СВЕТСКАЯ ЖИЗНЬ

Бедный Байрон Морено! Как он лез из кожи вон, добывая победу «Лиге де Кито» в важном матче чемпионата Эквадора с гуаякильской «Барселоной», стараясь набрать себе таким образом электорат на предстоящих муниципальных выборах в Кито! Скандальное судейство этого поединка (вкупе с тем, что он натворил на чемпионате мира) стало причиной вынужденного прекращения его судейской карьеры. ФИФА пожизненно дисквалифицировала арбитра.

ВЫГНАЛИ ИЗ ПОЛИТИКИ И СОЖГЛИ

Морено готов был принести в жертву свою карьеру судьи — неблагодарный труд со свистком в зубах, очевидно, менее привлекателен по сравнению с проникновением во властные структуры, которое он, наверное, уже предвкушал. Не тут-то было! Все старания Байрона оказались напрасными: за него отдали голоса всего 25 905 избирателей. С таким показателем он занял лишь 21-е место, тогда как для успешного исхода необходимо было попасть в число первых пятнадцати.

Морено баллотировался от консервативной партии, возглавляемой мультимиллионером Альваро Новоа, который в отличие от своего товарища пережил собственный триумф, одержав победу на ноябрьских президентских выборах.

Итак, политика из «убийцы» сборной Италии и «Барселоны» не получилось. Может быть, теперь он снова будет проситься в судейство. Хотя с такой дурной славой, какую он себе нажил, остается только затаиться и лечь на дно.

НЕ ГОВОРИ ГОП…

Минувшим летом в ответ на остракизм, которому его подвергли в Италии, Морено воскликнул, что ноги его никогда не будет в этой стране. Однако со своим заявлением он явно поторопился. И полгода не прошло, как он проявил живейший интерес к униженной им державе.

Выяснилось это довольно неожиданно в середине ноября. Его «вычислила» одна из фирм, специализирующихся на торговле недвижимостью в Тоскане, северной провинции Италии. Ее работники сделали достоянием гласности тот факт, что эквадорец по имени Байрон Морено, кликнув на электронную страничку фирмы, остановил свой выбор на небольшом, но очень уютном деревенском домике, находящемся в живописном окружении зелени и холмов, купающемся в солнце и представляющем собой райское место для тех, кто хочет побыть в одиночестве.

Предпочесть для отпуска страну, где ты враг номер один и где любой встречный, опознав тебя, может наговорить тебе много всего нелицеприятного, — это, пожалуй, из области мазохизма.

МАСКИРОВКА НЕ ПОМОГЛА

Пока свои каникулярные планы скандальный рефери не осуществил. Но в Италию на днях все же слетал. Для этого у него возник другой повод — приглашение на пилотный выпуск телепередачи Stupido Hotel («Дурацкий отель»). Повод, как явствует уже из названия, не менее мазохистский. Морено, возможно, не смог устоять перед соблазном посетить страну своего тайного обожания на халяву, да еще и получить гонорар.

Ему было предложено во время передачи взглянуть на итальянскую трагедию на Дальнем Востоке глазами самих итальянцев. Выступая перед публикой, Байрон сказал, что не прочь был бы подискутировать с Джованни Трапаттони на предмет причин раннего вылета его команды. «Я бы спросил у синьора Трапаттони, почему его парни забили всего один мяч за 90 минут? Почему он увел с поля Дель Пьеро? Почему заставил Монтеллу и Индзаги просиживать на лавке?»

В телеэфире Морено храбрился. А вот в римском аэропорту Фьюмичино, где он ожидал вылета на родину, вся его храбрость куда-то вдруг подевалась. Нацепив противосолнечные очки и надвинув на лоб бейсбольную кепку, Байрон трясся в своем кресле, моля только о том, чтобы рейс на Кито не отложили и чтобы его не опознал никто из окружающих.

Ан нет, опознали. Сделал это не кто иной, как почетный президент клуба «Пиза» Гюнтер IV. Не удивляйтесь такому имени: Гюнтер — немецкий священник, но сан не мешает ему владеть миллионным состоянием, страстно болеть за итальянский футбол и патронировать эту самую «Пизу».

Надо сказать, Гюнтер IV был так ошарашен, присмотревшись к соседу по залу ожидания, что мигом забыл про свою априори высокую духовность. Автоматная очередь проклятий так и посыпалась из уст одного «человека в черном» на голову другого. Пастырь духовный не стеснялся в выражениях, поливая ругательствами пастыря футбольного. Чем привлек к нему внимание других пассажиров, которые присоединились к «беседе». Останется ли после всего пережитого в аэропорту Фьюмичино у Морено желание отдохнуть в Италии? Все зависит, очевидно, от того, насколько сильно в нем мазохистское начало…

На «разборе полетов», устроенном эквадорской федерацией после матча с «Барселоной», Морено показал, что для политики уже вполне созрел. В смысле — поднаторел в демагогии: «Я действовал в полном соответствии с регламентом. Игроки «Барселоны» во втором тайме были озабочены затяжкой времени, и я предупреждал их, что если они продолжат в том же духе, я потерянные минуты все равно компенсирую».

Эти слова, безусловно, не лишены резона. Но это только слова, не более. Ведь осуждали Морено не за то, что он много добавил, а за то, что добавил гораздо больше им же объявленного. В своем протоколе он скромно пометил два последних гола «Лиги» 89-й и 90-й минутами, тогда как фактически они были забиты на 99-й и 103-й.

ЛЮБОПЫТНО

В Эквадоре принято под Новый год изготовлять чучела самых ненавистных людей и бросать их в огонь. Обычно это бывают муляжи политиков. На сей раз в специальных магазинах, где продают подобные изображения, особой популярностью пользовалось чучело Байрона Морено — таково было требование народа.