ПАС ВРАЗРЕЗ

За три месяца, с августа по октябрь, Газзаев успел выдвинуть сильнейшие аргументы, чтобы и впредь совмещать должности в ЦСКА и в сборной.

Чуть ли не каждым своим решением в сборной Газзаев создавал себе ореол тренера, свободного от клубной, вкусовой, идейной зашоренности. Назначил капитаном Титова. Вернул в состав Онопко. Предпочел Овчинникова Нигматуллину. В игре с Ирландией быстро убрал с поля Гусева, самую яркую в то время цеэсковскую звезду. Выдвинул на важные роли Алдонина и Каряку — при том, что оба в ЦСКА пока как будто не переходят. Наконец, спад в результатах армейского клуба никак не отразился на выступлениях сборной, хотя совпал с началом ее отборочной кампании. Ну кто теперь вправе указать Газзаеву, что совмещение постов чревато осложнениями?

И вообще, имеет ли РФС моральное и профессиональное право что-либо диктовать в этом вопросе, доведенном до анекдота, что называется, исторически? Опустим за сроком давности многие смутные подходы советских времен. Но один сюжет вспомним забавы ради. Был момент, Лобановский годился для сборной только «освобожденным». Потом был забракован навсегда в любом статусе. А в последние советские годы его уже приветствовали при любых условиях, лишь бы согласился.

В суверенной России РФС сразу поставил вопрос ребром: чтобы, значит, никакого совмещения, сделаем, как положено, как у нормальных буржуев. «Есть!» — взял под козырек простодушный Павел Садырин. И испортил себе карьеру, да и здоровье. Попал в эпицентр скандала, по сути, касавшегося не главного тренера сборной, а как раз чиновников. А после чемпионата мира-94 потерял возможность вернуться на заранее подготовленную позицию в том же ЦСКА. Кому охота связываться с человеком, пусть и заслуженным, но за которым тянется шлейф скандала? Одним словом, попытка поставить работу в сборной, «как у людей», закончилась ссылкой бывшего главного тренера в футбольное захолустье и возобновлением бардака «по-советски».

Никто из занятых в клубах тренеров историю с Садыриным не забудет, во всяком случае, при нынешнем руководстве РФС. Никто из них не сунет без страховки голову в ту же петлю. Если Газзаеву напомнят: «Ну вы же обещали из ЦСКА уйти», — он убедительно ответит: «Да вот попробовал совместить, и хорошо ведь получается!» — и будет прав перед историей. А с точки зрения актуальности, по-футбольному это называется «заиграно».

С трудом вообразишь себе среди нынешних отечественных режиссеров игры сугубого аналитика, подобного английскому шведу Эрикссону. Тот смотрит себе матчи и смотрит, размышляет себе и размышляет и вполне в своей тарелке. Это не наш человек. Наш тренер трудится сердцем, эмоцией, для него погонять с утречка игроков, что зарядку сделать. Наш энергией тренировки и игры питается.

Впрочем, кто-то, быть может, по случаю задания государственной важности (вести сборную страны и есть такое задание) готов перестроить даже свою натуру. Но это риск, в том числе и для здоровья. А у риска, как у всего, существует своя цена. Главный тренер национальной сборной должен, как президент страны, получать такие деньги, чтобы потом забыть об их существовании. Ведь о нем судачат не меньше, чем о президенте, — он для всех мишень. И пока у нас назначают такие платежи, какие были положены в сборной Олегу Романцеву, мы так и будем ходить в тумане по кругу.