый клуб «Бока Хуниорс»?

– Было дело. После моей успешной работы в Боливии мне звонили из Южной Америки. Там до сих пор ценят плоды моей работы. Помнится, игравший у меня Эчеверрия занял второе место в опросе на звание лучшего футболиста Южной Америки, уступив лишь знаменитому Вальдерраме из Колумбии.

Я БЫ ВЗЯЛ СЕБЯ В СВОЮ КОМАНДУ

– Будучи игроком, вы покинули «Нефтчи» и перебрались в киевское «Динамо». Тогда этот переход носил скандальный характер…

– Да, шуму было много. Я считался лидером бакинской команды, по итогам сезона попал в число 33 лучших под первым номером на своей позиции. Но мне хотелось поиграть в команде более высокого уровня, и я поехал в Киев. В Баку этот мой шаг восприняли неоднозначно. К сожалению, в Киеве я сразу получил серьезную травму, которая едва не поставила крест на моей футбольной карьере. С 1972 по 1975 год я лечился. Когда вернулся в спорт, попасть в основу «Динамо» было весьма сложно. Выдержать конкуренцию в нападении со стороны Блохина, Онищенко мог далеко не каждый.

– Интересно, в команде Шевченко-тренера нашлось бы место для Виталия Шевченко-футболиста?

– Думаю, да (улыбается). Я обладал неплохой индивидуальной техникой, мог обыграть двух-трех соперников. Однако считаю, что моя футбольная карьера не сложилась. Не было б травмы, поиграл бы еще лет восемь. Что ж, зато на свою тренерскую долю пока не жалуюсь.

– У футбольных болельщиков фамилия Шевченко ассоциируется прежде всего с украинцем Андреем Шевченко. Не обидно?

– В Израиле меня даже спрашивали, не сын ли он мне. Что же касается обид, то скажу сразу, что я не завистлив и рад за Андрея. Он отличный футболист. Зато приятно видеть свою фамилию на страницах газет, журналов и слышать по телевидению (улыбается). Кстати, я лично знаком с Андреем. Он хороший и простой в общении парень. Но тему нашей фамилии мы с ним не обсуждали.

– Какой момент в вашей жизни стал поворотным, определяющим?

– Наверное, те два года без футбола после полученного в 1972-м повреждения. Даже думал завязать с любимой игрой. Тогда на меня сразу обрушились травма, аппендицит, тромбоз. Слава богу, нашлись силы перебороть себя, восстать из ничего. В трех или четырех наших лучших клиниках врачи меня убеждали, что придется забыть о футболе. Твердили о непроходимости крови в какой-то вене. Однако я вернулся в большой спорт и играл еще с десяток лет.

НАША СПРАВКА

ШЕВЧЕНКО Виталий Викторович.

Родился 2 октября 1951 г. Воспитанник ФШ «Нефтчи» (Баку). Играл в командах «Нефтчи» (Баку) – 1968–1971 гг., «Динамо» (Киев) – 1972–1975 гг., «Черноморец» (Одесса) – 1975–1981 гг., «Локомотив» Москва – 1982–1983 гг. 254 матча, 56 голов в чемпионатах СССР (1968–1981). Играл в юношеских, молодежной, олимпийской сборных СССР. За первую сборную СССР (1970–1972) провел 14 игр, забил 4 мяча. Работал начальником команды «Локомотив» (Москва) – 1986–1991 гг., главным тренером команд «Боливар» (Ла-Пас, Боливия) – 1992–1994 гг., «Хапоэль» (Беэр-Шева, Израиль) – 1994–1996 гг. (с перерывом), «Ирони» (Ришон-ле-Цион, Израиль) – 1995 г., «Уралмаш» – 1996 г., «Газовик-Газпром» – 1997 г., «Уралан» (Элиста) – 1998 г., «Торпедо» (Москва) – 1999–2002 гг. Высшие тренерские достижения – бронзовый призер чемпионата России (2000), чемпион (1992) и второй призер Боливии (1993), третий призер чемпионата Израиля (1995).