Ярошик скоро заговорит по-русски - Советский спорт
Футбол14 января 2003 00:00Автор: Рауш Владимир

Ярошик скоро заговорит по-русски

null

ПЕРСОНА

Брать интервью у новобранца ЦСКА Иржи Ярошика – сущее мучение. Нет, парень он коммуникабельный и журналистам в общении не отказывает. Но вот дозвониться до него просто невозможно. То чешский полузащитник на обеде, то на массаже, то спешит на тренировку. И все же корреспондентам «Советского спорта» удалось добраться до неуловимого игрока, на прошлой неделе заключившего рекордный по трансферной сумме контракт с ЦСКА.

В КАЧЕСТВЕ ПОДГОТОВКИ – ЛЫЖИ И ШАХМАТЫ

— Иржи, начнем по порядку. Известно, что вы родились в спортивной семье. Сомнений в том, чем предстоит заниматься в жизни, выходит, не было?

— Да, это так. Мой отец – футбольный тренер. Естественно, он приучал меня и моего брата к мячу с младых лет. Недалеко от нашего дома в городе Усти-над-Лабем была футбольная площадка, там мы и пропадали с утра до вечера. Гонять мяч мне страшно нравилось, хотя я и предположить не мог, что это занятие станет главным в моей жизни. Кстати, брат тоже футболист, но его карьера не сложилась – сейчас он играет в любительских турнирах.

— Другими видами спорта вы занимались?

— Немного баскетболом и легкой атлетикой. Позже, когда я уже выступал в «Словане» из Либереца, игроков заставляли бегать на лыжах — зимой, в перерыве между первым и вторым кругом чемпионата Чехии. Это даже было элементом физподготовки. Некоторые ребята страшно мучались на лыжне, а я освоил такой способ передвижения очень быстро. Кроме того, в «Спарте» тренер Иван Гашек приучил нас играть в шахматы. Он говорил, что эта игра развивает мышление.

— Все чешские мальчишки делятся на поклонников двух самых известных местных клубов – «Спарты» и «Славии». Судя по вашей карьере, вы относились к первой категории?

— Не сказал бы. Куда с большим вниманием я следил за выступлением команд из нашего региона. Когда меня, мальчишку, пригласили в клуб «Теплице», я был без ума от счастья. Потом был «Слован». А «Спарта»? Как ни крути, это лучший клуб за всю историю чешского футбола. Выступать в нем, думаю, не отказался бы ни один игрок.

— Тем не менее последним чемпионом Чехии стал именно либерецкий «Слован». Никогда не жалели, что не остались в этой команде?

— Нет. Хотя кто знает, как бы сложилась моя карьера, если бы я продолжил выступать на севере Чехии. Что касается «Слована», большая заслуга в его нынешних успехах принадлежит Властимилу Петржеле, который недавно возглавил петербургский «Зенит». Я уже предвкушаю нашу встречу на российской земле.

ПОСТРАДАЛА КОРЗИНА С БЕЛЬЕМ

— Помимо чисто футбольных талантов, специалисты отмечают и ваши лидерские качества. Вы задавали тон во всех командах?

— Хвалить себя как-то неудобно. Скажу так: я никогда не люблю проигрывать.

— Говорят, в случае необходимости вы и голос в раздевалке повысить можете?

— Вообще-то я достаточно спокойный человек. Разозлить меня может лишь нежелание партнеров полностью отдаться игре. Помню, один раз в «Спарте» так взбесился из-за этого, что со всего размаху ударил ногой по корзине с бельем, стоявшей в раздевалке. Потом, кстати, пришлось извиняться.

— В ЦСКА тоже будете воздействовать на партнеров таким образом?

— Уверен, что в этом клубе дополнительная мотивация с моей стороны не потребуется (смеется).

— Кому из тренеров вы больше всего обязаны своими успехами в спорте?

— Ох… Их было так много, боюсь кого-нибудь забыть. Я очень признателен Ивану Гашеку, о котором уже говорил выше. Он много дал нам в тактическом плане, научил не бояться соперников даже с самыми звучными именами. Полезным получилось сотрудничество и с Ярославом Гржебиком, который руководил «Спартой» год назад. В ту пору мы одержали громкие победы над «Спартаком» и «Фейеноордом», на равных сыграли с «Реалом». Пожалуй, как раз под руководством Гржебика прошел самый удачный период в моей карьере.

— Но ведь именно Гржебик перевел вас на позицию полузащитника оборонительного плана, которая вам так не нравится?

— Это ничего не меняет. Просто зимой прошлого года «Спарту» покинул Мартин Гашек, игравший на этом месте, и мне пришлось заменить его.

— Тем не менее даже на этой позиции вы умудрялись немало забивать, особенно со штрафных. Уделяете этому элементу особое внимание?

— После каждой тренировки я остаюсь на поле, чтобы исполнить 30—40 «стандартов». Самое главное в этом деле – уверенность в себе и поставленный удар. Не боюсь пробить по воротам и с двадцати, и с тридцати метров. С такой дистанции вполне можно забить.

МАМА РОССИИ УЖЕ НЕ БОИТСЯ

— За последний год поступательное движение вашей футбольной карьеры как будто немного замедлилось. Вы согласны с этим?

— Тому есть несколько причин. За это время в «Спарте» сменилось аж четыре (!) тренера. Каждый проповедовал свою тактику, предъявлял свои требования, приспособиться к которым было непросто. А когда не идет игра у команды, проявить себя отдельно взятому футболисту очень сложно.

— Решение покинуть клуб созрело давно?

— Все шло к этому. В конце концов, в пражском клубе я уже шесть лет — пора было сменить обстановку.

— Помнится, о вашем возможном переезде в Россию заговорили еще в 1999 году, когда жребий свел «Спарту» и «Спартак» в одной группе Лиги чемпионов.

— Что-то смутно вспоминаю… Тогда все это было несерьезно, ведь я бредил английским футболом и мечтал продолжить свою карьеру на Британских островах. Впрочем, и сейчас мне ближе было предложение «Лидса»… Но что об этом говорить: теперь я игрок ЦСКА и сделаю все для успеха моей новой команды.

— В своем первом интервью нашей газете вы сказали, что ваша мама была категорически против этого перехода.

— Это правда, но я не хотел бы лишний раз обсуждать эту тему. Средства массовой информации и так слишком раздули ее. В конце концов, это была нормальная реакция обычной матери, которая боится за сына, уезжающего в далекую и неведомую страну. Побывав в Москве, я рассказал ей об увиденном, и она успокоилась.

БЕЗ ЖИЛЕТА — НИКУДА

— Как вас приняли в армейском клубе?

— Пожаловаться не могу. В четверг я появился в Железноводске, где команда находится на сборах, как раз к обеду. Обошел все столы, за которыми сидели мои новые партнеры, каждому пожал руку. Затем, перед тренировкой, Валерий Газзаев представил меня команде и пожелал успеха. Ребята вежливо похлопали и отправились на кросс.

— Предсезонная подготовка в России и Чехии чем-то отличается?

— Главный принцип везде один – первый сбор посвящен физической подготовке. У нас в Железноводске даже футбольных бутс с собой нет — тренировочный план предусматривает работу с мячом только на разминке. Поначалу я думал, что уж на следующем-то сборе в Израиле отведу душу как следует. Но нет, говорят, и там мы будем в основном повышать физические кондиции.

— Тренировки у Газзаева тяжелые?

— Не особенно. Первая представляет собой интервальный бег на двухкилометровом круге. Небольшая деталь – на каждом из футболистов при этом надет специальный жилет весом в три килограмма. Без него выходить на дистанцию нельзя. Второе занятие начинается в три часа пополудни и, наконец, последнее – вечером.

— Железноводск пользуется славой мирового курорта. Вы уже были на минеральных источниках?

— А как же. Каждый день автобусом нас отвозят к одному из таких ключей. Струя бьет из глубины в двести метров, говорят, эта вода очень полезна для организма. Кроме того, между тренировками мы дышим в специальный аппарат, который укрепляет дыхательные пути.

— Что вас больше всего удивило в ЦСКА?

— Питание. Признаться, я был поражен, когда увидел, сколько тарелок стоит перед игроками в столовой. Легкая закуска, салат, первое блюдо, второе, десерт – всего не меньше пяти или шести блюд. При этом все съедается почти без остатка. У нас в Чехии больше распространены шведские столы, причем футболисты обычно едят немного и быстро расходятся по номерам.

— Русский язык потихоньку осваиваете?

— Понимаю почти все. А вот сам общаюсь пока с трудом – освоил лишь некоторые слова вроде «здравствуй», «пока», «приятного аппетита». Правда, с Сашей Гейнрихом из Узбекистана, с которым мы живем в одном номере (он находится в команде на просмотре. – Прим. ред.), мы постоянно упражняемся в русском. Думаю, заговорю я совсем скоро.

КСТАТИ

Со своей подругой, фотомоделью Вероникой, Иржи Ярошик познакомился на одной из вечеринок. Помог ему в этом бывший партнер по «Спарте» Томаш Росицки. Полузащитник, выступающий нынче в дортмундской «Боруссии», сам встречается с девушкой, занятой в модельном бизнесе. Составить протекцию своему приятелю ему не составило никакого труда.